О библиотеке : Тематический каталог : Именной каталог : Хронология : Церковь : Форум


Библиотека "СЛАВЯНСКОЕ ЛЮТЕРАНСТВО"


О библиотеке

Тематический каталог

Именной каталог

Хронология

Церковь

Форум

Пишите нам:
info@skatarina.ru

Рейтинг@Mail.ru



Джон Р. Стивенсон

ЭСХАТОЛОГИЯ

10. Завершение Евангелия
в Небесной жизни блаженных

Не видел того глаз, не слышало ухо,
и не приходило то на сердце человеку,
что приготовил Бог любящим Его.
1 Кор. 2:9

Ибо слава Божия — живой человек;
а жизнь человека — блаженное лицезрение Бога.

Ириней, Adversus haereses

 Но когда они встретят Бога лицом к лицу, тогда они, силой обитающего
в них Духа Божьего, будут исполнять волю Бога [Отца Небесного] радостно,
добровольно, непринужденно, безо всякой помехи, в чистоте и совершенстве —
и будут радоваться этому вечно.

Формула Согласия.Детальное изложение. VI, 25
(Книга Согласия. С. 708)

Упокоившийся в оправдании и стремящийся проводить освященную жизнь все более сообразуясь с Иисусом, христианский народ, пребывающий в этом мире, можно уподобить благоухающему цветению Виноградной Лозы, которая есть Сам Христос. Первосвященническое деяние нашего Господа исполнится совершенно, а эсхатология реализуется до конца в тот момент, когда это цветение принесет спелый плод при наступлении парусии. Аналогия с цветком, превращающимся в плод, помогает нам в понимании прославления святых, если мы не забываем о том, что исполнение Евангелия в небесной жизни блаженных является не естественным, а сверхъестественным процессом. Неодолимое, непостижимое чудо сопровождает святое Евангелие на всех этапах его осуществления. Тогда как естествознание помогает понять развитие естественного организма, взаимосвязь между Богом и Его народом открыто только духовно просвещенным (1 Кор. 2:14). Упование христиан бесконечно превосходит стремления этого мира, такие как достижение до сих пор невиданной меры политической стабильности или экономического процветания или материального благополучия. Потребительское мышление нашего века не способно постичь сущность Небес, ибо Всемогущий Бог обещал щедро даровать не просто вещи, а прежде всего Самого Себя людям, сотворенным и воссозданным по Его образу.

Сказанное в 1 Кор. 2:8 связано с Божиим намерением сокрыть восстановленный рай от смертных глаз и ушей (2 Кор. 12:4) и помогает избежать рассмотрения темы Небес в самой продолжительной главе книги по эсхатологии. Великолепие грядущего мира затмит всякую основанную на Писании истину, высказанную нами о грядущей жизни. Не поддающееся никакому описанию совершенное небесное состояние человека сокрыто в величии Самого Бога. Подобно тому как Всемогущего Бога невозможно свести к видимым проявлениям, так и небесное блаженство нельзя точно представить в общедоступной форме. И все же искренний верующий уже получает представление о Небесах через взаимоотношения со своим Господом и восприятие Божией и человеческой любви в церковной общине. Обитающее в сердце Небес деяние самооткровения Божия является не только грядущим событием, оно уже начало претворяться на опыте здесь, на земле, в духовном единении любви Тела Христова и Его членов, а также в единении самих этих членов. Небеса приносят как возобновление, так и невыразимое совершенство бытия во Христе, и это принадлежит каждому члену царственного священства. Поскольку вера уповает на Христа в настоящем, доктор Лютер учил, что верующий уже воистину пребывает на Небесах:

«Что же происходит, когда Христос входит в мое сердце? Случается ли так, что Христос, как воображают фанатики, спускается по лестнице и взбирается по ней обратно? Христос продолжает восседать одесную Отца, а также в твоем сердце, единый Христос, наполняющий небо и землю. Я проповедую, что Он восседает одесную Бога и властвует над всем творением, грехом, смертью, жизнью, миром, бесами и ангелами; если ты в это веришь, ты уже имеешь Его в своем сердце. Потому твое сердце пребывает на Небесах — не в видении или во сне, но воистину. Ибо где Он, там также и ты»1.

Как христиане-миряне, так и догматики обыкновенно связывают окончательное состояние блаженных с «Небесами», хотя Святое Писание не дает определенного основания для такого представления. Фактически, слово/у священных писателей употребляется весьма неоднозначно. «Небеса» представляют собою название, данное Богом пространственной сфере, содержащей небо и звезды (Быт. 1:8; ср.: Быт. 14:9; 15:5; 3 Цар. 8:12; Иов. 9:8; Пс. 8:4; 18:2; 88:12). Этим небесам суждено прейти при завершении истории (Матф. 24:35 и параллельные места). В то же время, сообщение в словах обращения молитвы «Отче Наш» о том, что Небеса — это место обитания Бога, засвидетельствовано в Ветхом Завете (Втор. 26:15; 3 Цар. 8:30; 2 Пар. 7:14). Но все же Бог и прославленная священная человеческая природа Христа бесконечно превосходят Свою небесную обитель (3 Цар. 8:27; Ефес. 4:10). Будучи местопребыванием престола Божия (Пс. 10:4; Ис. 66:1), Небеса являются сферой Его совершенного владычества, которое приблизилось в Личности и откровении земного Иисуса. Присущее Св. Матфею предпочтение «Царствия Небесного» «Царствию Божию» может, таким образом, быть более чем просто склонностью к благоговейному перифразу. Божие обращение к человеку (Втор. 4:36; Евр. 12:25) исходит с Небес. Иисус есть «второй Человек с неба» (1 Кор. 15:47), откуда Он ожидается при Своем славном возвращении (Деян. 3:21; Филип. 3:20; 1 Фес. 1:10; 4:16). Наиболее примечательным является тот факт, что Небеса отверзлись при Крещении нашего Господа (Матф. 3:16 и параллельные места; ср.: Иоан. 1:51). Небеса как место обитания и престол Божий являются прекрасным жилищем святых Ангелов (3 Цар. 22:19; Матф. 18:10; 22:30 и параллельные места; 24:36 и параллельные места; Лук. 1:19; 2:13, 15), при том что присутствие падших ангелов  в «поднебесье» (ejn toi'" ejpouranivoi"), вероятнее всего, следует понимать как их пребывание на тверди небесной (Ефес. 3:10; 6:12; но ср.: Лук. 10:18 и Откр. 12:7).

Ряд фрагментов из Нового Завета проясняет многозначность церковного языка «Небес», представляя их как окончательное место назначения блаженных. Наш Господь объявляет гонимых блаженными по причине великой награды, ожидающей их «на небесах» (Матф. 5:12), и Он призывает Своих учеников собирать сокровища «на небе» (Матф. 6:20). Главная причина радости христиан состоит не в том, что им позволено совершать великие дела, но в том, что их имена «написаны на небесах» (Лук. 10:20). Св. Павел говорит о стремлении христиан облечься в «небесное жилище» (2 Кор. 5:2), настаивает на том, что наше жительство — «на небесах» (Филип. 3:20), и напоминает Церкви о надежде, уготованной ей «на небесах» (Кол. 1:5). Согласно Св. Петру, нетленное, чистое и неувядаемое наследство христиан хранится для них «на небесах» (1 Пет. 1:4). Хотя в Писании окончательное состояние народа Божия никогда прямо не называется «небесами», тот факт, что Небеса являются престолом и местом обитания Бога, где Его Ангелы поклоняются Ему, и где пребывает полнота спасения, делает это слово надлежащим и удобным выражением дарованного святым полного блаженства в Боге и Его Царстве2. Следовательно, слово «небеса» в церковном употреблении обозначает непосредственное обитание Бога среди людей (Откр. 21:3). Этот освященный церковью термин соответствует библейскому содержанию.

Адольф фон Гарнак возомнил, будто он привел в замешательство ортодоксов своего времени, дразня тем что христиане сосредоточены на поклонении Личности Христа, тогда как Сам наш Господь концентрировал Свое внимание на Отце и провозглашал Его3. Стремясь поскорее избавиться от учения о Троице, Гарнак упустил из виду уникальность взаимоотношений Иисуса с Отцом (Матф. 11:27 и параллельные места), что, пожалуй, является первостепенным фактом христологии Нового Завета, и не захотел обращать внимания на то, что Иисус повелевает нам придти именно к Нему, дабы Он, в свою очередь, имел возможность привести нас к Отцу, ибо сделать это может только Он. Будучи членами, присоединенными к духовному Телу Христову, мы должны очищаться от грехов и уподобляться Христу, дабы в Нем, через Него и с Ним мы имели возможность созерцать лик Его Отца. Нет никакого противоречия между существующей сосредоточенностью Церкви на Христе и ее грядущей устремленностью вместе с Ним к Отцу.

Таким образом, определение Небес вполне законно имеет сильный христологический акцент4. Новый Завет неустанно показывает грядущее прославление святых как их полное уподобление своему Господу, Который разделяет с ними все, чем Он является и что имеет. Уподобление Сыну — есть цель предызбрания и оправдания (Рим. 8:29). Принятые в Сыновство Иисуса суть сонаследники Ему (Рим. 8:17). Участие в полноте Царства Божия, будучи Его достойными подданными, уже представляет собой благословение, превышающее все наши заслуги, однако люди, которые еще в этой жизни были возвышены из состояния рабов в положение друзей Господних (Иоан. 15:15), в жизни грядущей будут воистину царствовать совместно с превознесенным Иисусом (2 Тим. 2:12; Откр. 22:5). Прославленные святые не будут унижены, подобно рабам и крепостным, перед отчужденным господином, но напротив, будут приближены к Небесному престолу как придворные Царя, чтобы стоять в Его присутствии. Так двадцать четыре старца надлежащим образом изображены с золотыми венцами на головах (Откр. 4:4). Собираясь заключить Свою невесту в полноту супружеских объятий, Иисус наделяет ее славою Божией, описанною в образе драгоценного камня (Откр. 21:11, 2). Полное единение со Христом делает таким же совершенным, как и Он: «Когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть» (1 Иоан. 3:2). «И как мы носили образ перстного, будем носить образ небесного» (1 Кор. 15:49). «[Он] уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его, силою, которою Он действует и покоряет Себе все» (Филип. 3:21). Примечательно, что некоторые образы, при помощи коих патмосский пророк указывает своим слушателям на вечную жизнь, имеют христологическую природу или происхождение. В иных пластах новозаветных Писаний Сам Иисус известен как вода жизни (Откр. 21:6; 22:1), храм присутствия Божия (Откр. 21:22) и свет мира (Откр. 21:23). Дарованное верующим людям божественное обетование первоначально указывает на Самого Мессию (Откр. 21:7).

Поскольку Иисус устремлен к Отцу, люди, которые полностью соединены с Ним, также сосредоточат свое внимание на Первой Ипостаси Блаженной Троицы. Иоахим Флорский совершенно неправильно истолковал порядок постепенного откровения Божия, рассматривая Ветхий Завет как продукт эпохи Отца, Новый Завет — как свидетельство и начало эпохи Сына, а время (хилиастического) эсхатологического исполнения — как эпоху Духа. На самом же деле деяния Духа и Сына соответствуют характерным особенностям этих Ипостасей Божиих. Святой Дух, исходящий от Отца и Сына, радостно призывает и ведет людей к Сыну, а через Него — к Отцу. При этом Сын поселяет в наших душах искреннюю любовь к Отцу и поклонение Ему, что составляет сущность Его собственной Личности. Равновеликие Сын и Дух даруют нам Свою исконную устремленность к Отцу, Источнику Божества. Этот тезис, пожалуй, помогает верно понять сложный фрагмент 1 Кор. 15:24-28, последний стих которого особенно важен в изложенном Адольфом Хёнеке определении вечной жизни5. Передача Иисусом Царства Отцу связана с окончанием Его первосвященнического деяния6. Как только ни в одном чаде Божием не останется ни малейшего греха, весь Христос, Главою и членами, без остатка сосредоточится на Отце.

Когда мы говорим о Небесах христологически, Сам Иисус представляет то же самое Божественное содержание, если можно так выразиться. Чем, по сути, является словосочетание «вечная жизнь», как не титулом Божиим или описанием Самого Бога? Апостол Иоанн возвещает о том, что Иисус есть «вечная жизнь, которая была у Отца и явилась нам» (1 Иоан. 1:2),  а также «истинный Бог и жизнь вечная» (1 Иоан. 5:20). Определение нашим Господом «вечной жизни» как познания «Тебя, Единого Истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа» (Иоан. 17:3) предполагает обитание спасенных в Отце и Сыне, которое соответствует взаимной общей сфере деятельности (pericwvrhsi") Ипостасей Божиих и соединению с Ними. Вечная жизнь превосходит сотворенные дары. Небеса являются совершенным осуществлением первосвященнической молитвы Иисуса, состоянием, при котором грех и его последствия отсутствуют полностью: «Как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино» (Иоан. 17:21).

Заключительные главы Апокалипсиса Св. Иоанна можно понимать как раскрытие данного Св. Павлом определения жизни грядущей в смысле бытия Бога «всем во всем» (1 Кор. 15:28). Вероятно, Откр. 21:3 является первым случаем, когда патмосский пророк слышит в видении голос Самого Отца. Глас Божий возвещает об исчезновении всех препятствий между Богом и Его творениями. Независимо от того, следует ли или не следует понимать буквально подробности отсутствия сотворенного света (Откр. 21:23; 22:5) и моря (Откр. 21:1), этим, безусловно, передается мысль о непосредственном присутствии Бога Отца, Который есть «все во всем». Видя все вещи в несотворенном свете, граждане Небес лицезреют Отца и Сына (Откр. 22:4). Таков результат Иисусова первосвященнического деяния.

В своем изъяснении созерцания Бога Фрэнсис Пипер исповедует, что «это лицезрение Отца является причиной небесного блаженства, поскольку такое созерцание преобразует верующих как душевно, так и телесно вследствие отражающейся в них Божией славы»7. Иов. 19:26 особенно располагает нас согласиться с Пипером в том, что касается определения блаженного созерцания не только как мысленного, но и как телесного лицезрения8. Указание Пипера на 1 Кор. 13:129, где жизнь грядущая описана как совершенное познание Бога, подталкивает к следующему определению: созерцание Бога будет включать в себя познание блаженными Бога так, как Бог знает Бога. Относительно того, что вовлечено в это познание, Хёнеке утверждает, что различные акценты как Томистов, так и Скоттистов в их определениях сущности вечной жизни одинаково оправданны, поскольку они скорее подобающим образом дополняют, нежели исключают друг друга. Томисты правильно заострили внимание на том, что созерцание Бога насытит разум человеческий, между тем как Скоттисты верно учили, что наслаждение Наивысшим Благом насытит его волю10. Между Богом-Истиной и Богом-Любовью не существует никакого противоречия.

Основной причиной нашей неспособности адекватно изобразить  грядущую славу является тот факт, что нам весьма сложно представить себе безгрешное житие человека. Подобие святых их Господу будет состоять, прежде всего, в моральном уподоблении Ему, что станет возможно посредством полного искоренения греха их человеческой природы. Можно так сосредоточиться на небесной свободе от последствий греха (Откр. 21:4), что упустить из виду воистину чудесное освобождение от самой силы греха (Рим. 7:24 и далее), освобождение, которое является результатом и частью пребывания Божия с Его народом (Откр. 21:3). Хотя вещи этого мира в целом сами по себе хороши, они извращаются плотью до того, что превращаются в идолов, занимающих место, принадлежащее Богу (1 Иоан. 2:16). Когда умерщвление Ветхого Адама освобождает нас от близорукого самообольщения грехом, тогда, согласно удачному выражению Остина Фаррера, внешняя реальность, «отображаемая исключительно в очах Божиих»11, более не является барьером между Богом и человеком или же чем-то стремящимся отвратить человека от его Создателя. Освобожденное и обновленное творение (Рим. 8:21) будет впредь не орудием идолослужения, а только поводом для славословия. Сколь же прекрасно и уместно сделанное Хёнеке правильное определение созерцания Бога как «осознания [Innewerden] Бога как Того, Кто есть все во всем»!12

Преображение, произведенное в душах блаженных, распространится также на их тела, ибо при парусии наш Господь «уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его, силою, которою Он действует и покоряет Себе все» (Филип. 3:21). В противоположность нашим теперешним телам, которые обезображены проклятием, воскресшие тела святых описываются как тела духовные («тело духовное», 1 Кор. 15:44). В указанном словосочетании существительное и прилагательное выступают в роли взаимодополняющих приложений, которые падший разум приписывает различным областям. Присущее Святому Писанию употребление парадоксального языка при описании воскресших тел святых служит еще одним напоминанием, возложенных на нас ограничений (1 Кор. 2:8). Несомненность того, что «духовное» нельзя отождествлять с эфирным, определенно выводит нас за пределы нашего жизненного опыта. Во всяком случае, этот термин свидетельствует о славе пребывания с Богом и указывает на тот факт, что, хотя воскресшие тела прославленных будут действительно материальны, нам следует подготовить себя к принятию пока, в сравнении с телесностью этого мира, невообразимого совершенства воскресшего тела. Материя также будет прославлена. Св. Павел говорит о духовности, нетленности и бессмертии воскресших тел: войдя в вечность Божию, они сбросят с себя грубость, свойственную их земным аналогам. Апеллируя к 1 Кор. 15:44, Хёнеке следует за Лютером в учении о том, что воскресшие тела святых будут иметь «реальное присутствие», которое сейчас имеют ангелы и демоны, а также Сам наш Господь в Святом Причастии13. Это ожидание отнюдь не лишено основания в Писании. Поскольку то, что истинно в отношении Главы Иисуса, применимо также к членам Его духовного тела, телесное состояние Его братьев и сестер во всех отношениях будет подобно Его собственному (Филип. 3:21).

Хотя все святые, лицезреющие Господа Иисуса в Его богочеловеческой славе, полностью уподобятся Ему, среди народа Божия будет наблюдаться разнообразие, исключающее одноликость. Меланхтон указывает в Апологии: «блаженные будут иметь разную награду»14. Прославленные люди обретут наслаждение равенством блаженства, при котором каждый спасенный будет в равной мере находить удовольствие в Боге, Его воле и Его деяниях, однако этому равенству ни в коем случае не навредит неравенство вознаграждения, которое соответствует различным делам, совершенным святыми во время и в состоянии благодати.

Присущее Хёнеке и Пиперу уверенное ожидание различных степеней славы на Небесах15 покоится на солидном вероисповедном фундаменте. Хотя лютеранские Вероисповедания решительно исключают действенность человеческих заслуг при обретении оправдания, они со всею ясностью допускают тот факт, что в процессе освящения оправданные люди действительно заслуживают по Божией благодати вознаграждение:

«Мы исповедуем также, о чем уже неоднократно свидетельствовали, что, хотя оправдание и вечная жизнь относятся к вере, тем не менее добрыми делами заслуживаются другие физические и духовные награды [которые воздаются как в этой жизни, так и в жизни грядущей. Ибо Бог откладывает [вручение] большинства наград до тех пор, покуда Он не прославит святых после этой жизни [в жизни будущей], потому что Он желает, чтобы в этой жизни они упражнялись в умерщвлении ветхого своего человека], а также [мы исповедуем, что] существуют различные награды [“степени наград”], согласно 1Кор. (3:8): “...Но каждый получит свою награду по своему труду”…   Дела же и несчастья заслуживают не оправдание, но другие вознаграждения, как награда предлагается за дела в следующих фрагментах: “Кто сеет скупо, тот скупо и пожнет; а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет” (2 Кор.9:6). Здесь мера вознаграждения явственно связывается мерой [совершенных] дел. “Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле...” (Исх.20:12) И, так как люди принимаются Богом за счет веры, именно по этой причине зачаточное исполнение Закона угодно [Ему] и получает награду в этой жизни и в жизни грядущей»16.

«Мы допускаем также, что добрые дела позволяют заслужить множество любезностей и одолжений [много благосклонности] со стороны Бога»17.

«Здесь мы добавляем также кое-что о награде и добродетелях [заслугах]. Мы учим, что награда была предложена и обещана верующим за дела. Мы учим, что добрые дела являются достойными награды — не прощения грехов, не благодати или оправдания (ибо это мы обретаем только верой), но других наград, физических и духовных, в этой жизни и после этой жизни, потому что Павел говорит в 1Кор.(3:8): “...Каждый получит свою награду по своему труду”. Таким образом, будут различные награды, за различные дела»18.

Свидетельство Вероисповеданий относительно степеней славы на Небесах подтверждается текстами, перечисленными Меланхтоном в вышеприведенных цитатах из Апологии IV. Решающее значение в утверждении этого учения имеет 1 Кор. 15:42, где воскресение мертвых со всей ясностью сравнивается с различным блеском звезд. Пипер также указывает на Дан. 12:3, где особая степень грядущей славы приписывается «разумным» и «обратившим многих к праведности». Вслед за Квенштедтом, Хёнеке указывает также на Матф. 19:28 и 25:21 и, подражая тому же авторитету, настаивает, что степени славы имеют отношение не к «существенному вознаграждению», которое является спасением как таковым, но к так называемым дополнительным вознаграждениям19. Между тем, один современный протестантский автор пытается искать представление о степенях славы в таких текстах, как: Матф. 5:12; 6:1-6, 21; 10:41; Марк. 9:41; Лук. 6:23; 2 Иоан. 8; Откр. 11:1820. Хёнеке правильно настаивает на том, что мы не можем констатировать ни «что», ни «как» относительно различия вознаграждений, которые будут даны на основании дел верующих людей21. В конечном счете, степени славы имеют свои корни в Божием благом желании и неотделимы от Его свободы наделять Свои творения разными дарами. Подобно тому как садовник может получать одинаковое удовольствие от украшающих его сад цветов, одновременно находя прелесть в различиях между розами, лилиями и гвоздиками, так и Всемогущий Бог свободен творить людей с различными способностями, которые достигнут разных уровней совершенства в состоянии благодати (см. 1 Кор. 15:38 и далее). Все прославленные святые усовершенствуются равным образом, когда уподобятся Христу, подобно тому как можно в равной мере наполнить водой наперсток и стакан. Ни одно творение не может противоречить праву Творца наделять различными способностями сосуды, созданные и восстановленные по Его образу. Практическая польза учения о степенях славы очевидна в апостольском ободрении, состоящем в том, что слушающим Благовестие о воскресении надлежит знать, «что труд ваш не тщетен пред Господом» (1 Кор. 15:58). Это учение также служит для подчеркивания той истины, что как каждый человек призван восхвалять Бога способом, присущим лишь ему одному, так и дар вечной жизни присуждается способом, который соответствует каждому из спасенных, и этот каждый, взятый в отдельности, будет наслаждаться неповторимым индивидуальным общением с Богом в контексте своего собственного опыта спасения (см. Откр. 2:17).

Будучи навсегда освобождены от власти греха, прославленные святые без всяких препятствий станут заниматься осуществлением призвания, которым они уже обладают. Здесь, в этом мире христиане страдают от многочисленных помех в своем призвании прославления Всемогущего Бога. Когда Бог будет всем во всем, Он станет объектом бесконечного добровольного поклонения (Откр. 22:3), в контексте которого царственное священство будет царствовать со Христом над новым небом и новою землею (Матф. 19:28; Рим. 5:17; 2 Тим. 2:12; Откр. 3:21; 5:10; 22:5). Способ этого царствования уже ощущается во власти Христа, Который правит в любви. Любовь, которая пребудет даже тогда, когда умолкнут языки и пророчества, и которая превыше веры и надежды (1 Кор. 13:8, 13), включает в себя Божию любовь к людям, любовь творений к Богу и взаимную любовь между людьми и Ангелами. В Святом Писании сказано о Небесах как о пире (Ис. 25:6; Матф. 8:11), при этом указывается на совершенное братство, которое будет присуще взаимоотношениям между блаженными. Хёнеке говорит22, что Небеса включают в себя исполнение любви к ближнему, а Иосиф Рацингер с восхищением описывает «открытое сообщество общины святых»23.

Догматическую дискуссию по эсхатологии подобает закончить поощрением и похвалой в адрес трудов церковных пастырей, призванных укреплять зачастую немощный странствующий народ Божий, провозглашая твердое упование на вечный субботний покой, обетованный нашим благодатным Подателем Богом, Который дарует его Своим людям не менее, чем имеет Сам. Свидетельство Св. Августина, прозвучавшее пятнадцать с половиною столетий назад, вышло из-под пера богослова, который никогда, ни на одно мгновение не отрывался от строгих требований пастырского жития. Четыре действия несметного множества спасенных, указанные в конце труда О Граде Божием, подытоживают центральные темы библейской эсхатологии. «Упокоение» описывает совершенный покой в Боге тех, которые в земной жизни были оправданы благодатью, ради Христа, через веру. «Лицезрение» означает наполнение человеческого разума в его созерцании Истины, которая есть Сам Бог. «Любовь», бьющая ключом из Бога для утоления жажды Его народа и обратно текущая к Нему, насыщает сердце и волю мужчин и женщин, созданных для личного общения с их Создателем и друг с другом. «Восхваление» представляет собою как ответ творений на Божию милость, которые с радостью воздают Богу то, что Ему причитается, а также глас Христов в нас, призывающий нас к Отцу. Воинствующая Церковь Христова на земле всегда имеет твердое упование на бесконечное упокоение в вечном наслаждении Всемогущим Богом. Древнее  свидетельство жившего в V веке епископа из Гиппона остается неизменным и в наши дни, поскольку тайна Божия во Христе есть и пребудет вечно живым источником жизни:

«Там мы будем покойны и будем лицезреть; мы будем лицезреть и любить; мы будем любить и восхвалять. Помыслите о том, что будет в конце, но бесконечно! Ибо в чем еще состоит наш конец, как не в достижении Царства, которое не имеет конца?»24 


1 AE 36:340 (The Sacrament of the Body and Blood of Christ — Against the Fanatics, 1526); WA 19:489.24-490.2.
2 «Будучи престолом Божиим, местом, куда вознесся и откуда вернется Христос, oujranov" представляет собою единый центр нынешних и грядущих благословений спасения в вечности» (Helmut Traub, «oujranov"», in TDNT 5:532).
3 «Провозглашаемое Иисусом Евангелие пребывает исключительно в Отце, а не в Сыне» (What Is Christianity? trans. Thomas Bailey Saunders, introduction by Rudolf Bultmann [1957; reprint, Philadelphia: Fortress Press, 1966], 144). См. также стр. 145: «Утверждение: ‘‘Я есть Сын Человеческий’’ не было помещено в Евангелие Самим Иисусом, и ставить эту фразу рядом с другими — означает прибавлять к Евангелию». 
4 «Потому в первую очередь и прежде всего Небеса следует определять христологически. Они не представляют собою неисторического места, в которое идут люди. Существование Небес зависит от того факта, что Иисус Христос, будучи Богом, является Человеком и подготавливает место для человеческого бытия в бытии Самого Бога» (Ratzinger, Eschatology, 234).
5 «Под вечной жизнью в Писании понимается то, что Бог, высочайшее Благо, открывается беспрепятственно, непрерывно и в полном совершенстве всем во всем для тех, которых на последнем суде Христос признает Своими, то есть тех, которые устояли в Его вере до конца» (Hoenecke, Evangelisch-Lutherische Dogmatik 4:316). 
6 «[Свобода от греха в грядущей жизни] также имеет основание в передаче Иисусом Царства Отцу (1 Кор. 15:24-28) и, следовательно, в окончании Его служения как Посредника тем способом, коим Он сейчас исполняет это служение ради всех приводимых ко спасению» (ibid., 320).
7 Christian Dogmatics 3:550.
8 Ibid., 551.
9 Ibid.
10 Hoenecke, Evangelisch-Lutherische Dogmatik 4:325.
11 A Celebration of Faith (London: Hodder & Stoughton, 1970), 122.
12 Evangelisch-Lutherische Dogmatik 4:324.
13 Ibid., 328, 330. «Ибо второй способ [esse definitive], в котором тело Христа существовало в скале, будет также свойственен всем святым на небесах; в своих телах они будут проходить сквозь все объекты творения, что и сейчас свойственно всем ангелам и дьяволам» (AE 37:222; WA 26:335.13-16). 
14 Ап. V, 245
15 Pieper, Christian Dogmatics 3:552f.; Hoenecke, Evangelisch-Lutherische Dogmatik 4:335f.
16 Ап. V, 245, 246, 247
17 Ап. V, 157.
18 Ап. V, 72, 73
19 Evangelisch-Lutherische Dogmatik 4:335.
20 Milne, What the Bible Teaches, 120.
21 Evangelisch-Lutherische Dogmatik 4:335.
22 Ibid., 332; см. также стр. 331.
23 Eschatology, 235.
24 Augustine, City of God, 22.30; MPL 41:804.5.




Курс
"Чему учит
Церковь" - каждый вторник, 19.00
3 этаж, библиотека

Евангелическо-
лютеранская церковь
св. Екатерины
(Санкт-Петербург,
ул. Малая Конюшенная,
д. 1, 3 этаж,
библиотека)

Добро
пожаловать!




© Портал реформированных католиков "Славянское лютеранство", 2004