О библиотеке : Тематический каталог : Именной каталог : Хронология : Церковь : Форум


Библиотека "СЛАВЯНСКОЕ ЛЮТЕРАНСТВО"


О библиотеке

Тематический каталог

Именной каталог

Хронология

Церковь

Форум

Пишите нам:
info@skatarina.ru

Рейтинг@Mail.ru



Роберт Колб

ХРИСТИАНСКАЯ ВЕРА

Глава XVII. Публичное служение

Бог образовал человеческое естество. Он знает, что нужно сотворённым Им людям — как отдельным личностям, так и группам. Структура всякой группы человеческих существ зависит от того, как они организованы и кто их возглавляет. Бог замыслил публичное служение как функцию или структуру внутри Церкви для публичного распределения Его средств благодати. Публичное служение делает священников, образующих основу Церкви, общественными деятелями.

Публичное служение
и царственное священство верующих

Бог призвал всех верующих к общению с Ним и служению Ему в качестве Его священников (1 Пет. 2:5, 9; Откр. 1:6; 5:10; Рим. 12:1). Эти отношения закреплены прежде всего в вертикальном направлении. В первую очередь для них надлежит быть чадом Божьим в Его присутствии — хотя кроме этого необходимо служение и свидетельствование другим верующим в горизонтальном направлении, в Церкви, где народ Божий собран Словом в его устной и сакраментальной формах. Публичное служение при этом прочно опирается на горизонтальные отношения, будучи призванием, заключающимся в служении другим верующим. Оно наделяет Его священников Божьей силой через Его Слово, орудие Царства Божьего. Поэтому данное призвание в горизонтальном направлении является социальным орудием Божьим для установления и поддержания вертикальных отношений членов Тела Христова.

Люди, занятые публичным служением, благодаря этому не приобретают иных вертикальных отношений, кроме тех, что имеют другие члены общины. Различия существуют только в горизонтальном призвании, которое Бог дарует им в Церкви. Бог призывает церковных работников служить Ему посредством служения таким же как они верующим, публично применяя Слово Божье в их жизни.

Необходимость публичного служения

В социологическом отношении устройство человеческих установлений таково, что им всегда требуется руководитель. Они не могут действовать без поручения определённых обязанностей внутри них различным людям. В рамках этих обязанностей руководство поручается тем людям, способности которых соответствуют потребностям учреждения. Каждый морской экипаж имеет капитана. За исключением самых маленьких групп, демократии в чистом виде среди людей не существует, а в Церкви — особенно. Царство Божье даёт Церкви не только силу, но и некую модель её жизни.

Более того, порядок необходим для существования свободы. Анархия и хаос, но не свобода, являются противоположностями порядку. Если Божьим людям предначертано быть свободными, чтобы жить во взаимной любви, если им предопределено быть свободными, чтобы выполнять свои обязанности, то они должны иметь руководство. Бог является Богом порядка, а не путаницы, и Он желает, чтобы в Его Церкви всё происходило благопристойно и чинно (1 Кор. 14:33, 40). Вот почему Он освободил Свой народ от исполнения различных обязанностей, дав им руководство в виде публичного служения.

Божья заповедь Его Церкви установить и поддерживать публичное служение — гораздо важнее, чем любые социологические причины, хотя с ними оно тоже связано. Бог ниспослал Церкви дар общественного руководства, когда Святой Дух способствовал росту Слова в первые дни ее существования. Павел назначал старейшин (пресвитеров) для руководства каждой общиной (Деян. 14:23). Титу было поручено назначить старейшин верующим каждого города на Крите (Тит. 1:5). Церковь Иерусалима добавила к служению Слова внешнее служение, что стало одним из первых её организационных мероприятий (Деян. 6:1-6).

Едва ли, читая новозаветные тексты, мы сможем разглядеть точные организационные очертания публичного служения того периода. Сказать со всей определённостью, какие функциональные и организационные обязанности соответствуют званиям «Апостол», «пророк», «пастырь», «учитель» и «евангелист» (Еф. 4:11), мы не можем. Термины «блюститель» («епископ») и «пресвитер» («старейшина») могут быть взаимозаменяемыми применительно к пастырскому служению в раннехристианской общине (ср. Деян. 20:17, 28; Тит. 1:5, 7). Однако каждый раз, когда в новозаветных посланиях говорится об организации и структуре Церкви, становится ясно, что Бог учредил внешнюю общественную организацию Своего народа, собранного в Церкви.

В центре общественного служения стоит публичная проповедь Слова — уникальная функция Церкви. Публичное служение поэтому является обязанностью человека, призванного Богом для осуществления этой задачи — публичного представления Его Слова. Забота о Божьем народе, проявляемая через Слово, часто сравнивается с заботой Пастыря Доброго и поэтому данное служение чаще всего называют пастырским. Хотя нигде в Писаниях полностью не описаны обязанности пастора, функции этого служения сосредоточены вокруг публичной проповеди Слова.

Но Церковь, чтобы помочь пастырю в этой проповеди, часто устанавливала служения, имевшие определённые общественные задачи. В ранней Церкви учителя и евангелисты, видимо, довольно быстро присоединились к диаконам, дабы обеспечить проведение особых видов служения народу Божьему наряду с пастырским попечением, относящимся к призванию пастыря. Пастырское служение отличает от обязанностей учителя, евангелиста или диакона его ответственность за всё публичное служение в общине. Церковь может организовать и планировать свою общественную жизнь с помощью разнообразных призваний по мере того, насколько осуществляемый замысел служит Слову и нуждам Божьего народа, поручая конечную  ответственность  за публичное служение  Слова пастору.

При этом те, кто осуществляют руководство общиной через служения, специализирующиеся на учении, евангелизации и удовлетворении различных мирских потребностей, либо руководство в музыкальной области, по полноте служения служат Богу и Его народу наравне с остальными. Община детей Божьих должна ценить, уважать и поддерживать их в церковном служении.

Духовенство служит

Английский термин «ministry» («духовенство, пастырство, служение») происходит от латинского слова «ministerium» в значении «службы» («service»). В начале церковной истории это латинское слово стало употребляться для обозначения служения, заключающегося в публичном несении Слова Божьего Его народу. Ко времени Реформации «служение» стало в Церкви официальной обязанностью, — обязанностью пастыря, или священника. Виттенбергские реформаторы утверждали, что обязанности служения заключаются в исполнении определённой работы — служения Слова, и ни в чём более. Служение — это отглагольное существительное [1] , указывающее на официальное, учреждённое призвание в Церкви, но Бог установил и подтвердил, что это призвание предназначено лишь для работы с членами Тела Христова. Когда те, кто призваны к публичному служению, больше не выполняют свои обязанности в качестве служителей народа Божьего, они изменяют своему призванию. Священники Божьи должны служить.

Бог призвал всех верующих быть священниками и нести Его Слово другим. Те библейские фрагменты, которые говорят о деяниях Слова, применимы ко всему народу Божьему. Они призывают всех Его детей к выполнению Его поручения — научить все народы (Матф. 28:18-20), к обличению грешников и к проповеди прощения грехов (Матф. 16:19; 18:18; Лук. 24:47-48; Иоан. 20:23). Но Бог также даровал Церкви призвание публичного служения для её назидания (Еф. 4:11-12).

Библейские писатели по-разному используют термин «служение». Он может относиться к различным видам деятельности и к служению Слова, исполняемому отдельно каждым из членов Тела Христова. Однако термин «публичное служение» используется Церковью для обозначения призвания тех, кто имеет особые обязанности и ответственность при работе на благо общины в публичной сфере. Это не значит, что все дела публичного служения обязательно должны носить общественный характер. Это означает, что те, кого Церковь призывает в качестве избранных людьми служителей, действуют от имени остальных членов общины, когда исполняют обязанности, связанные с несением людям Слова Божьего.

Хотя Писания не указывают, какие функции должны или могут исполнять те, кто совершают «публичное служение», это призвание связано с публичной проповедью и деятельностью Церкви по распределению средств благодати. На протяжении всей своей истории Церковь наделяла своих публичных служителей и другими обязанностями. Среди них были в том числе и различные задачи, связанные со служением и управлением в общине народа Божьего. Церкви действительно могут добавлять и отменять подобные обязанности. Однако служение само по себе должно быть основано на обязанности публичного учения, проповеди и отправления Таинств.

Это призвание описано как обязанность «пасти Церковь» (Деян. 20:28), следуя примеру Самого Господа, Который заботится о Своих людях, подобно пастырю, готовому пожертвовать Своей жизнью ради овец Своих и постоянно  собирающему их вместе в Своём стаде (Иоан. 10:7-18; 1 Пет. 2:25). Пётр также называет Иисуса «Блюстителем» Его народа (1 Пет. 2:25). Это слово по-гречески — «епископос». Часто его и переводят, как «епископ». Древние общины употребляли этот термин для обозначения лидеров, действительно занимавшихся наблюдением за деятельностью своих сторонников. В частности, в рамках библейских представлений, обязанности блюстителя включали функции охраны и защиты всего служения. Бог осуществляет Своё владычество через служения — Его владычество находится «под» Его народом, возвышая его. Поэтому публичные служители Его Слова «блюдут», защищая и служа.

 «Власть» служения

В демократических обществах последних двух столетий возникали споры о разделении власти между Церковью и публичным служением, между народом Божьим в целом и его общественными лидерами. Эти споры были связаны с предположением, что власти хватит на всех и её следует справедливо разделить. Это предположение игнорирует библейское утверждение о том, что власть в Божьей Церкви принадлежит Слову, а не  священникам или пастырям. Оно пренебрегает библейским принципом, согласно которому паства и пастыри служат прежде всего Богу, а не себе. Бог призвал их служить друг другу, а их взаимоотношения направляются призванием быть Его служителями в общении друг с другом.

Пастыри и народ не делят власть между собой. Они разделяют власть Слова. «Сильные» пастыри укрепляют свою паству в исполнении общего призвания поклоняться Господу во всех сферах жизни и свидетельствовать о Слове Божьем там и тогда, где и когда это будет возможно. «Сильные» общины поддерживают своих публичных служителей во всей их деятельности советом, когда он необходим, а также поощрением и сотрудничеством. Пастырь и община скромно и смиренно поддерживают друг друга. Трудясь совместно в призваниях Господних, пастырь и паства не заботятся о разделении «власти» между собой. Они концентрируют свое внимание на передаче силы Евангелия всем, кому необходимо слышать его — как в общине, так и вне её.

Вот почему пастыри заботятся о своей пастве как любящие дети Божьи. Их забота всегда сосредоточена на благосостоянии детей Божьих. Они самоотверженно служат своим прихожанам подобно тому, как Христос пас Свой народ, отложив в сторону желание воспользоваться Своими преимуществами и Своей совершенной человеческой жизнью (Филип. 2:6-8). Народ Божий уважает своих блюстителей в Господе и заботится о них, ибо получает от них служение руководства и служение Слова. Он не наделяет своих пастырей особой властью, то есть не считает их какими-то шаманами или святыми людьми, обладающими особыми способностями. Он любит их, поскольку они являются дарами Бога, приходящего через Слово.

Служение Слова и Власть ключей

Особый вид служения, к исполнению которого Бог призывает блюстителей, или пастырей, подразумевает приложение Слова Божьего к жизни прихожан. Это служение примирения, посредством которого Бог вновь привлекает Своих падших и заблудших детей к Себе (2 Кор. 5:18-21). Это служение приводит удалившихся от Бога и ставших враждебными Ему людей к упованию на Евангелие Иисуса Христа (Кол. 1:21-23). Церковь называет это служение публичным применением власти ключей, поскольку Иисус дал Петру, как представителю всей Церкви [2] , «ключи Царства Небесного» (Матф. 16:19). Эти «ключи» позволяют Церкви проповедовать Закон, закрывающий отношения людей с Богом, и Евангелие, открывающее эти отношения. Таким образом, «наиважнейшей из основ служения является отпущение грехов — конкретное, в настоящем времени, лично провозглашённое человеку через Слово и Таинство, установленное триединым Богом» [3] .

Через проповедь и Крещение, исповедь и отпущение грехов, а также через Причастие пастыри публично исполняют своё призвание к служению народу Божьему. Они действительно служат Божьими орудиями смерти, через проповедь Закона запирая двери Царства Божьего и призывая к покаянию. Они выполняют Божий замысел, служа повивальными бабками и приводя падших грешников к новой жизни во Христе, вновь раскрывая полноту Божьего дара человеческого естества Его народу.

Употребление этих ключей Слова Божьего — ключа жизни в Нём или ключа смерти под Его осуждением — подразумевает жизнь и смерть. Те, кто несут Слово людям, не просто делятся с ними информацией. Они вносят присутствие и силу смерти и воскресения Иисуса Христа в самую гущу жизни других людей. Они провозглашают план, который Бог замыслил ещё до сотворения мира (Еф. 1:3-23). Они провозглашают народу Божьему прощение грехов и восстановление жизни во Иисусе Христе. Их устами Бог реализует Свою спасительную волю.

Применяя Божьи ключи от Его Царства, пастыри выступают как пророки, проповедующие Его Слово, как священники, действующие от имени Его народа в общественной сфере, и как публичные представители Церкви, которой Бог вверил пророческую проповедь Слова и священническое ходатайство за Свой народ. Они несут Слово другим людям через проповедь, личную исповедь и отпущение грехов, через Таинства, пастырские наставления и общую беседу. Они возносят прошения Его народа Богу в общих молитвах и прославлениях, а также в своих личных молитвах за прихожан.

Поэтому «святость» «святого служения» заключается в святости Слова Божьего, — ведь публичное служение тесно связано со Словом и неотделимо от него. Это служение не содержит в себе никаких особых заслуг, не зависящих от Слова, никаких онтологических благословений, действующих отдельно от Слова.

Усердие в исполнении публичного служения

Бог тщательно продумал устройство человеческой жизни. Он дал разным людям различные дары, способности и возможности, чтобы они могли служить Ему дома, на работе, в обществе и в общине. Он желает, чтобы праведные цели осуществляли праведные люди. Он описал характеристики и способности, необходимые для должного исполнения пастырских обязанностей в 1 Тим. 3:1-7 и в Тит. 1:5-9. Пастыри должны быть благочестивыми людьми. Их семейная жизнь должна быть примером для окружающих, они должны проявлять целомудрие, здравый смысл, достоинство, радушие, доброту и самообладание. Они должны уметь действенно учить верующих и обличать противостоящих вере. Их жизнь не может быть омрачена пьянством, необузданностью нрава или рукоприкладством. Они не могут быть алчными и сребролюбивыми. Они не могут быть недавно обращёнными, стремящимися к этому ради чего-то, не связанного со служением. Они должны быть уважаемы в обществе.

В двух фрагментах Павел указывал, что исполнение пастырских обязанностей женщинами  противно воле Божьей  (1 Кор. 14:34-35; 1 Тим. 2:11-12). Ясно, что Павел отнюдь не возражает  против  молящихся и пророчествующих  женщин (1 Кор. 11:5), но он заповедал, чтобы они молчали при совершении публичного служения. В некоторых протестантских церквях, исходя из контекста западной культуры последних полутора столетий, утверждают, будто Павлово ограничение пастырского служения лишь мужчинами обусловлено тогдашней культурой и поэтому более не имеет силы в современной Церкви. Кое-кто высказывает несогласие с утверждениями, содержащимися в Первом послании к Коринфянам и Первом послании к Тимофею. Они не соглашаются только с продолжением применения этой заповеди в ином культурном контексте. Этот культурный аргумент несостоятелен в обоих случаях. Если бы лишь культурные предпосылки определяли Павлово запрещение в первом столетии, то столь же возможно было бы, что как раз современные культурные условия затуманивают взгляд нынешних христиан, не давая им возможности увидеть Божий замысел относительно пастырского служения в этом установлении.

Ординация и призвание

Церковь различными способами выявляет в своих рядах пастырей и других призванных служителей для общин и других организаций. Апостолы и их сотрудники сами назначали руководителей для Церкви (Тит. 1:5). Епископские, пресвитерские и общинные формы церковного управления породили различные способы занятия руководителями мест своего призвания. Первые лютеране следовали средневековому обычаю, лишь слегка изменив его. Местные дворяне или городские советы часто выдвигали кандидатов в пастыри, которых экзаменовали пастыри ближайших общин и сами общины, а затем один из кандидатов утверждался общиной. Писания не устанавливают конкретной формы  избрания служителей, призванных к публичному служению в Церкви.

Призвание общинами пастырей и их помощников в публичном служении имеет то преимущество, что возлагает ответственность за это на людей, среди которых им предстоит служить. Общины или иные органы внутри церковной организации призывают своих же членов Тела Христова к пастырскому или иному служению в Церкви. Они совершают это, призывая слуг Божьих. Бог призывает через Церковь. Поэтому общины или иные церковные человеческие институты не «нанимают» и не «увольняют» своих служителей. Бог дарует Церкви этих публичных служителей посредством призвания. Вот почему публичные служители Слова обязаны своим призванием Богу. Их обязанности определены Его призванием и сводятся к служению людям Божьим и распространению Слова ради их спасения.

Когда публичные служители Церкви не исполняют этого достойно, народ Божий призван увещевать их, помочь им покаяться и исправить свои ошибки. Когда людям Божьим не удаётся жить как его детям, Бог призывает публичных служителей, которых Он даровал Церкви для её наставления, призвать Своих детей к покаянию. Слово остаётся Господним, — призвание остаётся также Господним. Ни Слово, ни призвание никогда не могут подчиняться прихотям людей или пастыря. Слово и призвание — это дары Божьи Его народу. Члены общины могут злоупотреблять обязанностью призвания своего пастыря, поставляя на публичное служение людей, которые ублажают их слух вместо того, чтобы должным образом проповедовать им Слово Господне. Однако Бог может действовать и действует через общины, обеспечивая действенную проповедь Своего Слова. Процесс призвания совершается не по волшебству. Бог направляет общины и другие церковные институты, через которые осуществляется призвание, предоставляя им больше достоверных сведений, так же эффективно, как он может направлять их и без подобной информации о кандидатах на церковное призвание.

Бог призывает отдельных людей ко всевозможным делам человеческой жизни. Он также призывает верующих к публичному служению. Делает Он это не посредством какого-то волшебства. Как Господь Своего творения, Он пользуется естественными средствами, чтобы привлечь отдельных людей к служению Церкви и Ему через публичное служение. Он споспешествует конкретным верующим в познании того, что Его воля в отношении их жизни может быть исполнена через публичное служение в Церкви. Это «личное призвание» несёт с собой как ощущение бремени проповеди Божьего Слова, так и радость от осознания того, что заключает в себе такое служение. Такое личное призвание отличается от публичного церковного призвания. Церковным призванием лишь подтверждается призвание личное.

Со времён Апостолов Церковь «рукополагала» своих пастырей. Другие пастыри «возлагали руки» на кандидатов в публичные служители, чтобы передать им дар призвания церковного служения Слову (1 Тим. 4:14; 5:22). Никакой заповеди Божьей, учреждающей ординацию (рукоположение), не существует. Она служит средством, с помощью которого Церковь публично назначает тех, кого она призвала в качестве своих служителей.

Этот обряд упорядочивает публичное служение в двух смыслах. Бог велит пастору (или призывает его) исполнять обязанности, заключающиеся в проповеди Слова и совершении Таинств наряду с другими обязанностями служения. При правильной организации обряд ординации, назначения и посвящения не оставляет сомнения в том, что Бог уделяет особое внимание проповеди Его спасительного Слова среди Его народа. В этом обряде Бог подтверждает Свои права на данное служение. Он передаёт их Церкви. Она и её служение принадлежат Ему. Посредством этого публичного обряда Бог даёт всем понять, что пастыри отвечают перед Ним за служение Его народу ради Него. Такой публичный обряд также напоминает пастырю и людям, что публичное служение происходит среди людей, перед миром. Церковь не скрывает своего Благовестия от мира, а свободно и радостно делится им [4] .

Ординация налагает на Божьих священников общественные обязанности. Она отмечает перед Церковью и миром тех, кого Он призывает к исполнению этих обязанностей, как имеющих особое предназначение служителей Господа и Церкви. Бог рискует встретиться со всевозможными человеческими злоупотреблениями Его Словом, когда препоручает его нам как священникам, а особенно — как публичным служителям Его тайн. Его служители часто используют общественные обязанности для достижения своих целей, а не для служения Его воле. Тем не менее, Он идёт на такой риск. Он отказывается управлять Своей Церковью без публичного служения. В обряде ординации Он подтверждает это Церкви в отношении конкретного рукополагаемого человека и в отношении самого публичного служения.

Верующие иногда спорят по поводу природы публичного служения. Некоторые утверждают, что это просто публичное исполнение функций, которые могут исполнять все христиане, способные всё сделать должным образом и в должном порядке. Подобный «функционализм» не придаёт существенного значения тому, что Бог вручил Церкви исполнение публичного служения Слова  как особый дар распространения Своего Слова. Без этого дара Слово легко может потонуть в болоте культурного релятивизма (хотя даже не публичное служение, а лишь само Евангелие может гарантировать продолжение истинного благовествования). Другие верующие рассматривают общественное служение с «онтологической» точки зрения, словно ординация дарует пасторам «нестираемую отметину», или будто само служение, будучи раз даровано, создает в глазах Божиих какой-то особый статус перед Богом, не зависящий от исполнения этого служения. Такая точка зрения упускает из виду, что Царство Божье приходит не путем волшебного дарования власти отдельным людям, а лишь властью самого Слова, когда оно передаётся в устной и письменной форме, а также в виде Таинств народу Божьему.

Когда верующих спрашивают, сколь велика реальная роль пастыря, они должны в ответ интересоваться, почему возник сам этот вопрос? Если спрашивающий ищет некой волшебной безопасности, воплощённой в самой фигуре священника, то наш ответ должен быть сосредоточен на Слове Божьем и на самом Господе. Однако пастырь для верующего имеет огромное значение. Пастырь передаёт прощение грехов (которое могут передавать все от имени Господа и общины). Это служение — особо драгоценный дар Божий.

Вот почему Слово, которое Бог дарует как пастырям, так и народу, царствует в Церкви. Слово определяет, что правильно в жизни Церкви. Ни община, ни общественные служители не могут по своей прихоти или по своей воле сделать это. От этого Слова и пастыри, и люди получают жизнь и призвание как священники Божьи, а некоторые и как публичные служители. И Слово Господне да пребудет вовек.


[1] Peter Fraenkel «Revelation and Tradition: Notes on Some Aspects of Doctrinal Continuity in the Theology of Philip Melanchthon», Studia Theologica XIII (1959), pp. 97-113.

[2] Oscar Cullman «Peter: Disciple, Apostle, Martyr» (Cleveland, World, 1953), pp. 223-238.

[3] Gerhard O. Forde «Theology Is for Proclamation» (Minneapolis, Fortress, 1990), p. 179.

[4] Ibid., pp. 180-183.





Запись
на курс
"Чему учит
Церковь" -

среда,
18.00-20.00,
воскресенье,
13.30-15.00

Евангелическо-
лютеранская церковь
св. Екатерины
(Санкт-Петербург,
ул. Малая Конюшенная,
д. 1, 3 этаж,
библиотека)

Добро
пожаловать!




© Портал реформированных католиков "Славянское лютеранство", 2004