О библиотеке : Тематический каталог : Именной каталог : Хронология : Церковь : Форум


Библиотека "СЛАВЯНСКОЕ ЛЮТЕРАНСТВО"


О библиотеке

Тематический каталог

Именной каталог

Хронология

Церковь

Форум

Пишите нам:
info@skatarina.ru

Рейтинг@Mail.ru



Роберт Колб

ХРИСТИАНСКАЯ ВЕРА

Глава III. Творец и Его создания

Я верую, что Бог сотворил меня и всех тварей, что Он дал мне тело и душу, глаза, уши и все члены тела, разум и чувства, и что Он сохраняет все это по сей день;

Он дает мне также одежду и обувь, пищу и питье,  дом и двор, жену и детей, поля, скот и все мое имение. Он ежедневно обильно снабжает меня всем необходимым для жизни;

Он ограждает меня от всех опасностей, хранит и избавляет меня от всякого зла.

И все это Он делает исключительно из отеческого, божественного великодушия и из милосердия Своего, хотя я не заслуживаю всего этого и во мне нет никаких достоинств.

Ибо все, что я должен — это благодарить и прославлять Его, служить и повиноваться Ему.

 Это непреложная истина [1] .

 

Первый артикул Символа веры — непреложная истина. Тем не менее, именно за него верующие Северной Америки ведут главную борьбу со своей культурой.

Зависимость от Творца

Из приведенного выше артикула видно, что вера в Создателя предполагает полную зависимость верующих, нуждающихся как в Его помощи при удовлетворении их ежедневных материальных потребностей, так и в Его защите от любой опасности, от всякого зла. Вера в Бога-Творца исповедует, что нет ничего, чего бы люди могли достигнуть сами, посредством своих деяний. Человеческая жизнь — это Дар Божий. Весьма примечательно то, что незаслуженное отеческое великодушие и милосердие Божие упоминаются именно в первом, а не во втором артикуле, связанном с упованием на Христа во Спасение. Более того, при рассмотрении жизни в том виде, в каком её создал Творец, зависимость от Него становится совершенно очевидной.

Североамериканцы хотят верить, что прочно стоят на земле. Люди этой культуры утверждают, что свободны в выборе того, чем им заняться, вольны делать всё то, что им нравится. Библейская же вера признаёт, что верующие полностью зависят от великодушия и милосердия Божия, что они обязаны благодарить и восхвалять Бога, служить и повиноваться Ему. Для верующего «быть свободным» — значит быть таким, каким создал его Господь — не больше, но и не меньше.

Библия раскрывает отношения, установленные Богом при Сотворении мира. Он назвал Себя Богом и Господом всех творений, в том числе и человека, созданного Им по Своему образу и подобию (Быт. 1:26). Господь утвердил отношения между людьми, как отношения единства и взаимной поддержки (Быт. 2:18); устроил их отношения с остальными творениями по Своему примеру — как отношения «владычества», т.е. поддержки и служения, любви и заботы (Быт. 1:26-30); даровал мир и гармонию каждому человеку, находящему личнocтность, безопасность и смысл жизни лишь в Боге. «И увидел Бог все, что Он создал... хорошо весьма» (Быт. 1:31).

К. С. Льюис [2] отмечает, что в языческих религиях мира Учение о Сотворении является «на удивление редкой доктриной». Оно часто проявляется в «мифах» — историях, якобы в точности излагающих ход истинных событий. Хотя в большинстве примитивных религий и есть мифы о Сотворении, но они «незначительны с религиозной точки зрения» [3] . Эти религии признают различные варианты Сотворения, но их мифы не устанавливают и не регулируют основы людских взаимоотношений и самосознание человека в повседневной жизни, затрагивая лишь малую часть человеческого существования.

Писания же утверждают, что вся повседневная жизнь человека строится на охраняющем присутствии Бога, т. к.:

1. Бог придал форму вселенной и каждому человеческому существу (Быт. 1:1-31);

2. Он же заботится о сотворённых Им людях, лишь немногим умалив их пред Собою (Пс. 8:6);

3. Всемогущий даровал человеку господствующую роль в отношениях с остальными творениями, явившимися результатом Его творящей деятельности (Быт. 1:26). Исходя из вышесказанного, люди могут лишь исповедовать: «Господи, Боже наш! Как величественно имя Твое по всей земле!» (Пс. 8:10).

Бог создал всё из ничего, и это было хорошо

 «Верою познаем, что веки устроены словом Божиим, так что из невидимого произошло видимое» (Евр. 11:3). На протяжении всей истории человечества процесс сотворения для одних людей был верхом рационализма, для других же он не представлялся собственно «творением» — результатом действия божественного, творящего начала. Некоторые древние философы верили в вечность материи и предполагали, что существуют какие-то внешние или внутренние силы, приводящие её в порядок. Другие мудрецы Древнего мира противопоставляли библейскому взгляду о прекрасности материальных созданий определение, что материя — это искажение божественной, вечной духовной сущности. Современные учёные утверждают, что Вселенная сформировалась в результате большого взрыва или в процессе очень медленного развития, завершившегося созданием материи из чего-то уже существовавшего ранее. В различных культурах  считается, что несовпадение взглядов на происхождение Вселенной вполне обосновано с точки зрения рационализма. И лишь Церковь, веруя, считает, что Бог — это Творец.

Сотворение из ничего

Перед Сотворением не существовало какой-то изначальной материи, т. к. не было и нет ничего вечного кроме Единого Вечного Бога. Поэтому весьма трудно описать Сотворение из ничего (по-латыни ex nihilo). Апостол Павел объясняет это так: «...из невидимого произошло видимое» (Евр. 11:3); «...Он есть прежде всего» (Кол. 1:17). Бог существовал ещё до того, как «...образовал землю и вселенную...» (Пс. 89:3). Изначально был только Бог. Затем Он произнес Слово, и появились Его творения (Быт. 1:1; Иоан. 1:1). «Словом Господа сотворены небеса, и духом уст Его — все воинство их… Ибо Он сказал, — и сделалось; Он повелел, — и явилось» (Пс. 32:6, 9). Мироздание и люди созданы Им. Он — Господь.

Благость творения

Господь назвал вce твopeниe «хорошим весьма», увидев в пятый день Сотворения его результат (Быт. 1:4, 10, 12, 18, 21, 25). По окончании «увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма» (Быт. 1:31).

Врата Едема закрыты, но Божие «хорошо весьма» звучит и поныне, пусть иногда и еле слышно. Человеческое знание о материальном часто мешает признать, что материальный порядок очень хорош. Вспоминая о своём теле и материальных предметах этого мира, обращая на них внимание лишь тогда, когда с ними что-то происходит или когда они умирают или разрушаются, люди заключают, что материальные творения отнюдь не так хороши, как говорит Библия.

Однако следует помнить, что разрушение и гибель мате-  рии — это лишь следствие, а не причина. Из-за человеческого неповиновения и глухоты к Заповеди Божией была проклята земля (Быт. 3:17), все творения возопили от боли. Но они были искажены, поражены грехом, а не уничтожены, хотя, по мнению древних гностиков, именно так и должен был поступить с ними Бог. Порядок, как и дети Божии, будет восстановлен, освобождён от рабства тления (Рим. 8:19-23).

Вот почему верующие благодарят Бога за материальный порядок, восхваляют Его за дар творения, за беспредельные возможности использования этого дара ради благих целей, за возможность выражения человеческой любви. Христиане радуются безграничному воображению Божию. Именно благодаря ему появился человеческий язык, вода, хлеб и вино — средства Его спасающей силы. Разнополость, атлетические способности и чувство вкуса были задуманы для реализации человеческих качеств. Верующие присоединяются к псалмопевцу в благодарности: «Как многочисленны дела Твои, Господи! Все соделал Ты премудро; земля полна произведений Твоих… Буду петь Господу во всю жизнь мою, буду петь Богу моему, доколе есмь» (Пс. 103:24, 33).

В то же время, верующие не должны относиться к материальным творениям, как к идолам. В современной североамериканской культуре изобилие вещей и преобладание человеческих технологий подвергает искушению полагаться на материальное, как на гаранта личнocтности и безопасности; искать в нём смысл жизни. Бог окружил нас материальным порядком для поддержания нашей жизни и чтобы прославить Себя; создал материю не для того, чтобы люди использовали ее в своекорыстных целях или сделали из нее идола.

Поэтому верующие должны отстаивать своё суждение о степени важности материального, противостоя вере материалистов в то, что жизнь меняется в зависимости  от обладания теми или иными предметами этого мира. Вещи обогащают жизнь, но не утверждают, не гарантируют и не облагораживают её. Верующие должны сообразовывать свою жизнь с тем, что сделал Бог ради них, с фундаментальной реальностью, позволяющей использовать предметы мира, а не с тем, чем Творец слепит их взоры.

В хорошем порядке

Прежде, чем Бог упорядочил всё существующее, существовал лишь хаос (Быт. 1:2). Создатель же — это Бог порядка, не действующий произвольно по отношению к людям. Он сформировал всё, в том числе и человеческую жизнь по внутренней структуре и плану. Глава 1 Книги Бытие раскрывает этот процесс, перечисляя по порядку всё то, что Господь создал в каждый из шести первых дней. Он сотворил и упорядочил вселенную, отделив свет от тьмы, создав различные формы растительной и животной жизни, но кульминация всего творения — Адам и Ева.

Для верующих — это лучшее доказательство того, что в основе мира, созданного Богом  для них и вокруг них, лежит порядок. Они верят, что человечество обязано работать ради сохранения этого порядка и бороться со всем, что может его разрушить; убеждены, что Бог даровал людям пытливость и изобретательность ума для того, чтобы изучать и должным образом использовать дарованный им порядок. Пытливость и изобретательность всегда должны сообразовываться с предназначением человека, заключающимся, по замыслу Божию, в сохранении всех творений в порядке, во имя действенной любви к другим людям. Вот почему верующие относятся ко всему перечисленному, как к дарам Божиим.

Он сотворил нас, а не мы сами

Человеческая жизнь начинается в Боге и направлена к Бoгy. До того, как Бог создал человека и благословил его, не существовало ни душ человеческих, ни тел. Человек стал живым лишь посредством деяния Божия (Быт. 1:27-28), Который сотворил его по образу Своему, сформировал из праха земного и вдохнул в него дыхание жизни (Быт. 2:7). Верующие не имеют права забывать ни о прахе, из которого создана их плоть, ни о душе, дарованной человеку Богом. Человек тесно связан с остальными творениями — из их праха он был слеплен, но пока его не было, не росло ни одно полевое растение, т. к. некому было возделывать землю (Быт. 2:5). Тем не менее, Господь не позволял людям безгранично и бездумно пользоваться природой. Все сотворённое принадлежит Богу. Природа создана со способностью защищаться от человеческого произвола. При неправильном использовании мира и его ресурсов Бог вершит свой правый суд.

Душа связывает человека с Создателем, а прах земной с Его творениями. Праведным во взаимоотношениях с Богом является ответ любовью и верой на дар жизни, полученный без каких-либо заслуг, без учёта каких-либо свершённых деяний. Праведным в отношениях с творениями является исполнение Заповедей Божиих, правильное возделывание земли и должное внимание к мирозданию — всему созданному Господом.

Божий замысел создания человека даёт повод для Его восхваления. Создатель возжег в людях чувства благоговения и восхищения, дабы они поняли, сколь велик Он и прекрасен. Эти чувства проявляются в верующих, когда они видят, с какой заботой и тщательностью сотворил Господь их внутренний мир, восстановил существующие ныне взаимоотношения с Ним и соткал тело во чреве матери (Пс. 138:13-18).

Библейская антропология [4]
дихотомизм или трихотомизм?

Сотворённые Богом люди обычно изображаются как дихотомические или трихотомические сущности, то есть состоящие из двух или трёх частей. Христос, говоря о гибели тела и души, указывал, что человек есть единство этих двух частей (Матф. 10:28). Апостол Павел в Послании к Евреям разделяет душу и дух, в то же время объединяя в одно целое «составы и мозги», предполагая, что духовная сущность человека состоит из двух частей, а физическая — из одной (Евр. 4:12).  Он использует это трихотомическое описание и в своём благословении в 1 Послании к Фессалоникийцам (1 Фесс. 5:23). Дева Мария использует понятия «душа» и «дух» в своей хвалебной песне как синонимы (Лук. 1:46-47). Библейские авторы применяли доступные им понятия, выработанные культурами их обществ, т. к. нигде в Писании Бог отчётливо не сформулировал Свой принцип построения человека. Поэтому и нам нет необходимости связывать себя тем или иным термином.

Тело и душа

Поскольку Бог есть Дух (Иоан. 4:24) и поэтому невидим, а человек терпит неудачу, ибо плоть его смертна, верующие стремятся меньше думать о своих телах, в особенности тогда, когда те причиняют им беспокойство, и веруют, что их телам предопределено воскресение (1 Кор. 15:42-44). Тело, вышедшее из-под руки Создателя, слеплено из праха и сформировано по образу Божию из нематериальных компонентов для выполнения человеком физических и духовных функций (Быт. 1:26-31; 2:7). Вместе со всем созданным Творец назвал и тело человеческое «хорошим весьма» (Быт. 1:31). Поэтому Он осуждает людей, причиняющих вред как себе, так и другим, призывает помогать и содействовать ближнему в любой его нужде.

Как бы человек ни пытался охарактеризовать свою физическую сущность, ему намного легче сделать это, опираясь на «нематериальную» часть своего существа. Это показывает, насколько он зависим от своего материального тела, являющегося отправной точкой его мыслей о себе. Однако люди ощущают себя существами, состоящими и из чего-то ещё, отличного от физического тела. О человеке, который не очень хорошо соображает говорят: «безмозглый человек», однако, мозг у него всё же есть. Имеется в виду, что он думает и поступает не так, как хотелось бы окружающим. О некоторых людях говорят: «у них нет сердца», хотя сердечная мышца в их груди продолжает биться. Существует нечто нематериальное, имеющее огромную важность. Разум и мысли, чувства и эмоции столь же, а может, даже и более, важны для человеческого самоощущения, как и его физическое тело.

Эти невидимые составляющие, объединённые вместе, часто и называют «душой». «Душа» включает в себя волю, совесть и личнocтность, способность разумно мыслить и чувствовать. Это слово включает в себя то, без чего живое тело является трупом, оно охватывает всё то, что «оживляет» человека. Хотя это понятие и выглядит неосязаемым, оно реально — более того, возможно именно в нём и заключается реальное человеческое «я». Даже если биофизики и в некоторой степени правы, утверждая, что вся познавательная и эмоциональная деятельность мозга — это электрические разряды, пробивающиеся через «серое вещество», верующие не могут согласиться с таким примитивным упрощением.

Вера в Создателя делает жизнь цельной

Верующие признают, что помимо тела и души есть ещё одна «составная часть» человека. Тело и несколько компонентов души (мозг, разум, воля, эмоции и т. п.) действуют даже тогда, когда в нас царствует грех. Чтобы быть полностью теми, кем создал нас Бог, мы должны поддерживать отношения с Ним. Вера, относящаяся к незаметным проявлениям «мозга» и «сердца», связывает нас с Господом. Способность полагаться на Бога часто отождествляется с третьей сущностью человека, именуемой духом. Однако, помещение этой сущности человека рядом с двумя другими, существующими и вне веры в Бога, может ввести в заблуждение. Кроме того, может возникнуть мысль, что вера — это сущность, которую можно вложить в падшего человека так же, как проводят трансплантацию органов.

Вера — не составная часть естества человека, а его взаимоотношение с Господом, заполняющее всё его тело и душу. Сомнение ломает это отношение. Неверие же изменяет направление этого ориентирующего стержня, заставляет стремиться к воплощению своей личнocтности, безопасности и смысла жизни в чём угодно, но только не в Истинном Боге. «Дух» возникает из всего человеческого существа и выходит на первый план, чтобы принять Того, Чьи распростёртые объятия творят Веру, Любовь и Страх перед Ним. Слово вера лучше, чем дух отражает человеческую сторону взаимоотношений с Богом.

Наш дух, наша вера, покоится в Господе. Древнееврейское слово «шалом» объединяет всё то, чем обозначают покой в Боге. Обычно его переводят как «мир», но оно означает намного больше, чем «отсутствие военных действий». Приведем несколько значений: совершенство, благополучие; беззаботность, непринуждённость; процветание; невредимость, нахождение в безопасности, отсутствие тревоги; здоровье; дружба, дружелюбие; спасение. Его глагольная форма может означать: «быть завершённым или законченным», «оставаться целым, невредимым»; «оставлять нетронутым, полноценным, хорошим».

В Едемском саду Адам и Ева не столько «имели мир и покой», как что-то приобретенное или достигнутое ими, сколько «находились в покое». Они были окутаны в покров гармонии и спокойствия, дарованный Богом. Человеческая сущность была задумана праведной и в правильных отношениях, во-первых — со своим Творцом. Покой означал не отдых, а спокойствие, обладание всей полнотой жизни, каждый элемент которой имел своё место. Он являлся следствием уверенности в том, что в любой сфере человеческой деятельности всё будет хорошо. Основой этого дара для Адама и Евы была Божия забота и любовь. Для верующих покой — это уверенность в том, что Бог ниспосылает дар Своего присутствия и охраняет их, как род Свой.

По образу Божию

Бог — это Творец, Прародитель, Отец. Он заботится о Своих творениях, любит и защищает их. Он — первичный источник личнocтности, безопасности и смысла жизни верующих. Он — Господь. Невозможно ограничить Его какими-либо рамками. Он вездесущ. Он может существовать в жизни верующих лишь как центр, средоточие. Он — Создатель. Именно к этим догматам сводится весь смысл Учения о Сотворении.

Люди — это творения. Быть человеком — чудный дар. Как прекрасно быть дитём Божиим, уверенным в Его любви, чувствовать себя в безопасности, находясь в Его руках. Творец создал нас «по образу Своему» (Быт. 1:26-27) — на протяжении веков христиане истолковывали значение этого выражения по-разному. Одни определяли его как человеческое совершенство, святость. Другие утверждали, что это — способность человека мыслить и принимать решения; главная, по их мнению, способность человеческого существа. Эта часть христиан верила, и это действительно так, что творческие способности человека и его желание давать жизнь собственным детям должны как-то отражаться в образе Божием. Люди были созданы по образу Божию для того, чтобы иметь возможность отвечать взаимностью на любовь и нежную заботу Господа по отношению к ним.

Проявления владычества

В горизонтальных человеческих отношениях «образ Божий» предначертан над всем, для того, чтобы явить другим Божиим тварям, в том числе и людям, Его любовь и заботу о них. Как чудесно быть дитём Божиим, обладающим достойной взрослого человека ответственностью, возложенной Им на людей! Эта ответственность выражается словом владычество (Быт. 1:26, 28), смысл которого неправильно понимался в западной культуре, потому что читатели Писаний часто обращались к мирскому, а не к библейскому значению этого слова.

Владычество означает «господство». Властными структурами нашего падшего мира оно понимается как «власть ради власти». Король Людовик XIV заявлял, что он — это не только государство, но и «первый слуга» народа Франции. Но фактически политические структуры приводят к власти некоторых людей лишь для того, чтобы те были «политическими марионетками», которыми можно было бы легко манипулировать в своекорыстных интересах.

Владычество на языке Бога имеет совершенно иное значение. Языческие правители властвовали над своими народами, карая и милуя их по своей прихоти,  Христос же наставлял своих Учеников: «между вами да не будет так» (Марк. 10:43). Чтобы быть великим среди людей Божиих, следует стать их слугой; если кто хочет стать первым среди верующих, то он должен стать их рабом. Сам Христос явился живым примером этому, придя в этот мир не для того, чтобы служили Ему, а для того, чтобы Самому служить, и даже принести в жертву Искупления Свою жизнь (Марк. 10:41-45).

Бог царствует нисходя к Своему творению, а не возвеличиваясь над ним. Он заботится о нем и являет надлежащий авторитет. Он являет свой контроль не ради Себя, а ради Своего творения. Подобным же образом должно осуществляться владычество Его народа, являющееся служением, то есть воплощением Божией заботы, внимания и любви. Это владычество не должно использовать ни природу, ни людей ради корыстных целей; оно должно поддерживать, возвышать и вбирать в себя, ведя и направляя, а не принуждая. 

В первой главе Книги Бытие Бог дал человеку «владычествовать» над природой, но верующие сознают, что они также призваны служить по отношению к другим людям, отражая любовь и заботу Божию. Бог сразу же заметил, что «нехорошо быть человеку одному» (Быт. 2:18). Адаму был нужен не властитель и не слуга, а равный ему помощник (Быт. 2:18), такой, который стоял бы рядом, образуя с ним единое целое. Единство — суть человеческого создания, произведенного на свет по образу Божию. Человек не одинокий остров. Люди связаны между собой Богом, даровавшим им жизнь, в общечеловеческом единении. Он же возложил на каждого из нас ответственность за жизнь друг друга. Эта связь остается между людьми и после смерти.

Для развития зрелого чувства ответственности в том, что связано с владычеством в горизонтальных взаимоотношениях,  Бог так устроил человеческую жизнь, чтобы в ней могло проявляться служение. Именно через взаимопомощь и отзывчивость людей к ним приходит Господь, чтобы дать всё необходимое Своим чадам и защитить их. И верующие, и неверующие обретают жизнь в таких ситуациях. В своих обязанностях они находят источники личнocтности, безопасности и смысла жизни. Неверующие могут рассматривать свои обязанности как радость или как скучную и нудную работу. Верующие же осознают их как призвание свыше, как способность отражать образ Божий в проявлениях любви и заботы, которые делают возможной повседневную жизнь человека.

Требования Бога к Его созданиям

Доктрина о Сотворении определяет не только то, что Бог есть Творец, а человек — Его создание, но и то, как Бог оценивает человека. Бог вопрошает через Закон — возлюбил ли христианин Его всем сердцем, душой и разумом и ближнего своего как самого себя (Матф. 22:37-39), исполнил ли своё человеческое предназначение в соответствии с замыслом Творца? Если нет, то он подпадает под осуждение Божие. Грех получил своё определение из предначертанного в Законе (1Кор. 15:56). Более того, Учение о Сотворении — основа возрождения верующего. Он сотворён заново в Слове, которое воссоздаёт и примиряет всё, умиротворяя с «Кровию креста» (Кол. 1:15-20).

Доктрина о Сотворении также определяет, чего стоит человек как создание Божие. Святотатственно валить всю вину за наши ошибки на то, что «мы всего лишь люди». Все созданное Богом, в том числе и человек, было прекрасно; неприятности же возникают не вследствие того, что мы — люди, а  из-за пренебрежения человеческой природой, средоточием устремлений которой является Бог, жизнь ради служения другим творениям Божиим. Человеческое создание играет важную роль в Божием плане обустройства вселенной (Пс. 8:4-9). Любить себя больше Бога, прислушиваться  к своему, а не  к Божию голосу — значит опустошать человеческое естество. Любить же Бога так, как Он любит нас, — значит признавать Его славу Создателя, а себя — Его творением.

Более того, Учение о Сотворении раскрывает ценность человека. Предрассудки, неприязнь, ненависть не являются тем, чем Бог наделил жизнь каждого брата и сестры, даже если они и отделены от Него неверием. Всеобщая любовь, забота и сострадание друг к другу предопределены Богом, поместившим каждого из нас в человеческое сообщество для взаимной поддержки. Он призвал верующих любить друг друга так же, как они любят самих себя. Возвещённое Его Сыном известие о том, что все люди являются возлюбленными детьми Создателя, хранит христиан от неприязни по отношению к себе и другим, т. к. они знают, что все — дети Божии.

Свобода быть детьми Божиими

Преобладающие ныне взгляды на человеческую свободу являются самым большим вызовом для понимания верующими своего положения в качестве детей Божиих. Существует два взгляда на свободу человека — детерминизм и волюнтаризм. Эти взгляды противоречат друг другу, но в мышлении многих людей умудряются уживаться вместе.

Детерминизм

Впервые со времён ранней Церкви многие культуры подпали под влияние детерминизма — философского учения, считающего, что человек не в состоянии сам принимать какие-либо решения, т. к. он отдан во власть влияющих на него внешних сил. Начала и Силы, упомянутые Апостолом Павлом в Рим. 8:38, были заменены генетическим детерминизмом. Людям говорят, что они находятся в ловушке своей генетической структуры и обречены на болезни или формы поведения, записанные в генах.

С другой стороны, людям говорят, что воспитание и домашнее окружение создают такие привычки, от которых почти невозможно избавиться, что люди — это жертвы общественной и экономической систем, лишающих человека основных благ общества, и с этим мало что можно поделать. По мнению детерминистов, человек существует «за пределами свободы и достоинства» [5] . Детерминизм, подкреплённый «доказательствами» из естественных и общественных наук, подтверждает многое из человеческого опыта. Тем не менее, свидетельства, нагромождаемые современными интерпретаторами условий существования человека, не могут полностью убедить христиан. Что-то в каждой из «жертв» природы или воспитания вопиёт против такого суждения.

Волюнтаризм

Противоположностью детерминизму является волюнтаризм, или вера в то, что человек свободен в выборе большинства возможностей, открывающихся перед ним. Ныне волюнтаризм, уходящий корнями в греческую философию и возникший из убеждения, что каждый человек должен сам заботиться о себе — основа современной системы ценностей. Во времена Сократа, Платона и Аристотеля, образ Бога-Творца отступил за горизонт религиозной мысли. Человек в одиночестве остался решать и направлять свою судьбу. Чтобы в такой ситуации добраться до сути человеческих действий, было необходимо поставить человеческую волю вне зависимости от внешних сил и условий. Греки успешно построили общество на основе такого убеждения, обнаружив, что если побудить, по крайней мере, элиту общества действовать свободно, соответственно разуму, то это приведёт к хорошему правительству и благу всего общества.

В XVIII веке, в эпоху Просвещения, европейцы пришли к аналогичным выводам. Через осуществление свободного выбора они пытались реализовать возможности человеческого разума. Мыслители-рационалисты той эпохи обогатили наследие греков, определявшее человека, как обладающего свободной волей, мыслящего и самоуправляющегося. Такой же взгляд был частью теоретического базиса американской революции. Успех общества, которому она дала начало, лишь увеличил число сторонников такого взгляда на человечество.

Концепцию свободной воли, действующей независимо от Создателя и направляющейся лишь разумом человека, невозможно найти в Писаниях. Свобода, по Библии, — это не отсутствие барьеров и ограничений в деятельности человека, занимаемой им позиции. Подлинная свобода — это дар Божий, которым следует пользоваться для исполнения Его замысла и во имя Его целей. Это не изъятие и не урезание прав, а свобода «быть самим собой», но таким «самим собой», каким задумал и предопределил Господь — наш Создатель.

 Библейское понятие о свободе

Свобода в рамках замысла Божия приносит благословение и реализацию возможностей человека, избавляет от всего, что могло бы угрожать ему. Именно она позволила Адаму и Еве жить без страха; безопасно и с уверенностью в любви Создателя. Божий дар новой свободы, свободы во Христе, оберегает верующих от зла, угрожающего падшим грешникам, — греха, вины, смерти и осуждения Закона; этот же дар восстанавливает право служения христиан Богу и остальному творению. Жизнь в «шаломе», т. е. в гармонии и мире с людьми и с творением, — пример истинной свободы.

Порабощенность воли

Многие называют «свободой» противление Богу по собственной воле. Как Он допустил вторжение такого зла в человеческую природу Писания умалчивают. Непостижимо это и для человеческого разума [6] . Существует мнение, что в противостоянии Богу реализуются возможности человеческой натуры. Но такое мнение ошибочно. Направляя свою волю против Бога, люди разрушают веру в Создателя и тем самым теряют способность полностью насладиться Его лучшими дарами. Когда человек «свободно» избирает возможности, идущие вразрез с верой и с планом Бога в отношении его жизни, то связывает себя с ложным источником личнocтности, безопасности и смысла жизни. Эта связь обращает его против Бога. Человек больше не имеет свободы выбора, свободы обращаться к Господу; не может верить, бояться и любить Создателя превыше всего на свете, поскольку такая возможность для него утеряна. Мятеж и возмущение — те варианты выбора, после которых нет пути назад.

Люди — это не марионетки или существа, обладающие «свободной» волей для противления Господу, а Его дети. Тайна отношений между Творцом и людьми полностью не раскрывается этим определением; возможно, ради людской пытливости. Но таково Христово определение тех, кого Он пришёл возвратить в семью Отца (Иоан. 3:3-8; Матф. 18:3).

Грех заставил человека отвернуться от Бога, поработив его волю. Хотя люди ещё имеют возможность делать выбор в горизонтальном направлении, но они не могут напрямую обратиться к Создателю в вертикальном направлении, почему и ищут Ему замену. Лишь Дух Святой в состоянии обратить от ложных источников личнocтности, безопасности и смысла жизни к Тому, в Кого можно верить до конца.

Свобода и ответственность

Свобода не освобождает от ответственности. Сутью человеческого естества, по Библии, является не индивидуальная свобода человека, а его способность отвечать Богу любовью и верой, остальному же творению — деяниями любви и заботы. В «Аугсбургском Вероисповедании» Филипп Меланхтон разъясняет этот парадокс, уча о том, что люди несвободны во «внутренних побуждениях», т. е. в своих вертикальных взаимоотношениях с Богом, но в некоторой мере свободны во «внешних деяниях» [7] , т. е. в горизонтальных отношениях. Хотя такое утверждение и упрощает сверх меры жизненный опыт человека, но оно выражает тот факт, что в вертикальном направлении верующие рождены и возрождены как дети Божии, властные действовать или управлять своими взаимоотношениями с Господом не более, чем младенцы вольны выбирать родителей или положение в обществе. Определение Меланхтона выражает и то, что Закон Божий сохраняет ответственность за наши действия по отношению к остальному творению.

Без библейских разъяснений этой истины человек, основывающийся на своём жизненном опыте, не смог бы ничего понять. Большинство людей осознаёт, что в критические моменты жизни они не в состоянии управлять ходом событий в той полноте, в какой хотелось бы. В то же время им нравится, если  их решения реально влияют на их жизнь, а иногда и на жизни других.

Парадокс, связанный с реальностью Творца, намного глубже легко разрешимого противоречия, связанного с жизненным опытом человека. Писания уверяют, что пока жизнь верующих  находится в руке  Божией, они   в безопасности, т. к. ответственность за все творения несёт Сам Господь — в то же время Закон требует от христиан ответственных поступков в любых обстоятельствах. Парадоксальность сочетания этих двух утверждений неразрешима, но она должна существовать, даруя покой с одной стороны, и призывая к ответственности за ошибки — с другой.

Таким образом, библейский взгляд на свободу человека, его волю, не опускается до философии детерминизма или волюнтаризма. Вся человеческая жизнь находится в руках Божиих; руководит же Он ею не безлико, подобно представлению древних о божественной силе или современным теориям о предопределенности, связанным с генетикой или природным окружением. Часто кажется, что большая часть жизни человека проходит в соответствии с его решениями, что они имеют какое-то значение. Но очень быстро накапливаются свидетельства, подтверждающие библейскую точку зрения о том, что не человек управляет своей судьбой, что не он является хозяином своей души. Оценка Библией любви и заботы Божией, Его отеческой ответственности, сообразуется с её же оценкой человеческого призвания к повиновению и ответственности, призвания, раскрывающегося в поступках людей в сложные моменты их жизни.

Современная психология не в состоянии помочь в осознании того, что противоречие между свободным выбором во внешних  деяниях и вынужденным во внутренних побуждениях — это не единственное важное различие. Разнообразные обстоятельства ограничивают свободу выбора в повседневной жизни. Не каждый может быть тем, кем хочет. У некоторых людей никогда не будет определённых врождённых способностей для выполнения тех или иных действий или приобретения различных достоинств. Грех осложняет выбор не только в вертикальном направлении, но и в горизонтальном. Дети часто испытывают на себе наказание Божие за грехи родителей (Исх. 20:5). Греховные семьи, уча грехам своих отпрысков, коверкают волю последующих поколений. Исковерканная же воля не способна осуществить свободный выбор. Например, многие обманутые родителями дети чуть ли не обязаны обмануть уже своих детей, т. к. в них заложена модель родительского поведения. Такая воля всегда ограничена как во взаимоотношениях с людьми, так и во взаимоотношениях с Богом.

Даже если воля полностью и свободна,  обращение ко лжи вряд ли можно назвать свободой. Сама природа этого деяния рассматривается как вариант рабства. Именно поэтому при любой форме деятельности или занимаемой позиции она направлена против Господа. Истинно человеческая свобода заключается лишь в признании Бога Творцом, а самого себя — Его созданием; она не подвержена любой форме зла и позволяет служить Богу и творениям.

Он — Творец, а мы — Его Создания, Его дети. Он задумал жизнь человека как дарующую радость. Вот почему библейское Учение о Сотворении бросает вызов любому иному образу мысли о взаимоотношениях между Создателем и сотворённым Им порядком.

Оппоненты библейского Учения о Сотворении

Пантеизм

Писания проводят строгое разграничение между Создателем и творением. Библейское Учение основано на предположении о том, что Бог «полностью отличен» от сотворённого Им. Пантеисты же утверждают, что Бог и творения не имеют фундаментальных отличий. Некоторые пантеисты наделяют творение душой, пытаясь отождествить его с Богом. Пантеисты-материалисты проецируют божественную силу на природу или на её отдельные элементы.

Древний индуизм также имел элементы пантеизма. В начале эпохи модернизма философ Барух Спиноза отрицал существование отдельного божества и учил, что сущность божества распределена по миру в природе и во всевозможных существах. Некоторые церковные мистики учили, что целью людей является единение с духовной сущностью Бога; в ней исчезают различия между Богом и людьми. Такая вера отрицает уникальность Бога, как Создателя, и благость человека, как творения Божия. Попытка изобразить человека в виде причастника Божией сущности разрушает библейское понимание того, кто есть Бог, и кто есть человек. Любое смешение Создателя с творением мешает пониманию их взаимоотношений.

Деизм

В эпоху Просвещения некоторые западные философы утверждали, что существует непреодолимое отдаление и различие между Господом и Его творениями; учили, что есть Бог-Создатель, потерявший интерес к Своему творению, отстранившийся от него и играющий совсем малую роль в его развитии. Одни деисты учили, что Бог полностью отсутствует в этом мире, что Он подобен часовщику, который, однажды сделав и заведя часы, оставляет их навсегда. Другие учили, что Бог, осуществляя управление материальным миром, оставил моральный и духовный аспект в руках человеческих. Существовали и те, кто признавал роль Божию в духовной сфере, но отрицал, что Он сотворил жизнь человечества в Вечности.

Бог доказал Своё присутствие, Своё сострадание и заботу обо всём творении. Попытки же людей объяснить Его «отсутствие» в этом мире базируются на логических суждениях человека, одни из которых возникают в те моменты, когда якобы торжествует зло. Источником других является самоуверенность человека, основанная на способности его разума и умения улучшать жизнь. Мнимое торжество зла отражает тайну его нынешнего существования; ответ на эту тайну не может быть найден вне любви Божией, выразившейся в распятии на кресте Его любимого Сына. Разум и умение человека отражают гений Творца, т. к. они достаточно часто неспособны доказать, что могут быть основой человеческой жизни. Лишь близость Бога к творению поддерживает его движение и оберегает род человеческий от всех бед. Творец и поныне охраняет нас.

Дуализм

Тайна зла поднимает вопрос о полной власти Бога над Его творением. Вот почему некоторые мыслители время от времени высказывали предположения, что существуют две более или менее равные божественные силы, а люди — жертвы их непрекращающейся борьбы, борьбы, идущей между добром и злом. Различные дуалистические системы по-разному описывали её окончательный исход. Некоторые считали эту борьбу вечной. Другие предполагали, что добро в конце концов победит в решающей битве. Согласно дуализму, спасение возможно по мере того, как силы добра будут отвоёвывать у сил зла каждого отдельного человека.

Самым известным дуалистом был Мани, или Манихей, загадочная фигура третьего века [8] . Он учил, что Свет и Тьма находятся в постоянном конфликте. «Манихейская» доктрина нашла множество последователей в ранней Церкви. Отзвуки её слышны и поныне, в конце XX века, в высказываниях тех, кто ищет логическое объяснение силы зла. Писания же учат, что, несмотря на человеческое восприятие зла, как торжествующего начала, Бог контролирует его. Создание Божие остается в Его любви даже тогда, когда отходит от Господа и впадает во зло. Бог остаётся Творцом.

Гностицизм

Мани, по-видимому, развил свои взгляды под влиянием гностицизма [9] , учившего о дуализме духа и материи. Это название появилось благодаря группе людей, веривших в то, что они обладают особым, тайным познанием жизни — «гносисом».  Все варианты этой системы взглядов основываются на предпосылке о том, что духовное — есть добро, а материальное — зло. В основе добра — безличный дух, существующий вне досягаемости смертных людей, в виде непознаваемого Божественного Существа, вырабатывающего или испускающего отдельные духовные сущности, среди которых и «Демиург» или «Слово». Сотворение происходило при Его содействии.

Гностики не признавали весь созданный порядок хорошим, т. к. он был воплощением зла, пленившего искры Божественного  Духа, которые попали в худшую из возможных ситуаций — они были заключены в материальное тело. Спасение рассматривается гностиками, как освобождение каждой отдельной души или духа из материального тела, что приводит ко всё убыстряющемуся вознесению на много уровней духовной эманации или происхождения. Это вознесение должно завершиться потерей индивидуальности, поглощением духовной искры безличным Божественным Духом на более высоком уровне.

Гностицизм резко отрицал благость материального творения Божия и человеческую индивидуальность. Святой Апостол Павел раскрывал эти ошибки в учении о телесном воскрешении (1 Кор. 15:42-44). Бог формирует каждого человека, не переставая заботиться о нём (Пс. 138:13; Иов 31:15; Иер. 1:5), любя его, как обладающего собственной личнocтностью. Воскресение наше, как обладающих личнocтностью Детей Божиих, гарантировано — мы будем жить с Ним как личности. Материальный порядок Божий изначально был благим. Именно с его помощью Господь благословляет Свой народ как в горизонтальных взаимоотношениях с Ним, так и в вертикальных отношениях с материальным миром.

Индивидуализм и материализм

В современной западной культуре индивидуальность и материальный порядок — эти благие дары Божии, превратились в идолов, в источник эгоизма, ложной безопасности и смысла жизни многих людей. Так дары Божии извращаются умами падших грешников. Когда люди основываются в жизни на своих правах, а не на Божием плане взаимозависимости, то они отворачиваются от живущих рядом с ними творений и от Самого Бога, создавшего человека не для одиночества (Быт. 2:18), а для жизни в условиях общности и взаимного доверия. Человеческое «я» — это не одинокий остров в океане, а часть континента, который называется Народом Божиим. Достоинство каждого человека не утверждается дерзостью эгоизма. Своё истинное достоинство человек может найти лишь во взаимоотношениях общения со своими ближними и с Творцом.

Ни один человек не может получить радость от своего человеческого естества, если пытается зависеть от материальных благословений Божиих как от конечного источника своего благополучия. Бог даровал материальное, чтобы оно использовалось людьми для служения друг другу. Человек получает радость от своей жизни лишь тогда, когда признаёт это и использует во благо других людей так же, как и во своё.

Атеистическая эволюция

Эволюционная теория учит, что материя первична, что мир образовался и функционирует без Божественного вмешательства. Эволюционную теорию следует отличать от биологических теорий, пользующихся генетической, физической или химической информацией для прослеживания изменений в творениях  Божиих, находящихся в этом мире под Его управлением.

Генетика не является вызовом библейскому Учению о Сотворении. В XIX веке некоторые христиане, боровшиеся против последователей Чарльза Дарвина, пытались защитить доктрину о сотворении утверждением о неизменности биологических видов. Но ему нет подтверждения в Библии. Бог управляет этим миром с помощью различных средств, являющихся частью Его заботы. Получившие вдохновение свыше библейские авторы, в своих исторических условиях не могли иметь представление о современной генетике. (Дарвин также не мог знать о ней — публикации об открытии его современника, католического монаха Грегора Менделя, появились лишь после смерти Дарвина.) С одной стороны, генетические изменения и развитие новых видов вполне могут быть частью замысла Божия. С другой стороны, подобные теории могут оказаться отсталыми в свете будущих научных исследований и обобщений. Писания нельзя превращать в рабочий инструмент современных биологов для подтверждения, принятия и развития их работ.

Теорию, объясняющую эволюционные изменения на уровне хромосом и генов, некоторые учёные называют «микроэволюцией». Если же эволюционная теория из рабочего инструмента исследователя превращается в систему взглядов, в основу жизни и трактовки мироздания, то она становится «макроэволюцией» — догмой, которая, как и догмы других верований, основана на «скачке веры» через неизвестное. Путаница, вызванная применением этих двух терминов, заставила некоторых христиан сосредоточиться на различиях между эволюционной теорией и библейской верой. Утверждение этой теории о том, что человеческие силы определяют всё сущее, столь же примечательно, сколь и её отрицание библейского порядка сотворения Мира.

Чтобы понять фундаментальные различия между теорией эволюции и библейским Учением о Сотворении, обратимся к эпистемологии, науке о том, как люди учатся и познают. Эволюционная теория стремится утвердить свои верования на основе эмпирического, экспериментального, «научного» способа познания. Этот метод опирается на сведения, полученные на основании экспериментов, разработанных самим экспериментатором. Предполагается, что сведения могут быть подтверждены в ходе повторных опытов. Этот метод претендует на объективность открытий, поскольку их могут проверить другие исследователи. То, что не может быть подвергнуто проверке повторными опытами, лежит вне пределов человеческого познания.

Таким образом, когда эпистемология пытается определить происхождение и границы реального мира, ответить на те вопросы, на которые она не в состоянии ответить, то выходит за пределы своих способностей, сбивается с пути. Когда научные сообщества пытаются проникнуть за завесу, скрывающую основу всех вещей и первичного контроля над вселенной, то это превышает возможности их же научных методов. Когда эволюционизм пытается сформулировать теорию о начале сотворения, его конечном предназначении, то выходит за границы своих возможностей. Истоки происхождения невозможно выяснить с помощью экспериментов, как того требует эмпирическое познание. Экспериментальный метод не в состоянии раскрыть процесс сотворения, его движущие силы.

Эволюционная теория не может быть истинно научной, когда она становится непоследовательной в толковании информации,  полученной не в ходе экспериментов, а из религиозных источников, т.е. информации, не укладывающейся в рамки эмпирической проверки. Она ненаучна, когда опирается, как на авторитет, на утверждения веры  в тех вопросах, которые находятся за пределами сферы эмпирической проверки и на которые нельзя найти ответ экспериментальным путем, а можно лишь гадать. Происхождение вселенной невозможно воспроизвести опытным путем, а поэтому оно должно оставаться вне сферы эмпирической проверки. Основные законы, управляющие природой и человеческой историей, должны быть вынесены за пределы научного анализа, поскольку их нельзя исследовать эмпирически.

Христиане убеждены, что Бог находится за пределами сознания и опыта человека. Высшая сила вселенной не подчиняется человеку, если только эта сила — не сознание и власть самого человека. Именно поэтому истинно теистический эволюционизм невозможен. Истинный «теизм», то есть вера в Бога,  должен отказаться от эмпирической эпистемологии эксперимента, когда внимает своему Господу, являющемуся ему в яслях и на кресте.

Бог сотворил всё сущее не в результате большого взрыва, а с помощью тихого, спокойного голоса, произнеся «Да будет…» Вызвал ли этот тихий, спокойный голос большой взрыв, находится за пределами человеческого знания. Если бы подобная теория  что-нибудь добавила ко благу человека, это было бы прекрасно. Но, как и все теории, выдвигаемые для служения людским нуждам в горизонтальном направлении, она — лучшее доказательство ущербности человеческого знания.

Христиане прекрасно различают и правильно используют противоречия эпистемологии для должного познания Бога и Его творений, особенно когда это связано с эволюционизмом современного общества. Попытка оспорить теорию эволюции эмпирически — это тот путь, по которому движется естественная наука. Многие научные аргументы, выдвигаемые известными учеными Запада, опровергают фундаментальные предпосылки эволюционной теории.  Однако, верующим не следует закрывать глаза на внутреннюю логику эволюционизма. Биологи и философы-христиане могут принимать участие в экспериментальных проверках эволюционной теории, но лишь сознавая, что защита Учения о Сотворении средствами эмпирической эпистемологии существенно умаляет библейскую позицию.

Даже если кто и «опровергнет» эволюцию эмпирическими средствами, то источники этого познания вне контроля человека. Такое опровержение всё равно неточно отразит то, как верующие приходят к познанию Бога, как Творца. Подобный подход оставит познание творения на милость очередного теоретика, который применит эмпирические средства для формулировки своей догмы.

Верующие должны сознавать, что неприятие ими «учения», связанного с именем Чарльза Дарвина, должно включать и неприятие «социального дарвинизма». Взгляды, возникшие из дарвиновского понятия о естественном отборе, оказали существенное влияние на общественную мысль Запада. Расисты, безжалостные капиталисты и империалисты применяли популяризированный дарвинизм для распространения жестоких и античеловечных идей [10] . Социальный дарвинизм в XIX—начале XX вв. предоставил научное обоснование эксплуатации и угнетения человека человеком. Библейская же доктрина о сотворении запрещает подобное бесчеловечное отношение друг к другу.

Верующие должны также сознавать, что дарвиновская трактовка естественного отбора возникла на фоне гегельянства XIX в. и широкого спектра идей, включавших в себя и доктрину о неизбежном прогрессе или развитии. Георг Вильгельм Фридрих Гегель (1770—1831), профессор берлинского университета, систематизировал идеи эпохи Просвещения о том, что человеческая история неумолимо движется «вверх» — к лучшей, более совершенной форме жизни. Хотя в эпоху Просвещения и было ощутимо разочарование этой доктриной — сильное Лиссабонское землетрясение 1775 года погубило от тридцати до сорока тысяч человек, поколебав уверенность «просвещённых», тем не менее, развитие медицины и технологий того века вновь возродило огромные надежды на прогресс человечества.

Медицинские эксперименты Менгеле [11] и технологии, реализованные Адольфом Гитлером и Пол Потом несколько остудили энтузиазм сторонников прогресса. Но надежда умирает последней, поэтому большинство людей ещё верят в его неизбежность. Внимательный взгляд на древнюю и не столь давнюю историю не оставляет места для подобных иллюзий. Более того, христиане должны осознавать, что в основе «учения» Дарвина лежит несостоятельная предпосылка о том, что земная жизнь неизбежно и неумолимо улучшается, причём происходит это через посредство сил, не связанных с силой Создателя. Из этой предпосылки могут возникнуть различные представления о заслугах; с одной стороны, микроэволюционные объяснения, касающиеся процесса Божия сотворения, могут быть даже полезными. Но, с другой стороны, может возникнуть и догма, которая неизбежно будет противостоять библейскому пониманию Создателя и Его творения.

Бог — основа всего творения. Он принялся за него в начале времён и Он же поддерживает и охраняет его до того дня, когда закончит его. Господь — наш Творец, а мы Его создания. Вся человеческая жизнь сотворена Им. Он — отправная её точка. Всё  библейское Учение основано на том, что начала — в руке Божией и в Его Слове. Не человечество, не какая-либо иная сила вселенной создала всё сущее, а лишь Бог — единственный истинный заботливый и любящий Отец.


[1] Краткий катехизис, II, 2.

[2] Клайв Стейплз Льюис (1898—1963) — английский писатель, филолог, христианский мыслитель и публицист. Мировую известность ему принесли повесть «Письма Баламута» (1942) и философско-религиозные   трактаты «Любовь», «Страдание», «Чудо», в которых К. Льюис выступил страстным апологетом христианства. — Прим. перев.

[3] C. S. Lewis «Reflections on the Psalms» (New York, Harcourt Brace Jovanovich, 1958), p. 78.

[4] Антропология — учение о человеке. — Прим. ред.

[5] Цит. по: B.F. Skinner «Beyond Freedom and Dignity» (New York, Knopf, 1971).

[6] См. обсуждение вопроса о теодицее в гл. VI.

[7] Аугсбургское Вероисповедание, XVIII, 9.

[8] Jaroslav Pelikan «The Christian Tradition, a History of the Development of Doctrine, 1: The Emergence of the Catholic Tradition (100—600)» (Chicago, The University of Chicago Press, 1971), pp. 136-137.

[9] Pelikan, pp. 81-97; J. N. D. Kelly «Early Christian Doctrines» (New York, Harper & Row, 1960), pp. 22-28.

[10] George L. Mosse «The Culture of Western Europe: The Nineteenth and Twentieth Centuries, an Introduction» (Chicago, Rand McNally, 1961), pp. 77-78, 200-205.

[11] Йозеф Менгеле — гитлеровский «врач-экспериментатор», ставивший свои варварские опыты на узниках концлагерей. После 1945 года бежал в Южную Америку. — Прим. перев.





Запись
на курс
"Чему учит
Церковь" -

среда,
18.00-20.00,
воскресенье,
13.30-15.00

Евангелическо-
лютеранская церковь
св. Екатерины
(Санкт-Петербург,
ул. Малая Конюшенная,
д. 1, 3 этаж,
библиотека)

Добро
пожаловать!




© Портал реформированных католиков "Славянское лютеранство", 2004