ЕВАНГЕЛИЧЕСКО-ЛЮТЕРАНСКИЙ ПРИХОД СВ. ЕКАТЕРИНЫ - РУССКАЯ ЛЮТЕРАНСКАЯ БИБЛИОТЕКА

Харолд Сенкбейл

СМЕРТЬ РАДИ ЖИЗНИ

___________

2
Наш живой Господь

…во Христе все оживут (1 Кор. 15:22)

Те первые дни выступлений были прекрасны. Группа пользовалась особенным вниманием со стороны средств информации, восхищённые толпы сопровождали их повсюду. Но затем всё стало меняться. Всё чаще их выступления прерывались репликами. И сам Лидер стал каким-то иным: всё больше начал говорить о бедах и лишениях — и даже о смерти.
Потом Он однажды отвёл группу в сторону. «Меня некоторое время не будет», — сказал Он им. — «Но Я скоро вернусь и возьму вас, поскольку Я хочу, чтобы вы, парни, были везде со Мной. И вы знаете дорогу туда, куда Я иду».
Фил удивился.
«Мы не знаем, куда ты идёшь», — возразил он. — «Как же мы можем знать дорогу туда?»
«Я есть путь, и истина, и ЖИЗНЬ», — ответил Иисус.

Воплощённая жизнь

Смерть. Её не обойдёшь. Несмотря на все наши попытки избежать ее и молчать о ней, от смерти нет спасения. Мы можем продлить человеческую жизнь, мы даже открыли некоторые тайны процесса старения, но в конце концов каждый из нас встречается лицом к лицу со смертью. Вся наша жизнь проходит на краю могилы. Умирая ради жизни, мы всё равно умираем. Такова ужасающая правда.
Но есть ещё одна правда, столь же реальная, как и смерть. Даже фактически более реальная — правда жизни, принесённой в наш умирающий мир Богом.
Люди в конце XX столетия не очень-то интересуются Богом. Кроме некоторых примечательных исключений, основной поток нашей культуры не очень-то соприкасается с духовным и абстрактным. «Что видишь, то и получишь», — вот наш основной подход к реальности. И, как я уже отмечал в первой главе, то что вы видите в мире, выглядит весьма уродливо.
И на первый взгляд все разговоры о Боге выглядят лишь разговорами — кажется, что они не устоят перед суровой действительностью жизни в умирающем мире. Потому не удивительно, что многие люди отворачиваются от христианства. Оно похоже на двусмысленную религию. Оно похоже на ложь, помогающий укрыться от реальности. Сама мысль о вечной жизни выглядит неуместной посреди моря смерти. Множество людей думают, что это вид самоуспокоения; интересная мысль и всё — вечная жизнь просто как идея и ничего больше.
Но жизнь, которую Бог приносит в этот мир — не просто идея. Кроме всего прочего, Бог не посылал в мир идей. Он послал Своего Сына. И Иисус Христос, Сын Божий — и есть воплощённая жизнь. “В Нём”, — пишет Св. Иоанн, — “была жизнь, и жизнь была свет человеков… И Слово стало плотию, и обитало с нами” (Иоан. 1:4, 14). Это не пустой разговор о жизни, это сама жизнь. В Иисусе Христе воплотилась вечная жизнь и пришла в наш гибнущий мир.

Серьезная дилемма

Личное явление Бога вступает в противоречие с нашим взглядом на реальность. «Что видишь», — упорствуем мы, — «то и получишь». А то что мы видим — далеко от Бога или вечной жизни. Мы видим лишения, борьбу и одиночество. Мы видим разложение. Мы видим смерть. Бог предполагал принести жизнь, свет и радость, но мы делаем выводы из того, что видим, и приходим к заключению — Бога нельзя пощупать, к нему нельзя прикоснуться, потому Он недостижим.
Мудрый древний царь Соломон задавал очень современный вопрос: “Богу ли жить на земле?” Он желал знать, действительно ли Бог изберёт своим жилищем камень и дерево храма, построенного им в Иерусалиме. И ответом ему было чудесное «да»! (3 Цар. 8:27 и далее)
Сегодня нас интересует вопрос, можно ли найти Бога и в нашем мире. Но в отличие от Соломона мы этого не знаем. Наш ответ обычно сводится к скептическому пожатию плечами. Мы просто не видим связи между окружающей нас суровой реальностью и самим понятием о Боге. Нас не понятно, как духовное может пребывать в физическом. Как естественное может содержать сверхъестественное? Как конечное может допускать существование бесконечного? По нашему мнению — они, как вода и масло, никогда не соединяются.
Соломон нашёл бесконечного Бога в конечном Храме. Но современный человек продолжает искать и удивляться. Где в этом мире он может найти Бога? Где мы можем найти Его жизнь посреди нашего гибнущего мира? По мере приближения рубежа столетий этот вопрос обретает все большее значение.

Шокирующий ответ

Ученики Иисуса были самыми обыкновенными людьми, они не сильно отличались от нынешних средних тружеников. Большинство из них имели профессию рыбака. В первом веке, как и теперь, такие люди стояли далеко от религиозных теорий или философских мечтаний. Они были грубы и весьма приземлённы. Подобно нам, они воспринимали окружающую действительность непосредственно. И они судили о ней по тому, что можно было у видеть или услышать. Но то что они увидели и услышали в Иисусе поразило их. Иоанн, один из самых близких друзей Иисуса, выразил это так:
«О том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши, о Слове жизни, — ибо жизнь явилась, и мы видели и свидетельствуем, и возвещаем вам сию вечную жизнь, которая была у Отца и явилась нам». (1 Иоан. 1:1-2)
Никогда до того в истории мира не писались подобные слова. И больше с тех пор никто не утверждал, что нашёл бесконечного Бога с помощью своих ограниченных человеческих чувств. Никто не заявлял, что прикасался к Богу своими человеческими руками или слышал Его своими человеческими ушами. Это было бы потрясением для самого царя Соломона. Конечно, одно дело говорить, что невидимый Бог живёт в укромном уголке прекрасного святилища, а другое — утверждать, что Он поселился во плоти человеческой, которую можно потрогать.
Но именно так описывают Иисуса Христа.

Бог с нами

«Видевший Меня», — сказал Иисус, — «видел Отца». Религиозные лидеры времен Христа не могли стерпеть такого заявления. Они сочли это святотатством — для них это было равносильно сомнению в святости Бога. И мы можем понять причину. Это утверждение противоречило здравому смыслу. Будда или Мухаммед никогда бы не отважились на что-либо подобное, так как они представляли бога исключительно в виде духа. И сегодня думающие люди считают саму идею Бога в человеческой плоти неудобоваримой. Кроме того, любому известно, что конечное не может вместить бесконечного. Как может всемогущее и чисто духовное содержаться внутри слабой и осязаемой человеческой плоти? Впору вновь повторить вопрос Соломона: Богу ли жить на земле?
Нет, утверждает человеческая логика. Да, говорит Бог. И последнее слово всегда за Богом.
Первым человеком в Новом Завете, потрясённым пришествием Бога во плоти, был Иосиф. Матфей (1:19) называет его праведным. Достойный представитель мужской половины еврейского населения. Из текста мы видим, что он был не только религиозным, но и здравомыслящим человеком, твёрдо стоявшим обеими ногами в реальном мире. Когда Мария, его подруга, узнала о своей беременности, он понял, что у него нет выбора. Поскольку он не был отцом ребёнка, ему стало ясно, что Мария вступила в сексуальные отношения с каким-то другим мужчиной и потому о браке не может быть и речи.
И Иосиф решил расстаться с Марией, но вмешался посланец Божий. Уверив его в непорочности Марии, Ангел сообщил поразительную новость — что у ребёнка нет земного отца. Ребёнок этот уникален. Он был зачат силой Святого Духа. Следовательно ничто не препятствовало брачным планам Иосифа. Матфей сухо сообщает:
«А всё сие произошло, да сбудется речённое Господом через пророка, который говорит: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил, что значит: с нами Бог» (Матф. 1:22-23).
Произошло невозможное. Бесконечное было вмещено конечным. Духовное нашло себе место в материальном. Бог стал Человеком.
Как это могло случиться? Мы задаём этот вопрос. Его задавала и Мария, когда узнала о своей беременности.
«Мария же сказала Ангелу: как будет это, когда Я мужа не знаю? Ангел сказал Ей в ответ: Дух Святый найдёт на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречётся Сыном Божиим» (Лук. 1:34-35).
“Богу ли жить на земле?” — Таков был главный вопрос Соломона. Ответ пришёл в виде крошечного комочка — копошащегося младенца. Да! Богу жить на земле. Бог действительно живёт на зеле. Отец посылает Своего Сына, зачав Его от Святого Духа и родив от непорочной матери.
Сын Марии и есть Бог во плоти человеческой. И у него есть имя — Еммануил: С НАМИ БОГ.

Бог и Человек

На протяжении столетий вокруг Личности Иисуса скопилось множество противоречий. Не только враги Церкви, но и учителя в самой Церкви не могли взять в толк, как это было возможно, чтобы Христос был одновременно Богом и Человеком. Древнейшие символы веры, то есть краткие изложения того, во что верят христиане, в оживлённых спорах выработали этот стержневой парадокс веры: Ребёнок, родившийся в вифлеемском хлеву, воистину был всемогущим Богом, облачённым в человеческую плоть.
Апостольский символ веры называет Иисуса «единородным Сыном Божиим, Господом нашим». «Истинный Бог от истинного Бога», — так Никейский символ веры описывает Его отношение к Богу Отцу. « Совершенным Богом и совершенным Человеком », — исповедует Его Церковь в Афанасьевском символе. Эта главная тайна Воплощения, или обретения человеческой плоти Сыном Божьим, характеризует всю христианскую веру и жизнь.

Бог в пелёнках

Поп-культура так оплела знакомое повествование о Рождестве, что оно потеряло свою первоначальную живость. В изложении Луки история была совершенно изумительной. «Ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь», объявил пастухам небесный посланник. Слово «Христос» (дословно «Помазанник») было им знакомо — это был ветхозаветный титул Мессии, обетованного Израилю Избавителя. В течение столетий поколения израильтян ждали, когда же родится этот Христос. Но когда Ангел назвал новорожденного Христа «Господом», по спинам пастухов прошёл озноб.
«Господь» (Кюриос по-гречески) было псевдонимом, заменяющим имя, которое Сам Бог открыл Своему народу — YHWH. Из уважения к Богу израильтяне никогда не произносили Его святое имя вслух, а всегда заменяли его словом «Господь». Ангел сообщил изумлённым пастухам, что долгожданный Христос был воистину Самим Богом.
Другими словами, этот Христос был Богом. Удивительно. Но больше всего поразило пастухов то, что они увидели Святого Израилева таким маленьким. «И вот вам знак», — провозгласил Ангел, — «вы найдёте Младенца в пеленах, лежащего в яслях». Они должны были искать обыкновенного младенца в необыкновенном месте. Ведь не каждый раз ожидаешь, что в кормушке для скота найдут младенца. Ясли не были обыкновенной колыбелью для ребёнка. Но ребёнок-то был наверняка самый обыкновенный. Он был «в пеленах». Что вполне понятно. Младенцев всегда пеленают.
Вопрос, заданный столетия назад Соломоном, получил ответ в Вифлееме, да ещё с восклицательным знаком. Да, Богу жить на земле с человеком! Этот ребёнок, родившийся у молодой девы-еврейки был Богом с нами. Бог не может быть «с нами» более, чем Он был в Иисусе Христе. Бог не может полнее обитать на земле, чем Он обитал в Иисусе. Он не только делил с нами наш облик, Он обладал таким же телом и всеми органами. Он воистину один из нас. Он не только делил с нами нашу человеческую плоть, Он пришёл во плоти закутанного в пелёнки младенца, колыбелью которого стали ясли для скота.
Лука пишет, что услышав слова Ангелов о её ребёнке, Мария «сохраняла все слова сии, слагая в сердце Своём». Едва ли вы смогли бы лучше распорядиться этой вестью. Так Воплощение потрясает людей. Когда вас озаряет, что младенец Иисус является истинным Богом в пелёнках, спокойный анализ не возможен — в действие вступает сердце. Догадка превращается в мысль. Сомнения уступают место вере. Рациональная оценка прекращается. Побеждает молитва.

Противоядие от смерти

Здесь, в яслях, лежал ответ на проблему человечества. Сам Бог беспомощно лежал в сене — глубочайшая тайна и величайшая реальность сошлись в нашем мире. “В Нём [Христе]”, — пишет Св. Павел, — “обитает вся полнота Божества телесно” (Кол. 2:9). Бессмертный Бог лежит, облечённый в смертную плоть. И в этом младенце сама Жизнь решила изведать смерть.
Люди часто думают, будто христианство — это сверхсложная система морального преобразования, нечто вроде программы самоусовершенствования, начало которой положил Иисус. Определённо, какие-то моральные аспекты в христианском Евангелии присутствуют, но оно определенно не является программой самоусовершенствования. Фактически, это даже не образ жизни — как мы с вами обычно считаем. Христианство — это сама Жизнь, которую Иисус Христос даёт нам.
“Свидетельство сие”, — говорит Св. Иоанн, — “состоит в том, что Бог даровал нам жизнь вечную, и сия жизнь в Сыне Его”. Это утверждение становится ещё более смелым, если мы вспомним, что основная проблема человечества состоит не в моральном хаосе, в котором мы живём, а скорее в смерти, обитающей внутри нас. Действительно, мы все опутаны осязаемой паутиной греха и его влияния на нашу жизнь, но все эти неприглядные вещи имеют источником нечто ещё более скверное — наше греховное сердце. Вот в чём настоящая проблема — не мерзость обстановки, в которой мы живём, а мерзость, живущая в нас самих.
Как я разъяснял в первой главе, это не просто косметическая проблема. Зловоние смерти исходит из самих наших пор.
Но теперь Жизнь пришла в этот умирающий мир. Жизнь воплощённая. Жизнь в Иисусе Христе. В самой Его Плоти вся полнота Бога жила телесно. И эта Его Плоть была не только прекрасным жертвоприношением за грех. Она стала противоядием от смерти и источником Жизни для мира.
В шестой главе Евангелия от Иоанна Иисус говорит о Себе, как о противоядии от смерти:
«Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня имеет жизнь вечную. Я есмь хлеб жизни. Отцы ваши ели манну в пустыне и умерли; хлеб же, сходящий с небес, таков, что ядущий его не умрёт. Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира» (Иоан. 6:47-51).
Хотя израильтяне и были чудесным образом накормлены во время своих странствий по пустыне манной небесной, эта пища была лишь для тела. В конце концов люди, накормленные небесным хлебом, всё равно умирали.
Существует, однако, и иная разновидность небесного хлеба. Этот хлеб — пища для тела и души. Он — источник небесной Жизни. Вкушающие этого хлеба, обретают жизнь, перешагивающую через могилу. «Хлеб же, который Я дам», — отчетливо объясняет Иисус, — «есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира».

Скрытый Бог

«Что видишь, то и получишь», — провозглашает человеческая логика. Иисус показывает нам иное. Его материальное Тело вмещало гораздо больше, чем может видеть наш слабый глаз. Скрытый под человеческим обликом Иисуса, Сам Бог пришёл жить в этом мире. Теперь это кажется нам странным — зачем бы Богу скрываться? Если Иисус действительно Бог, почему бы сразу не сделать сей факт очевидным для всех? Зачем эта игра в прятки?
Но Бог не играет с людьми в игры. Вовсе не это Он хочет скрыть ото всех. По существу, Он хочет, чтобы о Нём узнали все. И именно для того чтобы раскрыть Себя, Он вынужден скрываться. Если бы Он этого не сделал, мы все оставались бы мертвы.
Именно мертвецом и ощутил себя Исаия. Он узрел взгляд Бога в видении во время служения в Храме и был ошеломлён. «Горе мне!” — вскричал он, — “погиб я! ибо я человек с нечистыми устами, и живу среди народа также с нечистыми устами, — и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа» (Ис. 6:5). Как мог он — настолько погрязший в грехе — оказаться в присутствии Божьем и не быть уничтоженным? Господь снял грех с Исаии и поручил ему нести Свое Слово. Без Божьего очищающего Слова прощения Исаия был бы испепелён в Его присутствии.
Никто из нас не будет и пытаться умышленно трогать высоковольтный провод. Столь мощная электроэнергия может убить нас. Электрический ток должен быть преобразован до меньшего напряжения, прежде чем войдет в наши дома, — иначе он испепелит даже наши бытовые приборы.
Бог определённо заинтересован в том, чтобы мы узнали о Нём. Но Он, конечно же, не желает никого при этом уничтожать. Вот почему Он скрывается. Здесь видится противоречие, но это абсолютная истина. Бог скрывается, чтобы общаться с нами.

Бог сзади

Моисей был похож на нас. Он верил, что получить может лишь то, что видит. И Моисей никогда не видел Бога. Моисей слышал голос Бога, но никогда не видел Его своими глазами. И Моисей, как мы, устал жить по вере. Он хотел жить по тому, что видит. «Покажи мне славу Твою», — воззвал он в своей немощи (Исх. 33:18).
«Я… провозглашу имя Иеговы пред тобою… лица Моего не можно тебе увидеть, потому что человек не может увидеть Меня и остаться в живых… вот место у Меня, стань на этой скале; когда же будет проходить слава Моя, Я поставлю тебя в расселине скалы и покрою тебя рукою Моею, доколе не пройду; и когда сниму руку Мою, ты увидишь Меня сзади, а лице Мое не будет видимо» (Исх. 33:19-23).
То что Бог сделал для Моисея много столетий назад, Он делал для всего человечества в Вифлееме. Здесь вся полнота Бога была скрыта под человеческим обличием младенца Иисуса. Он, надежда всего мира, лежал в яслях для скота. Бог в пелёнках. Питая птиц в воздухе и рыб в море, — Он сосёт материнскую грудь, как и любой другой новорожденный. Всё это поражает разум.
“Мария сохраняла все слова сии, слагая в сердце Своём”,— сообщает нам Лука (2:19). «Надлежало вместить в сердце», — сказал однажды Лютер, — «что значит быть матерью Бога». Бог скрывался в нём, крошечном младенце, которого она держала на руках. Но Он не хотел прятаться от нас. Он скрывался во плоти, чтобы принести Жизнь в наш умирающий мир.
Несмотря на весьма распространённые представления художников о рождении Иисуса, той ночью не было нимбов. Любой смотревший в ясли не видел ничего, кроме лежащего на сене новорожденного мальчика. «Что видишь, то и получишь», — утверждает человеческая логика. Вера отвечает: «Тише, здесь много больше того, что видит глаз. Глядя на этого ребёнка, видишь Бога, — Бога сзади».
Так в Иисусе Жизнь пришла в этот гибнущий мир, дабы вкусить смерть.

Лекарство от греха

В Иисусе Христе воплощенный Бог ходил по земле. Это Его Тело стало для человечества противоядием от смерти. Распятая, воскресшая и вознёсшаяся к славе, Его Плоть всё ещё является для человека лекарством от смерти, ибо содержит Жизнь Божью. Заключённая в Его материальной Плоти бессмертная сила Божья вошла в этот смертельно больной мир. И по сей день Иисус Христос остаётся лекарством Жизни от нашей смерти.
Любой другой когда-либо ходивший по земле человек в конце концов неизбежно становился жертвой смерти — но не этот Человек по имени Иисус. Он — победитель смерти. “Ей [смерти] невозможно было удержать Его”, сказал Пётр (Деян. 2:24). Ибо Он есть жизнь, жизнь воплощённая. “В Нём была жизнь”, — прямо пишет Св. Иоанн, — “и жизнь была свет человеков” (Иоан. 1:4). Этот Человек отличается от всех остальных людей. Этот Человек — Бог. Он — Бог для нас.

Великая тайна

«Веруем… в единого Господа Иисуса Христа… сошедшего с небес ради нас, людей, и нашего ради спасения; воплотившегося от Духа Святого и Марии Девы и вочеловечившегося». Так христиане исповедовали воплощение на протяжении столетий в Никейском символе веры. Бог облачился для нас в человеческую плоть. Иисус Христос является как истинным Богом, единородным от Отца прежде всех веков, так и истинным Человеком, рождённым от Своей девственной матери. Вот почему в человеческой Плоти Иисуса в яслях ради нас лежал Бог. Бог был в пеленах ради нас. Бог в пелёнках — для нас. Бог на кресте — для нас. Бог умер — для нас. В этом суть дела. В Иисусе Христе Сам Бог принял смерть, чтобы дать нам жизнь. Когда постигается эта великая истина, человеческая мудрость не действует. Вера берет верх. Колени подгибаются в преклонении, а рты открываются, чтобы восславить Его.
Нет ничего удивительного в том, что новозаветные авторы говорят в утешительном тоне обо всём этом поразительном чуде, называя его мистерион, то есть тайна.
«И беспрекословно — великая благочестия тайна: Бог явился во плоти, оправдал Себя в Духе, показал Себя Ангелам, проповедан в народах, принят верою в мире, вознёсся во славе» (1 Тим. 3:16).
Но тайна растёт. Обратите внимание, что я говорю об Иисусе Христе в настоящем времени. Для нас Он — истинный Бог. Он не только был Богом для нас, но Он и теперь Бог для нас. Эта тайна не изолирована в истории и не отделена от нашего нынешнего дня бездной времени. Эта тайна Бога, облёкшегося в плоть для спасения человечества — реальность настоящего для Его Церкви. Тот самый Бог, который явился на землю во Плоти и был вознесен на Небеса, пребывает со Своей Церковью везде, где проповедуется Его Слово и совершаются Его Таинства.
Это ещё одна тайна. Не тайна типа: «Кто сделал это?» — а тайна, которую имели в виду новозаветные авторы, когда описывали Бога, сошедшего на землю в Сыне Своём, Иисусе Христе. В Нём была Жизнь. Его материальная Плоть содержала в себе Жизнь, Иисус принял смерть во имя жизни мира. Его Тело было небесной Плотью, сошедшей на землю. Слыша Иисуса, вы слышали Бога. Видя Иисуса, вы видели Бога. Прикасаясь к Иисусу, вы прикасались к Богу. В этом-то и тайна — вся полнота Самого Бога была сокрыта в материальном Теле Иисуса. По существу, Он является осязаемой связью между землёй и вечностью.
Но слышало, видело Иисуса и прикасалось к нему не так уж много людей. Как быть остальным? Ничего страшного, говорит нам Новый Завет. Время и пространство — не препятствие:
«О том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши, о Слове жизни, — ибо жизнь явилась, и мы видели и свидетельствуем, и возвещаем вам сию вечную жизнь, которая была у Отца и явилась нам» (1 Иоан. 1:1-2)

Тайны Бога

“Итак каждый должен разуметь нас”, — писал Апостол Павел о себе и о таких же, как он пастырях, — “как служителей Христовых и домостроителей таин Божиих” (1 Кор. 4:1). Павел не был авантюристом. Он не стремился привлечь внимание к себе. Напротив, он указывал на непрерывное деяние Божье, совершаемое через Его Сына. В нашем гибнущем мире силой Своего Духа через Иисуса Христа Бог-Отец продолжает одаривать нас Своей вечной Жизнью . И Он использует для этого земные возможности. Подобно тому как Сам Христос является тайной Бога — нашей земной связью с Небесами, — те земные функции, которые Он вручил Церкви, должны считаться тайнами — осязаемой связью с вечностью.
«Слова, которые говорю Я вам», — сказал Иисус, — «суть дух и жизнь» (Иоан. 6:63). Его слова выражают всё то, что было воплощено в Нём и совершено в Нём. И как Сам Христос является нашей жизнью, Его слова — тоже наша жизнь. И Он поручил Своим служителям распространять Его Слово. «Слушающий вас Меня слушает», — сказал Он (Лук. 10-16). Проповедуя Свое Евангелие, Господь жизни всё время также говорит с нами в Своей Церкви через уста человеческие.
“Итак вера от слышания” (Рим. 10:17), писал Св. Павел. Неудивительно поэтому, что человеческие слова могут служить средством передачи духовной силы. Но эти слова всё-таки не совсем обычны. Это слова Христа. Они являются земными звеньями связи с Небесами. Слова Его Евангелия вдыхают жизнь в наш умирающий мир. Это жизнь Христа, который Сам — наша Жизнь. «Я есмь… живый», — обращается Он к Своей Церкви с престола славы, — «и был мертв, и се, жив во веки веков» (Отк. 1:18). Слова Христа — это одна из тайн, дарованных Им Своей Церкви.
Но есть и другие. В особенности то омовение, которое нам известно как Святое Крещение, и та пища, которую мы знаем как Святое Причастие. Они также тайны Божьи, Таинства, которые Бог дарует Своей Церкви на земле, дабы принести нам жизнь. Само слово «таинство» очевидно связано со словом «тайна».

Вода и Кровь

Наш человеческий разум сразу же начинает возражать — каким образом вода может оказывать духовное действие? Могут ли еда и питьё давать духовные преимущества? Мы упорствуем как и прежде — что видишь, то и получишь.
Но Господь жизни продолжает действовать сегодня в нашем мире так же, как Он это делал всегда — скрытно. И сегодня мы смотрим на Бога “сзади” в воде, хлебе и вине. Великая сила Его Слова всё ещё скрыта под скромными внешними покровами. Тот же Бог, что облёкся в материальную плоть в вифлеемском стойле, по сей день входит в нашу жизнь вполне осязаемо и по-земному. Через эти Таинства Иисус Христос дарует сегодня все блага Своего спасительного деяния, произведённого давным-давно.
Два важнейших события, произошедших в присутствии многих свидетелей, ознаменовали деятельность Иисуса. Он начал свою миссию спасения на реке Иордан, где был крещён, а закончил три года спустя на Голгофе, где был распят. Эти два события обрамляют все спасительные труды воплотившегося Бога.
Между этими двумя событиями — Крещением Иисуса и Его смертью на кресте — уместились труды Бога по обмену Его Жизни на жизнь мира. Иордан и Голгофа. Река и крест. Вода и Кровь.
«Сей есть Иисус Христос, пришедший водою и кровию и Духом, не водою только, но водою и кровию, и Дух свидетельствует о Нём, потому что Дух есть истина. Ибо три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Святый Дух; и Сии три суть едино. И три свидетельствуют на земле: дух, вода и кровь; и сии три об одном» (1 Иоан. 5:6-8).
В этом фрагменте Иоанн связывает спасительные труды Иисуса с Таинствами Церкви. Как то было реально в прошлом, так реально и сейчас. Иисус не только пришёл посредством воды и Крови, но о Нём свидетельствуют три элемента — Дух, вода и Кровь. Другими словами, Святой Дух продолжает во все века вдыхать жизнь в этот гибнущий мир, возложив труды Господа во имя жизни на Его Церковь. Тот Кто пришёл с помощью воды и Крови, остается сокрытым в воде и Крови — воде Крещения и Крови Причастия.
Ещё немного о последнем. Обратите внимание на примечательную сцену у креста, засвидетельствованную всё тем же учеником Иоанном. Солдаты имели приказ ускорить смерть жертв распятия, дабы их тела можно было снять до наступления субботы.
«Придя к Иисусу, как увидели Его уже умершим, не перебили у Него голеней, но один из воинов копьём пронзил Ему рёбра, и тотчас истекла кровь и вода» (Иоан. 19:33-34).
Простое совпадение? Едва ли. Иисус Христос, вступивший в смерть в воде Иордана и победивший её Кровью Голгофы, веками питает Таинства Церкви водой и Кровью. Перед самым лицом смерти и ценой Своей смерти Господь жизни приобрел жизнь для нашего гибнущего мира. В этом источник надежды для таких как мы.
«Ты Сын Мой Возлюбленный; в Тебе Мое благоволение!» — сказал Отец, когда Иисус стоял в Иордане, мокрый от воды Своего Крещения (Лук. 3:22). «Отче! в руки Твои предаю дух Мой», — сказал Христос, умирая на Своём кровавом кресте (23:46). Здесь мы видим, что смерть уже побеждена. Отец так возлюбил мир, что отдал за нас Своего единородного Сына, чтобы мы могли жить. Как в Иисусе Христе пребывало благоволение Отца при Крещении, так оно было явлено и в Его смерти. Сакраментальные вода и еда Иисуса делают нас причастными Его смерти. В Его смерти — жизнь. Так история повторяется ещё раз. В Иисусе Христе мы с вами обретаем благоволение нашего Отца Небесного.
Таинства — это нечто большее, чем кажется на первый взгляд. Вы получаете гораздо больше чем видите — за ними стоит скрытая реальность. Вода Святого Крещения, а также Тело и Кровь Святого Причастия берут начало самом Теле Того, в Ком вся полнота Божества жила телесно. Из Его бока на Голгофе истекла вода и Кровь для Его Церкви всех веков в этом гибнущем мире.
И в той Крови — жизнь. Жизнь Бога.