О библиотеке : Тематический каталог : Именной каталог : Хронология : Церковь : Форум


Библиотека "СЛАВЯНСКОЕ ЛЮТЕРАНСТВО"


О библиотеке

Тематический каталог

Именной каталог

Хронология

Церковь

Форум

Пишите нам:
info@skatarina.ru

Рейтинг@Mail.ru



Роберт Колб

ХРИСТИАНСКАЯ ВЕРА

Глава IX. Оправдание

Павел в Рим. 3:10-12 обрисовал тупик, до которого дошло человечество: «нет праведного ни одного; нет разумевающего; никто не ищет Бога; все совратились с пути, до одного негодны; нет делающего добро, нет ни одного». И никто не станет праведен перед Богом, исполняя деяния по Закону (Рим. 3:20).

Поведение человека не приводит к его праведности — даже в Едеме человеческое поведение определялось человеческой праведностью. Божья благодать с самого начала так сформировала человека. И лишь благодать Божья может восстановить праведность отношений, которые Он создал между Собой и человечеством при сотворении. «Потому что все согрешили и лишены славы Божией, получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе, Которого Бог предложил в жертву умилостивления в Крови Его через веру, для показания правды Его в прощении грехов, соделанных прежде» (Рим. 3:23-25).

Слово «justification» (оправдание), вошедшее во многие европейские языки, происходит от латинского слова «justitia», которое можно перевести, и как «праведность», и как «справедливость». Библейское учение об оправдании определяет правильные отношения между Богом и сотворёнными Им людьми. Оно говорит о том, как Бог восстанавливает эти правильные отношения между падшими грешниками и Собой, спасая их от греха и смерти, возвращая им саму жизнь. Самой сердцевиной, основой человеческой жизни во всей её полноте являются эти правильные отношения с Богом. В Его глазах праведность — это и есть сама жизнь.

Так же, как Бог сотворил человечество без принуждения и каких бы то ни было условий, поступив так исходя из чистой любви и добровольно, Он сотворяет человечество заново без принуждения и условий, исходя лишь из проявления безвозмездной любви. Это сотворение заново может быть описано как спасение, примирение или освобождение. Но лучше всего его описывает слово «оправдание», даже несмотря на то, что для неверующих в нашей культуре этот термин обычно несёт смысл, несколько отличающийся от библейского его понимания. Если я оправдываю себя, говоря современным языком, я обычно пытаюсь объяснить, почему я был вынужден сделать что-то, заведомо зная, что это неправильно. Когда Бог оправдывает меня, Он восстанавливает моё положение перед Ним. Он делает меня праведным в Его глазах.

Одной лишь благодатью

Оправдание — это акт Бога. Он заново сотворяет падших грешников. Он преобразует их в Своих избранных детей посредством дарования правильных отношений с Собой. Грешники не могут применить Закон Божий в качестве наставника в деле восстановления своего положения перед Богом. Адам и Ева заняли должное место перед Ним лишь благодаря Его усилиям, а не своим. Грешники возвращаются в это положение исключительно только Его усилиями, а не нашими. Его уси-  лия — это благодать, а Его усилия возникают из благодати.

В средние века Церковь учила, что благодать была даром, который Бог дал человеку, «составной частью» его психологии, дающей грешнику то, что он потерял, когда другая составная часть, первоначальная праведность, пропала после Грехопадения [1] . Лютер отвергал попытки анализировать благодать, как нечто, добавленное внутрь падшего человека. Он определял благодать, как милость Божью, Его милосердное отношение, Его благосклонное отношение к сотворённым Им людям. Бог благодатен в проявлении Своей любви в отношении к падшим грешникам, как к Своим возвращающимся детям.

Благодать Божья не вынужденная — ничто не заставляет Его любить Своих тварей. Ничто из сотворённого не может претендовать на роль творца. Он на самом деле полновластен над всем, что Он создал. В отношениях с Его тварями в Боге не может быть никакой «неправедности». Павел ставит вопрос: может ли вообще быть неправедность со стороны Бога? Его ответ отражает убеждённость всего ветхозаветного народа: «Никак. Ибо Он говорит Моисею: кого миловать, помилую; кого жалеть, пожалею» (Рим. 9:14-15). Не зависит Божья благодать от каких-либо условий, не обусловлена она и человеческими поступками. Божьи благодать и благосклонность совершенно свободны, добровольно замыслены, добровольно сформированы и столь же добровольно даны.

Таким образом, «Христос… в определённое время умер за нечестивых. Ибо едва ли кто умрёт за праведника; разве за благодетеля, может быть, кто и решится умереть. Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками. Посему тем более ныне, будучи оправданы Кровию Его, спасёмся Им от гнева. Ибо если, будучи врагами, мы примирились с Богом смертью Сына Его, то тем более, примирившись, спасёмся жизнью Его» (Рим. 5:6-10).

Благодать Божья выражается в том, что Он отставляет Свой гнев. Даже гнев Божий выражает Его любовь к сотворённым Им людям. Гнев этот направлен против них во имя их же блага. Это возмущение против того, что они разрушают самое сердце своего существования, свою веру в Него. Его благодать отодвигает этот гнев в сторону и восстанавливает праведность, утерянную ими во грехе.

Эта праведность — праведность веры в Него. Поэтому для человечества противоположностью благодати Божьей будет не гнев Божий, а, скорее, попытка людей восстановить праведность человеческими поступками. Добрые дела не спасают. Поведение людей никогда не может накладывать на Бога каких-то обязательств. Бог останется Творцом и Господом, даже если поведение людей станет идеальным. Праведность человеческого поведения имеет значение только в горизонтальных отношениях. Это всего лишь результат, а не причина праведности наших отношений с Богом. В отношениях с Ним у нас всё в порядке, всё прекрасно лишь только потому, что Он сотворил нас, как Своих детей. Кроме того, как бы мы ни рассматривали свои деяния, мы должны признать, что исполнение грешником дел Закона Божьего всегда остаётся несовершенным. Даже наши самые отчаянные усилия в праведности всё ещё подобны запачканной одежде (Ис. 64:6) и остаются без следа, как и любая попытка достичь праведности без наличия идеальной веры в Яхве.

Вот почему вся жизнь христианина покоится на благосклонном расположении, отношении и выражении Его благожелательности к нам. Его благодать вполне достаточна для нас. Его сила становится совершенной в нашей слабости, и в нашей слабости проявляется Его сила и благожелательность Его любви (2 Кор. 12:9). Божья благодать и есть источник всего поведения христианина (2 Кор. 1:12). Все верующие вместе с Павлом признают: «Но благодатию Божиею есмь то, что есмь; и благодать Его во мне не была тщетна, но я более всех их потрудился: не я, впрочем, а благодать Божия, которая со мною» (1 Кор. 15:10).

Эта благодать означает, что мы ничего не делаем. Это «ничего не делаем» означает смерть для того человека, который исходит из того, что какие-то поступки спасают или гарантируют получение благодати от Бога [2] . Бог — Творец, и для нас иметь с Ним отношения предполагает, что Он остаётся Тем, Кто даёт и поддерживает жизнь безо всяких условий. Мы получаем благодать без каких-либо заслуг с нашей стороны.

Оправдание Его благодатным Словом

Бог сотворил миры Словом Своим. Он говорил, и всё сущее появилось на свет (Быт. 1). Подобным же образом Бог говорит, и грешники становятся праведными. Он Своим Словом творит их заново.

Термин «оправдывать» имеет по крайней мере два оттенка смысла, как в греческом языке Нового Завета, так и в немецком языке времён Лютера [3] . Обычно лютеране чётко определяли этот смысл, как «объявлять праведным». Объявляя падшего грешника невинным, Бог поступает как милостивый судья. Слово обычного судьи в зале суда определяет реальность для подсудимого. На практике человек, виновный в серии убийств, может свободно шляться по улицам города, поскольку судья объявил о его невиновности. Тот, кто не совершил преступления может познать реальность вины — тюрьма, штрафы, опека — если судья признает его виновным.

Божье Слово также определяет реальность. Когда Бог провозглашает грешника невинным, грешник перестаёт быть грешником. Он становится праведником. То, что Бог относится к нам, как к Своим детям, означает, что мы и есть Его дети. Он так и говорит нам. Для Него это достаточно хорошо. И для нас это должно быть достаточно хорошо.

Но «оправдать» означает не только «объявить праведным на манер судьи в зале суда». Это также имеет смысл «оценить должным образом, отдать должное». Когда Бог оправдывает грешника, тот получает должное. Многие верующие могут возразить: нет, грешники получают милость и прощение. Когда Бог оправдывает нас, мы не получаем того, что нам причитается. Однако, Павел описывает оправдание именно в таком духе. Кульминацией его определения оправдания в Рим. 3:8 является утверждение, что, когда Бог оправдывает грешника в крещении, грешник крестится в смерть Христову (6:4). «Мы соединены с Ним подобием смерти Его» (6:5). «Зная то, что ветхий наш человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху; ибо умерший освободился от греха» (Рим. 6:6-7).

Хороня нас, умерших в прегрешениях и необрезании плоти нашей, с Христом в крещении, Бог одновременно и оживляет нас с Ним. Умирая и воскресая с Христом, в крещении, верующие получают отмену обвинительного заключения, выдвинутого против них требованиями Закона. Оно прибито к кресту Иисуса. Тогда Христос разоружил врагов верующих, всенародно обличив их и восторжествовав над ними (Кол. 2:11-15).

Грешники должны умереть — это то, что они заработали своим грехом (Рим. 6:23). Грешники и умирают. Бог отдаёт им должное, оправдывая их. Он погребает их. Он хоронит их с Христом. Христос взял грехи мира и скрыл их в Своей могиле, единственном месте во всей вселенной, куда никогда не проникает взгляд Отца. Грешников перед Ним больше нет, ибо Христос позволил Его благодати наполнить жизни грешников, проявив к ним милосердие (1 Тим. 1:15). Те, кто были грешниками до того, как Его оправдывающее Слово отдало им должное, становятся теперь Его безгрешными детьми. Кровь Христа, пролитая за Его людей, смыла все их грехи, простив их от избытка Его милосердия и благодати (Рим. 3:25; 1 Иоан. 2:2; Еф. 1:7; Кол. 1:14, 20).

Лютеране иногда спорят, правильно ли толковать слово «оправдывать», как «делать праведным» наравне с «объявлять праведным». Понятие «делать праведным» часто используется для обозначения праведности, которая «фактически» присутствует в праведных поступках горизонтального направления. В этой связи лютеране часто подчёркивают, что лучшим переводом было бы «объявлять праведным». Однако, Слово Господне действует в оправдании. Оно творит, говоря — оно делает то, что говорит. Оно делает грешников праведниками, провозглашая их праведными. Мы действительно такие, какими нас объявляет Бог — мы полностью сформировались, как дети Божьи, когда Его Слово творит новую реальность прощения наших грехов и дара жизни во Христе для нас.

Это прощение грехов является сердцем того, что первые верующие проповедовали окружающим их грешникам — освобождения от вины и платы за грех, смерти (Лук. 24:47; Деян. 5:31; 13:38-39; 26:16-18). Бог воскресил их из мёртвых вместе с Христом к новой жизни, ибо Он воскрес, уничтожив их преступления, поглотив их Своей смертью, так что они снова могут стать праведными (Рим. 4:25). Верующие считают себя мёртвыми ко греху и живыми к Богу во Христе Иисусе, потому что знают, что в Его смерти и воскресении они обретают уверение в том, что не умрут вновь (Рим. 6:8-11).

Таким образом, основополагающая реальность жизни верующего заключается в Божьем даре смерти, как грешника, и возрождения, как чада и наследника Божьего (Рим. 8:17). Слово Божье, которое убивает и воскрешает, находится в центре как понятия об оправдании, как о промысле Божьем, так и понятия об оправдании, как о новом сотворении Божьем посредством Слова. Слово Божье влияет на вердикт о невинности. Слово Божье влияет на смерть и жизнь.

Вот почему оправдание в библейском смысле называется «судебным оправданием». Слово «судебный» означает «относящийся к судопроизводству». Оно относится к решениям, принимаемым в суде. Поэтому Божье Слово, дарующее праведность посредством объявления невиновности и нового сотворения, может быть названо «судебным».

Некоторые лютеране не очень отчётливо понимали учение Лютера, относящееся к объявлению грешника праведным. Они думали, что, согласно предположению Лютера, «Бог говорит, что я праведен, и мы позволим Ему верить в это. Но дело совсем не в том. Суть заключается в том, что я — грешник. Но я буду рад, если Бог думает иначе, даже если Его представление обо мне не соответствует действительности». Такое понимание оправдывающего Слова Божьего пытается поставить в центр человеческой реальности совесть и деятельность человека. Лютер считал, что это неверно.

Лютер верил, что высший уровень реальности заключён в Слове Бога и в Его благосклонном отношении к Своим детям. Когда Бог говорит, что мы праведны, что мы — Его дети, то ничто не может быть более реальным. Вся реальность была порождена Словом Божьим. Мы до сих пор испытываем проникновение греха во все наши мысли, слова и дела, вся наша праведность заляпана грязью (Ис. 64:6). Но всё это не определяет высшую реальность нашей жизни, даже здесь и сейчас. Слово Божье, которое воссоздало нас, объявив о нашей невинности и праведности, является высшей реальностью нашей жизни.

Верой единой

Это слово праведности, дарованное нам, обещает нам жизнь. Обетование выявляет истину. Через веру или доверие мы получаем дар оправдания благодатью Божьей посредством искупления, осуществлённого Богом в Иисусе Христе через умилостивление Его Кровью (Рим. 3:25). Природа этого обетования такова, что оно не может быть подтверждено. Доверие к этому обетованию основано не на получении нами подтверждения, а на надёжности и верности Того, Кто обещает. Исходные отношения Адама и Евы с Богом в Едеме основывались на свободе общения между Ним, любившим их, и ними, доверявшими Ему. Христос пришёл для того, чтобы восстановить такие доверительные отношения. Праведные дети Божьи верят Ему. Их вера является основой и движущей силой всего их существования. Они живут верой — она составляет всю их жизнь и поддерживает её.

Вера человека, как отмечалось выше, является сердцевиной всего его существования [4] . Вера не может быть принудительной.  Её истоком может быть лишь надёжный объект.  Вера — на одном уровне — это психологическое явление. Она сочетает в себе знание об её объекте, — знание, которое может расширяться и развиваться, с эмоциональным отношением к данному объекту. Вера в человека всегда включает в себя отношение. Вера — это отношение. Но христианская вера отлична от прочих вер. Она имеет иной объект, иное содержа-  ние — Иисус Назорей и Бог, Которым Он является и Которого Он являет. Она берёт своё начало не просто в знании и эмоциях человека, а возникает из работы Святого Духа над его знаниями и эмоциями. Сама её природа основана на восприятии. Она принимает дар жизни в Иисусе Христе.

Вера в Иисуса Христа Им же и выявляется, Его обетованием, ибо Он — надёжен. Святой Дух создаёт нашу веру в Него и Его надёжность. Бог милостиво предоставляет нам способность поверить в Христа. Точно так же Он дарует нам способность страдать за Него на основании этой веры (Филип. 1:29). Лишь только силой Святого Духа грешники могут прийти к признанию того, что Иисус Христос является их Господом  (1Кор. 12:3).

Святой Дух воссоздаёт отношения между Богом и падшим грешником тем, что предъявляет Свои права на грешника посредством Своего Слова, как это было при крещении. Но эти отношения с человеческой стороны усиливаются по мере того, как люди слышат Божье Слово прощения и жизни, и по мере того, как они накапливают свои знания о Нём с помощью Слова. Они не могут верить в того, о ком они не слышали. Вера растёт из слышания, а слышание вырастает из познания Слова Божьего (Рим. 10:14). Вера может и не постичь полностью тайну того, как Бог говорит с нами. Вера не всегда может объяснить всё об отношении Бога к нам и о Его деяниях ради нас. Ибо вера — это уверенность в том, на что мы уповаем, уверенность в том, чего мы не видим (Евр. 11:1). В своей основе вера — это отношение с Богом, которого Его твари не способны постичь полностью, в особенности, когда их разум до сих пор испытывает пагубные последствия грехопадения.

Так как Бог является объектом нашей веры, мы можем быть полностью уверенными, доверяя Ему и Его обетованиям. В этом нет никакой неопределённости, никаких «может быть, да, может быть, нет». «Все обетования Божии в Нём “да” и в Нём “аминь”, — в славу Божию, через нас» (2 Кор. 1:20). Древнееврейское слово «аминь» означает подтверждение «именно так». Оно выражает то доверие, которое питают верующие к своему исключительно верному Богу.

Вера в Бога является, конечно, не «просто знанием» или «просто верой». «Просто знание» возможно в отношении того, что не особенно важно для нас. Мы можем иметь «просто веру» или чисто умозрительное признание того, что Цезарь Август правил Римской империей около двух тысячелетий назад. Однако, невозможно иметь «просто веру» в человека. Эмоциональные аспекты личных взаимоотношений требуют чего-то большего, чем разумное знание другого человека. В первую очередь, когда Тот, Кто объявляет Себя Создателем всего живого, говорит: «Я вас люблю», «просто вера» не может каким-либо образом откликнуться на это. Обращение Бога к нам в смерти и воскресении Иисуса Христа может вызвать у грешников смех или оттолкнуть их от такого абсурда. Оно может заставить грешников трястись от страха перед Богом, Который счёл необходимым умереть за нас. Но «просто знание» и «просто вера» в реакции на Божье обращение к нам быстро сменяются тем или иным эмоциональным откликом. Бог превращает их в любовь и веру.

Так, некий царедворец из Капернаума «поверил слову, которое сказал ему Иисус», будучи уверен в надёжности обещания Иисуса исцелить его сына (Иоан. 4:46-54). Центурион в Капернауме обычно не был склонен полагаться на других лю- дей — он привык сам нести ответственность. Но был убеждён, что слово Иисуса надёжно. Он сказал Иисусу: «Скажи слово». Для него этого было вполне достаточно (Лук. 7:1-10). Некую хананеянку не остановило молчание Иисуса или недоброжелательное отношение Его учеников. Она верила, что Иисус может пожелать бросить ей хотя бы крошку. Иисус, восхищённый её верой, так и поступил (Матф. 15:21-28). Все, кто верят Ему, присоединяются к Нему и к Павлу в признании того, что даже при испытании веры муками «я знаю, в Кого уверовал, и уверен, что Он силен сохранить залог мой на оный день» (2 Тим. 1:12).

Закон Божий, который доступен для экспериментальной проверки человеком — это не объект веры. Павел утверждал, что «закон не по вере» (Гал. 3:12). Вера основывается на личности нашего Бога через Его откровение в Иисусе Назорее. Вера основывается на Благой Вести, которую Он несёт и которой является Сам.

С точки зрения Бога такое отношение, присущее вере, очень цельно. Оно существует или не существует. Никаких степеней быть не может. Отношения с Богом основаны на Его обетовании, а психологические характеристики этой веры не изменяют природы или прочности этих отношений. Бог верен даже тогда, когда мы неверны, «ибо [от] Себя отречься не может» (2 Тим. 2:13). Он верен и полностью освятит нас во всей полноте  (1Фесс. 5:23-24). Когда мы неверны, Он остаётся верен нам, поддерживая нас и охраняя нас от зла (2 Фесс. 3:3).

Однако, с человеческой точки зрения мы ощущаем, что наши знания о Боге и о содержании Его Евангелия растут — или ускользают из нашей памяти. Мы ощущаем, как наша эмоциональная связь с Ним то усиливается, то ослабевает. Отец припадочного мальчика призвал Иисуса: «верую, Господи! помоги моему неверию» (Марк. 9:24). Христос видит сомнение веры (Матф. 14:31) и комментирует «сильное» выражение веры хананеянки в Него (Матф. 15:28). Такие перепады психологического состояния каждого отдельного человека в общении с Богом не указывают на то, что отношения стали сильнее или слабее. Изменения внутреннего и внешнего выражения веры среди отдельных людей не служат показателем того, что один верующий ближе другого к Богу или дальше от Него. Бог находится на стороне каждого из Своих людей независимо от психологического склада сотворённых Им людей, какую бы «форму» этот склад ни придавал отношениям с Богом. Ибо, ввиду всей первостепенной важности веры для нашей жизни, как детей Божьих, Он является Богом мира, а не мы, и снабжает нас тем,  что нам необходимо  для выполнения Его  воли. Он — Тот, Кто производит в нас благоугодное Ему через Иисуса Христа (Евр. 13:20-21).

Праведные и грешные одновременно

Вера — это уверенность в том, что сам не испытал. Грешные верующие в своей жизни часто подвержены воздействию своего греха и силы зла. Полнота доверия, которым пользовались Адам и Ева в Едеме, непонятна нам. Поскольку грех продолжает жалить нас в пяту, мы не можем наслаждаться всей полнотой жизни, несмотря на то, что после крещения имеем вечную жизнь. Тем не менее, мы не всегда чувствуем себя уверенно. Мы сосредотачиваемся на наших повседневных неудачах и сомневаемся в том, что Божье Слово ещё срабатывает. Феномен веры привёл Лютера к учению о том, что мы одновременно в полной мере праведны и в полной мере грешны («Simul justus et peccator» по-латыни). Этой фразой он хотел сказать, что в глазах Божьих мы становимся идеально праведными, без каких-либо недостатков, поскольку наши грехи взял у нас Христос и сложил в Своей могиле. В то же время, мы честно признаём, что даже самые лучшие человеческие деяния страдают от несовершенств, вызванных нашим грехом (Ис. 64:6; Рим. 7:15-20). Ничто из того, что мы делаем, не бывает столь чистым в мотивации или в исполнении, как нам того бы хотелось. Тем не менее, мы можем быть уверены в то, что Слово Божье в отношении нас — что мы праведны — возобладает.

Тем самым мы творим богохульство, погрязнув в грехе или позволяя ему сковывать нас сомнениями относительно правильности принятия нами тех или иных решений. Вместо этого мы возрадуемся тому, что Бог освобождает нас от нашего греха. Он освобождает нас от всякого зла, включая то, что парализует нас, заставляя сомневаться в своей свободе восхвалять Бога путём любви к своему ближнему.

Двойной взгляд Лютера на жизнь христианина помогает верующим в двух отношениях. Мы можем быть беспощадно честными в отношении своей греховности. Мы можем противостоять ей и бесстрашно признавать её. Признание её существования не отделяет нас от Бога. Это первый шаг в ежедневном умирании и возрождении в качестве Его детей. Он образует лишь фон для одновременного признания того, что Бог относится к нам, как к Своим праведным и невинным детям.

Признание нашей греховности делается всегда с сознанием того, что это всего лишь половина дела, причём меньшая. Гораздо лучше, когда признание греха является предисловием к Слову Божьему, которое воссоздаёт нас полностью по примеру Его сына, умершего и воскресшего к новой жизни. Поэтому, даже когда мы ощущаем своё несовершенство и свою бесполезность, мы знаем, что мы просто торопимся к нашему воскресению, в котором мы должны обрести всю полноту благодати Божьей и нашего совершенства — ведь Христос Иисус сделал нас Своим народом (Филип. 3:8-12).

Бог уверяет нас, что мы праведны

Бог продолжает осыпать нас Своей благодатью через веру в Христа каждый раз, когда мы сталкиваемся с Евангелием. Он придумал три способа вновь убедить нас в том, что ничего не может отделить нас от Его любви во Христе Иисусе (Рим. 8:38-39), в том, что начав Свою благую работу в нас, завершит нас в тот день, когда наш Господь придёт, чтобы покончить с этой сферой нашего существования (Филип. 1:6).

Он даёт нам это заверение в первую очередь, когда Святой Дух приводит нас к вере и сохраняет нас в ней. Дух завершает Свою работу по восстановлению жизни с помощью орудий своей профессии возрождения, средств благодати. Мы знаем, что Бог любит нас каждого в отдельности, поскольку мы были крещены. Все мы, крещёные во Христа Иисуса, крестились в Его смерть (Рим. 6:3). Ибо «все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись» (Гал. 3:27). Мы знаем, что Бог любит каждого из нас в отдельности, поскольку мы слышим Его прощение в отпущении грехов, которое объявляет наш пастор, и которое Его народ делит с нами. Мы слышим любовь Божью во время проповеди в Его общине. Мы знаем, что Бог любит нас, потому что каждый из нас в отдельности получает Тело и Кровь Христа во имя прощения наших грехов. С помощью средств благодати Святой Дух заверяет нас, что мы праведны перед Богом.

Мы также знаем, что Бог любит нас, поскольку Он вложил Себя в наше человеческое естество. Воплощение Второй Ипостаси Троицы является вторым источником уверенности каждого из нас. Мы уверены, что Бог не воплотился бы зазря. Мы знаем, что смерть и воскресение Христа включают каждого из нас в сообщества семьи Божьей. Мы уверены, что Христос Иисус умер за каждого из нас, ибо Бог хотел, чтобы каждый человек спасся и пришёл к познанию истины о том, что Иисус Христос отдал Себя, как выкуп за всех (1 Тим. 2:4-6). Ибо, как писал Иоанн, Христос умер не только за «грехи наши», но и за грехи всего мира (1 Иоан. 2:2). В самом глубоком отчаянии борющаяся вера может обращаться к этому заверению — круг не может быть очерчен так, чтобы не включить меня в число тех, за кого умер Христос.

В-третьих, Бог заверяет нас, что мы праведны в Его глазах, убеждая нас — ничто из содеянного нами не предопределяет, являемся ли мы Его праведными детьми или нет. Он избрал нас ещё до сотворения мира, в тайне Своей любви во Христе Иисусе. Никаких других причин не надо, да их и нет. Избрание Богом Его семьи остаётся тайной. Факт остаётся фактом — Бог предопределил нам быть Его детьми, и ничто не может отделить нас от Его любви во Христе Иисусе (Рим. 8:29-39).

Правильное различие между Законом и Евангелием

Несметные богатства Божьих благовестий могут создать впечатление явного злоупотребления. Несомненно, Евангелие Иисуса Христа как будто даже приглашает грешников сказать: «Давайте грешить больше — тогда и благодати будет больше». Павел говорит, что такое отношение невозможно, ибо мы крещены (Рим. 6:1-3). Тем не менее, случается так, что грешники превращают Евангелие в некую лицензию на грех. Решение заключается не в изменении безусловного характера Евангелия. Оно состоит в отличии Евангелия от Закона и в различении надменных или уверенных в себе грешников, которые злоупотребляют этим Евангелием, от оступившихся грешников, которые могут слышать его и получать через него жизнь. Самоуверенные грешники поймут в Евангелии не более, чем обычный североамериканец может понять в языке суахили. И напрасно мы будем пытаться найти общий язык с самоуверенными грешниками на основе Евангелия. Самоуверенные грешники понимают лишь сокрушительный язык Закона. Он один может противостоять их греховной самоуверенности или подорвать её посредством языка, который разбивает и разрушает грех.

С другой стороны, сломленные, отчаявшиеся грешники, понимают язык Закона даже слишком хорошо. Они слышат его. Он достигает цели. Но он же открывает им возможность услышать то, что Бог должен сказать им в Иисусе Христе. Это Слово благодати, не ограниченное никакими условиями, преобразует их. Оно ввергает их в смерть Иисуса и даёт им новую жизнь с Ним в Его воскресении. В вертикальных отношениях вновь творящее Слово оправдания стирает перед Богом-Отцом все записи их грехов. Оно делает их полностью праведными и невинными перед Ним, их имена нестираемыми чернилами записываются в книгу жизни (Филип. 4:3). В горизонтальных отношениях это Слово воссоздания жизни начинает умерщвлять привычки ада и насаждает привычки рая [5] .

Так как борьба между грехом и верой в христианах продолжается (Рим. 7), мы не смеем прекращать в этой жизни диалог между Законом и Евангелием. Каждый день верующим нужно напоминать о том, что они должны умереть для греха и должны восстать снова к новизне жизни. Закон должен и дальше осуждать те желания в нас, что противоречат Богу. Евангелие должно и дальше восстанавливать наше ослабевшее и дающее сбои осознание присутствия Божьего в нашей жизни и Его любви к нам.

Верующие говорят друг с другом и с теми, кто вне веры, на основе их оценки того, нуждается ли слушатель в том, чтобы услышать Закон Божий в какой-то форме или Его Евангелие в какой-то форме. Они устанавливают причину, по которой их слушатели задают вопросы или представляют проблемы, становящиеся повесткой дня их разговора. Лишь после этого они умело и со знанием дела могут обсуждать либо Закон, либо Евангелие.

Только Христос

Это Евангелие и всё, что заключено в слове «оправдание», исполнилось в Личности Иисуса Назорея, Второй Ипостаси Святой Троицы. Когда вы произносите имя Иисуса, вам больше ничего говорить не надо, убеждал Павел, «ибо я рассудил быть у вас незнающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого» (1 Кор. 2:2). В одном лишь Христе Павел нашёл всё то в жизни, благодаря чему мы окончательно обретаем индивидуальность, безопасность и смысл жизни: «Я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира» (Гал. 6:14). Смерть и жизнь в полном своём объёме содержатся в одном лишь Иисусе Христе.

Дети Божьи — это те, кто просто верит в Иисуса-Мессию  (1Иоан. 5:1). Они — те, кто умер, а жизнь свою сокрыл с Ним (Кол. 3:3). Бог через Иисуса Христа избрал нас быть Его детьми. Во Христе мы имеем искупление через Его Кровь, прощение наших преступлений благодаря всем богатствам Его благодати, которую Он щедро излил на нас. Во Христе Бог формулирует Свою цель для нас и воссоединяет с Собой (Еф. 1:3-14). Ибо мы имеем жизнь во имя Иисуса-Мессии (Иоан. 20:31).

Оправданная жизнь

Поскольку мы оправданы верой, мы примирились с Богом через Господа нашего Иисуса Христа. Через Него мы получили доступ к жизни в любви Божьей. Это приносит нам радость, так как мы живём в определённой уверенности и в уповании на то, что мы непременно разделим славу Божью. Эта радость присутствует даже тогда, когда мы находимся посреди страданий повседневной жизни, ибо любовь Божья вливается в наши сердца через Святого Духа (Рим. 5:1-5). Христос дарует нам покой, отправляя нас на смерть, как грешников, и воскрешая нас к новизне жизни. Этот покой подразумевает, что Бог отдыхает вместе с нами, Его детьми. Если Он почивает с нами, то нам нет нужды больше тревожиться о своей судьбе. Мы можем отдохнуть в Его присутствии и обратить своё внимание на жизнь ближних, как Он того желает, так, чтобы мы смогли бы донести до них Его любовь и заботу. Поэтому наша вера в Его любовь неизбежно порождает деяния, продиктованные любовью к другим людям.

Мы праведны в глазах Бога, благодаря Его благодати и благосклонности. Именно так дело обстояло в Едеме. Адам и Ева были праведны в глазах Бога не из-за того, что они делали, а потому, что Бог любил их, как Своих детей. Искупленные дети Божьи праведны в глазах Божьих, так как Христос даёт им Свою праведность и невинность. Благосклонность Божья всегда делает нас правыми в вертикальных отношениях нашей жизни. Она определяет праведность другого человека праведностью Бога в Иисусе Христе. Поэтому такая праведность называется «чужой (alienus по-латыни) праведностью» или праведностью кого-то другого. Правыми в наших горизонтальных отношениях делает нас праведность наших собственных действий. Эта праведность, поскольку она выражается в наших поступках, называется «собственной» (proprius) праведностью.

Путаница с этими двумя видами праведности может иметь катастрофические последствия для нашего понимания спасения. Слишком часто христиане понимают праведность весьма одномерно, тем самым допуская, что должная степень праведности необходима для того, чтобы грешники стали приемлемыми в глазах Бога. Такие христиане изобрели разные способы определения благодати, как того, что делает наши поступки достаточно праведными, чтобы они стали угодны Богу. Богу угодны лишь те, кого Он сделал Своими детьми, безо всякого учёта сделанного ими. Чужая и собственная праведности неразделимы в жизни верующего. Первая всегда порождает вторую, какой бы несовершенной ни была эта последняя. Но ту и другую следует различать в нашем рассмотрении, если мы хотим сохранить правильное понимание Божьей благодати и Его оправдания грешников через смерть и воскресение Иисуса Христа.

Христос умер за всех

Смерть и воскресение Христа действительно закрыли грехи всех людей. Он — искупление наших грехов и не только наших, но и грехов всего мира (1 Иоан. 2:2). Бог примирил весь мир с Собой во Христе (2 Кор. 5:19). Бог послал Иисуса Христа, потому что Он любил весь мир (Иоан. 3:16). Так же, как грех Адама привёл к осуждению всех людей, праведное деяние Христа привело к оправданию и жизни для всех (Рим. 5:18). С объективной точки зрения Христос завоевал праведность для всех.

С субъективной же точки зрения Он приходит с помощью Того, Кого Он посылает, Святого Духа. Он учит нас всему (Иоан. 14:17, 26). Он несёт свидетельство о Христе (Иоан. 15:26), даже когда обличает мир и ведёт народ Божий ко всякой истине (Иоан. 16:7-15). Святой Дух воссоздаёт и обновляет их, изливая милосердие Божье в бане возрождения, которая несёт все блага смерти и воскресения Христа крещённым, оправдывая их и делая их наследниками упования вечной жизни (Тит. 3:4-7).

Бог избирает Своих

Бог хочет, чтобы все были спасены и пришли к познанию истины (1 Тим. 2:4). Не всем это удаётся. Почему одни спасены, а другие нет? Этот вопрос мучил верующих по крайней мере всё то время, которое Церковь пыталась сделать Евангелие понятным в мире греческой философии.

Избранные Богом

Иудеи имели меньше проблем с суверенным избранием Богом Своего народа. В этой связи Павел ссылался на весь Ветхий Завет, когда утверждал, что Бог имеет право проявлять милость к тем, к кому Он хочет проявить милость (Рим. 9:6-33). Вопрос: «Почему одни спасены, а другие нет?» — является лишь особой формой всего вопроса теодицеи. Тайна деяний благого и всемогущего Бога в мире, полном зла, не будет раскрыта ни в одной из её деталей. Поэтому этот вопрос известен под названием «крест теологов». Он распинает любые претензии тех, кто считает себя способным дать все ответы на все вопросы о Боге тем, кто их задаёт. Он напоминает теологам, что их силы имеют предел, а их гордыня испускает дух именно на этом самом кардинальном вопросе.

Но Бог в качестве части благой вести объявил Своим избранным, что они могут чувствовать себя спокойно в качестве Его детей, так как Он сам избрал их в число Своих. Христиане иногда разными ложными способами ищут подтверждения, что они истинно Божьи люди. Некоторые обращают внимание на собственные благие дела — они считают, что если выполняют Божью волю, то могут быть уверены в том, что они Божьи дети. Такая уверенность исчезает вместе с неудачей в наших делах или даже с отсутствием убеждённости в том, что наши дела достаточно добры. Чувствительные натуры очень легко подвержены таким колебаниям и сомнениям.

Некоторые уверены, что их чувства к Богу могут служить гарантией того, что они будут оставаться Его детьми. Чувства переменчивы. Такая уверенность легко может быть сметена противоречивыми чувствами и сгубить нашу веру. Другие пытаются считать «внешние» благословения Божьими подтверждениями того, что они воистину спасены. Бог даёт подтверждение под крестом — если мы можем рассчитывать на что-то внешнее, то мы можем с большей вероятностью считать отсутствие внешних благословений подтверждением присутствия Бога в нашей жизни. Но ни мирские удачи, ни мирские неудачи не могут удостоверить нам Его любовь. Даже наша собственная вера не может дать нам такого подтверждения, поскольку психологическая сила веры то возрастает, то убывает. Лишь Слово Господа может уверить нас в том, что мы — Его дети. Его Слово в том виде, как мы получаем его в различных формах, представленных в Евангелии, в средствах благодати говорит нам, что каждый из нас в отдельности принадлежит Богу. Оно объясняет, что мы — Его дети, ибо Он избрал нас быть таковыми.

Перед сотворением мира Он избрал нас быть святыми и безвинными перед Ним. Так как Он любит нас, Он предопределил нам стать Его детьми через Иисуса Христа просто из-за того, что то была его воля — чтобы мы стали Его детьми. Через Христа Он безвозмездно даровал нам Свою чудесную благодать. Во Христе мы имеем искупление Его кровью, прощение наших прегрешений, согласно изобильности Его благодати, которую Он щедро излил на нас. В проповеди Евангелия Своему народу Он открывает тайну Своей воли; в средствах благодати Он представляет Свои цели, которые Он исполнил во Христе. Христос — это Его план для полноты времён, когда Он объединяет всё в Нём. Поэтому во Христе, в соответствии с целями Бога, при реализации Его воли мы узнаём, что наше упование во Христе берёт своё начало в Божьем плане нашего предназначения и предопределения к жизни в восхвалении Его славы. Для осуществления этой цели Святой Дух принёс нам Слово истины, Евангелие спасения нашего, и привёл нас к вере во Христа (Еф. 1:3-14). Павел не мог отделить своё рассмотрение благодатного избрания Богом тех, кого Он хотел сделать Своими детьми, от имени Христа и от действия Святого Духа в средствах благодати.

Павел рассматривал избрание Богом Своего народа в Рим. 8:28-39. Там он отметил, что Бог действует во благо тех, кто любит Его, во всём, что происходит в их жизни. Те, кто любит Его, по определению Павла — это те, кого Он призвал в соответствии со Своим планом или Своими целями. Те, кого Он призвал — это те, кому предначертано соответствовать образу Его Сына, те, кому предназначено ещё со времён, предшествующих основанию этого мира, быть включёнными в смерть и воскресение Христа. Предопределение распространяется на тех, кого Бог предвидел.

Божье предвидение отличается от предвидения, которым могут обладать люди. Вы, читая эту книгу, можете заглянуть вперёд, в главу XVI, чтобы понять учение о церкви. Вы можете «заглянуть вперёд», чтобы узнать о том, что будет дальше. Мой студент может прийти ко мне в кабинет, найти там текст контрольной работы, написанный мною, и, «заглянув вперёд», узнать вопросы, на которые ему предстоит отвечать. Бог никогда не «заглядывает вперёд» в человеческой истории, чтобы выяснить, кто может веровать или кто может творить добрые дела. Как автор данной книги, я знаю, что я намерен написать относительно учения о церкви, когда дойду до главы XVI. У меня был план книги, и мои намерения были определены, прежде чем я воплотил их в слова этой главы. Ещё до того, как экзаменационные вопросы будут написаны на бумаге, я уже знаю их. Когда я предвижу, что студенты должны изучить определённую тему для написания контрольной работы, моё предварительное знание воплощается в списке вопросов для этой работы. Когда студенты «заглядывают вперёд», их предвидение основывается на том, что я уже спланировал или осуществил. Бог является Творцом новой жизни Своего народа. Его предвидение Своих избранных планирует их спасение и осуществляет Его решение избрать того или иного человека для Его Церкви, чтобы он стал одним из Его детей. Божье предвидение не зависит от его объекта. Оно само творит свой объект.

Павел проследил этот процесс в Рим. 8. В тайне цели Своей любви и плана для нас Он предвидел нас. Посредством Своего предвидения Он задумал сделать нас Своими без учёта нашей веры или наших поступков. Планируя наше возрождение, Он учитывал лишь Христа. Именно из этого творящего предвидения возникло Его предопределение тех, кому суждено стать Его детьми.

Люди могут зачать ребёнка, но не могут предопределить и спланировать, каким он будет. Бог, Отец наш, не только зачал нас, но определил и спланировал всю нашу жизнь. Он — Творец. Тех, кого Он предопределил, Он призывает через Евангелие, а тех, кого призывает, оправдывает. Так разворачивается Его план. Те, кто заново получает этот дар праведности через Христа, будут возвеличены. Поэтому никаких обвинений против тех, кого Бог избрал во Христе, не может быть выдвинуто. Бог оправдывает тех, кого Он предвидел и предопределил через смерть и воскресение Христа. Христос ныне ходатайствует за нас, сидя по правую руку от Отца. Вот почему ничто не отлучит нас от любви Божьей в Иисусе Христе, Господе нашем. Через Того, Кто любит нас, мы более, чем победители (Рим. 8:28-39).

Павел был убеждён, что в Евангелии Божьем обретается сила Бога, Который спас и призвал нас. Эта сила покоится не на том, что мы делаем, а на фундаменте Его плана и благодати, которую Он даровал нам ещё до начала времён. Он позволил нам узнать об этой благодати через приход Спасителя нашего Христа Иисуса (2 Тим. 1:8-10). Павел собрал ветхозаветные свидетельства, подтверждающие такое понимание того, как Бог действовал на благо Своего народа, в Рим. 9. Из Мал. 1:2-3 он цитирует фрагмент о высшем избрании Иакова, а не Исава, для реализации Его целей. Ибо, как замечает Павел, двое детей Ревекки не родились бы вообще — они не сделали ещё ничего, ни хорошего, ни плохого, чтобы повлиять на избрание того или другого Богом, когда Он осуществил этот выбор. Павел признаёт, что это было сделано так, «дабы изволение Божие в избрании происходило не от дел, но от Призывающего» (Рим. 9:6-13). Он цитирует Исх. 33:19, чтобы подкрепить своё утверждение о том, что Бог будет милосерден к тем, кого Он избирает для милости: «помилование зависит не от желающего и не от подвизающегося, но от Бога милующего» (Рим. 9:14-16). Ибо, как Павлу известно из Ис. 29:16 и 45:9, Бог рассматривает Себя, как горшечника, делающего один сосуд для почётного употребления, а другой для низкого (Рим. 9:19-24). Бог сотворил любимых Им людей из тех, что не были Его народом (Ос. 2:23; 1:10). Согласно Ис. 1:9, Он отличил Израиль от Содома и Гоморры лишь по Своему свободному выбору (см. также Рим. 9:25-29). Бог Сам избирает Своих. Поэтому Лука мог признать, что, когда Евангелие проповедалось в Антиохии Писидийской, «уверовали все, которые были предуставлены к вечной жизни» (Деян. 13:48).

Учение об избрании довольно часто путает и обескураживает людей, особенно в западной культуре, где люди считают, что они поступают ответственно и управляют своей судьбой. Но Бог дал нам дар быть Его детьми — так же как родители даруют жизнь ребёнку — без какого-либо участия со стороны нас, детей. Бог предназначает это учение в соответствии со своим избранием нас для утешения, уверения и приведения нас к такому состоянию, когда без сомнения ничто не сможет разлучить нас с Его любовью во Христе Иисусе. Мы должным образом применяем это учение лишь тогда, когда оно дарует это утешение и эту уверенность. Оно предназначено для того, чтобы возвеличить Бога за Его любовь и заботу о Своих детях. Оно должно направлять нас лишь ко Христу и к средствам благодати. В нём Бог «осуществляет Свой выбор», что заключается в том влиянии, которое Его вечный план оказывает на нас посредством призвания нас и дарования нам Христовой праведности, как нашей собственной. Любое другое применение этой доктрины уводит нас в сторону.

Таким образом, учение об избрании никогда не может быть приглашением к домыслам о том, являемся ли мы или кто-то другой истинно избранными детьми Божьими. Средства благодати отвечают нам на этот вопрос без всяких подобных домыслов. Использовать доктрину об избрании в качестве предлога для таких домыслов — всё равно что заменить картошку ядом. Это может лишь нанести вред вере. Бог избрал нас для того, чтобы возводить веру.

Верующие не могут использовать учение об избрании и в качестве ложного подтверждения того, что они могут «продолжать грешить, чтобы было больше благодати». Доктрина об избрании не подлежит обсуждению с теми, кто утверждает, что благодать, даваемая им, позволяет избрать грех. То, что Павел говорил применительно к крещению в Рим. 6:1-3, справедливо и для доктрины об избрании. Когда кто-то пытается отыскать предлог для того, чтобы грешить, поскольку он уже избран, мы должны объяснить, что грешить нельзя именно потому, что мы избранные. Лишь в таком конкретном случае доктрина об избрании позволяет, чтобы её использовали в роли осуждающего закона.

Когда кто-нибудь спрашивает: «Избран ли я?», христиане отвечают: «Зачем вам это знать?» Те, кто желает использовать учение об избрании в качестве предлога или разрешения на совершение греха, не поймут, что означает быть избранным чадом Божьим. Таким людям нужно прислушаться к Закону Божьему, который разбивает их греховные намерения. Те, кто боится, что обидели Бога настолько, что не смогут стать Его детьми, взывают к гарантии со стороны Бога о том, что Он избрал их в число Своих.

Доктрина об избрании — это благая весть. Она утверждает безусловную любовь Божью. Она противостоит любой отчаянной попытке оставить упование на Иисуса Христа, основываясь на предположениях о прошлых поступках или будущих неудачах и возможном отступничестве. Библейское учение о безусловном избрании Богом нас в число Своих убеждает, что Тот, Кто начал свою благую работу нашего возрождения в качестве Своих избранных, доведёт её до завершения в день Христов (Филип. 1:6). Ибо ничто не может разлучить нас с любовью Божьей во Христе Иисусе (Рим. 8:39).

Загадка избрания

Мартин Лютер понимал безусловный выбор Богом Своего народа, как Слово Евангелия. То, что мы являемся Божьими детьми вне зависимости от чего-то, присущего нам — это благая весть. В нас же всем заправляет неопределённость. Лишь Бог заверяет нас, что в Его руке мы можем чувствовать себя в безопасности и далее. В то же время Лютер упорно сопротивлялся искушению проникнуть в тайну избрания и ответить на вопрос, почему некоторые спасены, а некоторые нет. Вместо этого он сосредоточился на особых и неотложных нуждах грешника. Для закоренелого грешника Закон — не доктрина об избрании — должен оставаться в силе. Закоренелые грешники нуждаются в том, чтобы слышать Божье Слово Закона, сохраняющего их ответственность за собственные прегрешения и отрицание Бога. Лишь до сломленного и отчаявшегося грешника могут дойти слова утешения, которые и должна нести доктрина об избрании, по словам Лютера [6] .

Двойное предопределение. Жан Кальвин, который пытался следовать учению Лютера, ошибся с контекстом своего понимания избрания Богом верующих в число Своих: Кальвин отделял учение об избрании от должного различения Закона и Евангелия. Поэтому он учил о двойном предопределении. Он считал, что Бог использует некоторых людей в качестве сосудов для благодати, делая их Своими детьми, тогда как остальные сосуды отправляются в ад [7] . Без крепкого учения о средствах благодати этот подход не мог дать некоторым уверенность в том, что они находятся в числе избранных.

Бог хочет, чтобы все были спасены и пришли к познанию истины (1 Тим. 2:4). Он отдал Христа во искупление грехов всего мира (1 Иоан. 2:2). Доктрина о двойном предопределении более логична для данной темы, но она неспособна объяснить тайну зла в присутствии милосердного всемогущего Бога. Ей трудно приемлемо и правдоподобно объяснить различие между закоренелыми, самоуверенными и сломленными, отчаявшимися грешниками. Поэтому она не только опрометчиво предлагает безопасность самонадеянным грешникам, которые рассчитывают на избрание, чтобы покрыть свои вольные грехи (что делает любая проповедь благодати). Она столь же опрометчиво может окончательно сломить отчаявшихся грешников, которые не могут понять, избраны ли они или прокляты «ужасным повелением» Божьим — и такие грешники из-за такого учения могут лишь усилить своё отчаяние.

Синергизм. Другое логическое решение вопроса «почему некоторые спасены, а некоторые нет?» выражено в системе взглядов, называемой «синергизмом» (от греческого слова, означающего «сотрудничество»). Синергисты настаивают, что Бог спасает благодатью, но человек в крайних вариантах либо принимает, либо отвергает её. По словам синергистов, Божье избрание Своих детей не может вступить в действие без его принятия самими людьми.

Некоторые лютеране из числа учеников Лютера и многих поздних протестантов, в особенности в англо-американском религиозном гетто, приняли такое объяснение. Оно водружает бремя Закона непосредственно на плечи верующего. Судьба верующих в вечности зависит от их собственного решения. Такой рецепт решения неопределённости даёт лишь поверхностный ответ, ибо накладывает условие на благодать Божью в ключевой момент, когда она начинает действовать в жизни человека. Способность благодати Божьей привлечь верующего к Богу зависит от того, позволит ли человек ей сработать или нет. Такой подход противоречит Господнему объяснению, в соответствии с которым, новое рождение, а не решение человека, приводит детей Божьих в Его семью (Иоан. 3:1-12). Такая ограниченная благодать не может дать утешение, в котором нуждаются отчаявшиеся грешники.

Универсализм. Другие решали вопрос о том, почему некоторые спасены, а другие нет, путём отрицания одной из его посы- лок — того, что некоторые не спасены. В некоторые периоды истории Церкви «универсалисты» учили, что Бог спасёт всех. В современном христианстве есть и те, кто утверждает, что «безымянные христиане» были спасены Христом, даже несмотря на то, что не верили в Него. Апостолы учили, что грешники спасаются лишь именем Иисуса Христа (Деян. 4:12). Есть лишь один путь к присутствию Отца — только Иисус есть и путь, и истина, и жизнь (Иоан. 14:6). Божье земное наказание нечестивых лишь предвещает судьбу, подобную участи падших ангелов, которые были низвергнуты во мрак преисподней (2Пет. 2:1-10). Христос отделит тех, кто жил для Него, от тех, кто так не поступал. Последние будут отвергнуты от Него в муку вечную (Матф. 25:46). Там они будут плакать, стонать и скрежетать зубами (Матф. 8:12; 22:13; 24:51; 25:30).

Подобные напоминания о суде Божьем предупреждают нас о серьёзности Его гнева, обращённого против всех тех, кто разрушает жизнь людей, которых Он сделал Своими. Бог всё устраивает так, чтобы восстановить их праведность. Он делает это в соответствии со Своим планом, который Он замыслил ещё до сотворения мира. Этот план несёт смерть грешникам и возрождает их к жизни через жизнь, смерть и воскресение Иисуса Христа. Через нас, Его народ, Он призывает остальных присоединиться к избранной семье Его народа. Будучи орудиями Святого Духа, мы несём Божье спасающее, возрождающее и оправдывающее Слово всем, кто нас окружает.


[1] «Canons and Decrees of the Council of Trent» (Saint Louis, Herder, 1941), pp. 29-46.

[2] Gerhard O. Forde «Theology Is for Proclamation» (Minneapolis, Fortress, 1990), p. 136.

[3] Gottlob Schrenk «dikaioô» «Theological Dictionary of the New Testament», vol. 2 (Grand Rapids, Eerdmans, 1964), pp. 211-219; Wilhelm Dantine «Justification of the Ungodly» (Saint Louis, Concordia, 1968), pp. 21-36, 55-123; Werner Elert «The Structure of Lutheranism», vol. 1 (Saint Louis, Concordia, 1962), pp. 73-90.

[4] См. гл. I.

[5] К.Ф.В. Валтер «Бог говоритнети Бог говоритда”» (Санкт-Петербург, «Андреев и согласие», 1993); Bo Giertz «The Hammer of God» (Minneapolis, Augsburg, 1973).

[6] Martin Luther «Lectures on Genesis Chapters 26-30», Luther’s Works, vol. 5 (Saint Louis, Concordia, 1968), pp. 42-50.

[7] John Calvin «The Institutes of the Christian Religion», vol. 2 (Philadelphia, Westminster, 1960), pp. 920-964.





Запись
на курс
"Чему учит
Церковь" -

среда,
18.00-20.00,
воскресенье,
13.30-15.00

Евангелическо-
лютеранская церковь
св. Екатерины
(Санкт-Петербург,
ул. Малая Конюшенная,
д. 1, 3 этаж,
библиотека)

Добро
пожаловать!




© Портал реформированных католиков "Славянское лютеранство", 2004