ЕВАНГЕЛИЧЕСКО-ЛЮТЕРАНСКИЙ ПРИХОД СВ. ЕКАТЕРИНЫ - РУССКАЯ ЛЮТЕРАНСКАЯ БИБЛИОТЕКА

Харолд Сенкбейл

СМЕРТЬ РАДИ ЖИЗНИ

___________

5
Святое отпущение грехов — Слово жизни

Признавайтесь друг пред другом в проступках (Иак. 5:16).

Это была первоклассная фирма, владелец построил её буквально на пустом месте, вложив в предприятие все свои силы и сбережения. И вот теперь он объявил, что решил переключиться на другое дело. Управляющие, не веря своим ушам, переглядывались за столом. Никто не мог представить себе, как фирма будет работать без него. Как дела пойдут дальше?
«Кому простите грехи», — сказал Иисус, — «тому простятся».

Будем реалистами

Если вы с самого начала внимательно читали эту книгу, вас кое-что могло смутить. Вместе мы пытались рассмотреть некоторые ключевые моменты христианского учения так, чтобы это было ново и интересно — надеюсь, нам это удалось. Но вы вполне могли бы уже проявить некоторое нетерпение.
Я почти слышу упрёки: «Зачем он вновь и вновь обсуждает одну и ту же тему?» «Для чего эти постоянные упоминания о жизни и смерти?» «Почему такой акцент сделан на Крещении?» «Какая от всего этого польза?»
Мы — люди практичные. Мы все хотим знать, как та или иная идея повлияет на нашу жизнь, и какую пользу мы сможем из неё извлечь.
Это хорошо, но лишь до определенного предела.
Однако когда мы сталкиваемся с древними тайнами христианской веры, наш старый добрый американский прагматизм натыкается на каменную стену. Мы спрашиваем: «Какую пользу может принести мне эта идея?» Но подобный вопрос в данном случае неуместен. Ибо христианство — не идея. Это — единственная Реальность, служащая мерилом любой другой реальности. Христианство — не образ жизни, а сама жизнь. “Свидетельство сие состоит в том, что Бог даровал нам жизнь вечную, и сия жизнь в Сыне Его” (1 Иоан. 5:11).
Вот о чём вся эта книга. О Жизни, которая в Иисусе Христе. Мы бы хотели знать, для чего можно употребить эту Жизнь, но дело не в этом. Жизнь, которая в Иисусе Христе, будет с нами на всем пути к вечной славе или к вечному позору. Данная книга повествует о Жизни, которую Иисус Христос предлагает здесь и сейчас в Своём Слове и Таинствах ради будущей славы.
И поверьте мне, нет ничего более практического в мире. Мы спрашиваем, не являются ли святые тайны веры выдумкой. Но в мире нет ничего более реального. Только эти реальности скрыты.
Это-то и является основной темой данной главы. Скрытая жизнь. Связь между видимой нами реальностью — и реальностью, какая она есть на самом деле в Иисусе Христе. Реальностью нашего греха, страдания и боли — и реальностью Его прощения, утешения и исцеления. Святое отпущение грехов — это связующее звено между Крещением и повседневной жизнью.
Весьма вероятно, многим христианам данная глава покажется написанной на иностранном языке Пожалуйста, будьте снисходительны. Этот язык может восприниматься как иностранный некоторыми из нас, но я убеждён, что это — наш родной язык.

Под крестом

Жизнь и смерть. Вот две реальности, в которых мы живём как крещёные дети Божьи. Мы несём знак и печать распятого Господа — мы отмечены Его крестом. Будучи погребены, принимая Крещение Христово, в Его смерть, мы и воскрешены с Ним в Его новую жизнь. Эта реальность жизни перед лицом смерти — сама суть христианства. Но в мире сем это остаётся скрытой реальностью, ибо здесь мы живём верой.
Ясно одно. Поскольку христианство касается как жизни, так и смерти, люди, надеющиеся на беззаботную жизнь в качестве детей Божьих, обманывают сами себя. Господь жизни вошёл в сей гибнущий мир, а это значит, что в нашем умирающем мире продолжается борьба между жизнью и смертью. Иисус Христос ясно даёт понять, что любой крестившийся в Него будет жить как солдат на войне. Вся жизнь христианина в мире сем проходит на поле брани. Конечно же Христос выиграл сражение. Но эта победа остаётся до сих пор укрытой от человеческих глаз. “Ибо вы умерли, и жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге. Когда же явится Христос, жизнь ваша, тогда и вы явитесь с Ним во славе “(Кол. 3:3-4).
Когда-нибудь, когда Бог опустит занавес в финале всей этой драмы, скрытые реальности станут очевидны всем. Но не сейчас. Ибо сейчас мы живём верой. А поскольку мы живём верой, наша жизнь в мире сем имеет на себе отпечатка креста.
Крест Христов открывает два пути, поскольку он относится как к жизни, так и к смерти. Во-первых, он дарует жизнь Иисуса Христа вместо смерти. Потому Его крест — наша радость и надежда. Но крест, приносящий нам жизнь Христа, означает также смерть нашего греховного естества. А смерть никогда не была приятным переживанием. Через испытания и невзгоды наш Господь ведёт нас к тому, чтобы мы пристально взглянули на наш грех, а это значит, что Он ведёт нас к скорби и покаянию.
Именно здесь мы с вами обычно уходим в сторону. Ничего страшного, когда всё в нашей жизни обстоит хорошо, но когда всё идет не так, мы часто говорим: «Спасибо, Иисус, но не надо. Здесь я, пожалуй, отойду». Хотя наш Господь ясно предупреждает, что христианин должен быть готов к нелёгким временам в своей жизни: «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Матф. 16:24)
Как легко мы забываем! Крест Христов — это жизнетворное орудие Божье. Нет иного способа придти к жизни в Нем, кроме как через смерть. Путь Христа по сути — крестный путь. Но для нас такой путь неестественен. Будучи предоставлены сами себе, мы с вами постоянно выбираем путь славы — нам гораздо больше по душе сила, власть и престиж, чем слабость, страдание и скорбь. Тем не менее, лишь один путь ведёт к жизни. Наш путь обещает жизнь, но в конце концов приносит лишь смерть. Путь Христов ведёт прямо через смерть в жизнь. Крестный путь — единственная дорога к жизни в этом гибнущем мире.

Определение врага

Мы постоянно сбиваемся с этой дороги, так как постоянно боремся не с тем. Во всём виноват, как мы предпочитаем думать, кто-то другой. Если бы босс слез с нашей шеи, мы были бы счастливы. Если бы жена была менее ворчлива, то можно было бы жить. Если бы обстоятельства изменились, мы бы меньше злились и ожесточались.
И мы употребляем тот же образ мысли в наших отношениях с Богом. Мы убеждены, что смогли бы расправить плечи, если бы только не нужно было бороться с искушениями, окружающими нас. Если бы можно было вычистить моральную выгребную яму, в которой проходит наша жизнь, то — мы уверены в этом — мы смогли бы жить так, как угодно Богу.
Но нет большего заблуждения. Библия ясно говорит, что наши трудности связаны не с обстоятельствами нашей жизни, а с тем, что живёт в нас. Обстоятельства не создают проблемы — виновно наше греховное сердце. Иисус ясно указывает, что если мы хотим выявить нашего истинного врага, нам следует взглянуть в зеркало, «ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления» (Матф. 15:19).

Ветхий Адам

Если собрать вместе всё названное, получится ужасающая картина. Но поскольку нам обычно видны лишь один-два не самых сильных греха, неожиданно проявляющихся в нашей жизни в какой-то момент, это не даёт нам повода для тревоги. Гордыня, ревность, алчность и ненависть — естественны, — предпочитаем думать мы, называя это «человеческой природой». Но Бог называет это грехом.
И грех этот столь же стар, сколь стар Едемский сад. Здесь Адам и Ева поддались искушению диавола и встали на его сторону, восстав против своего Создателя. «Грехопадение» — так мы называем первый грех наших прародителей. Это вполне уместное название, так как в нём отражено то, что один грех привёл к огромному падению всего человечества. И подобно Шалтай-болтаю, мы никогда не имели возможности вернуться в исходное состояние.
“В Адаме все умирают” — так говорит об этом Св. Павел (1 Кор. 15:22). То есть каждый потомок Адама и Евы наследует фатальный изъян. Поскольку падение произошло в грех, все дети, родящиеся у людей, приходят в этот мир с грехом, глубоко укоренённым в их сердцах. И у этого неприятного факта нет исключений: «Мы все жили некогда по нашим плотским похотям, исполняя желания плоти и помыслов, и были по природе чадами гнева, как и прочие» (Еф. 2:3). Таким образом, наша вина перед Богом заключается не в грехах, которые мы совершаем, а в том, что мы грешники — грех находится в самом нашем сердце.

Новый человек

Однако Своим крещальным омовением Иисус даёт нам новую сущность. “Итак, кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь всё новое” (2 Кор. 5:17). Следует подчеркнуть, что эта новая жизнь — не просто новый образ жизни, как будто христианство является лишь внешним изменением нашей жизни, призванным привести её в соответствие с ожиданиями Бога.
Грех ведь невозможно спрятать или приукрасить. Единственный способ ликвидировать грех — убить его. И именно это Бог сделал в своём Сыне, Иисусе Христе. Он — великий Уничтожитель. Он принял наш грех в Своё Тело, и тот убил Его. Но умирая, Он убил смерть и принёс жизнь вечную. Восстав из могилы, Он сокрушил власть смерти. Своим воскресением из мёртвых Он освободил человечество от мёртвой хватки греха. В Иисусе Христе один из сыновей Адама избежал судьбы детей Адама. “Христос, воскреснув из мёртвых, уже не умирает: смерть уже не имеет над Ним власти” (Рим. 6:9).
И то что Крещением во Христа каждый верующий принимает участие в Его смерти и воскресении — чудесная весть. “Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились? Итак мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мёртвых славою Отца, так и нам ходить в обновлённой жизни” (Рим. 6:3-4).
Святое Крещение, таким образом, — одновременно дверной проём и дверная петля. Это дверной проём, ведущий в совершенно новую жизнь. И вместе с тем — дверная петля, от которой зависит этот путь к такому образу жизни. Новая жизнь и новый образ жизни — одна реальность — жизнь, проживаемая Иисусом Христом в Своем народе.

Неизменные враги

В некоторых церковных кругах Крещение взрослых понимают как что-то вроде подтверждения их веры в Иисуса. В других кругах о Крещении младенцев говорят как о странном семейном обычае. Оба взгляда неверны. Фактически и то и другое — грубейшее заблуждение. Крещение — это не поступок человека, а деяние Бога, исполненное “во имя Отца и Сына и Святого Духа” (Матф. 28:19).
Кроме того, в Крещении нет ничего странного или похожего на обычай. Крещение означает смерть Ветхого Адама и воскресение нового человека. Что может быть радикальнее смерти и воскресения!
Мы не отдаем никому предпочтения, крестя во имя великого Триединого Бога. Ибо каждое крещёное дитя Божье несёт на себе знамение и печать креста, отметину солдата, воюющего под началом Распятого. А наличие врага свидетельствует о наличии дела. Диавол — неизменный враг Бога и всех трудов Божьих. Его постоянная цель — угнетение народа Божьего и разрушение Его Царства.

Борение

Как же так, удивляемся мы. Кто я — дитя Божье или дитя сатаны? Служитель ли я праведности или раб греха? Святой или грешник?
Писания дают отрезвляющий ответ — да. В этом мире каждый христианин является одновременно святым и грешником, служителем и рабом, ребёнком и бунтарём. Мы предпочитаем думать, будто христианин должен быть способен избавиться от греховной жизни. Целые книги написаны в духе руководств типа «сделай сам» о том, как победить грех.
Однако Библия совершенно ясно указывает, что существует только одна победа над грехом — победа, уже одержанная Иисусом Христом на Его кресте. Когда-нибудь в небесной славе мы будем полностью безгрешны. Здесь же мы живём всецело и единственно верой в Иисуса Христа, освобождающего нас от греха Словом Своего Евангелия.
В Апостольском символе веры Церковь исповедует три великие реальности — прощение грехов, воскресение плоти и жизнь вечную. Первая из них делает возможными две другие. Прощение грехов — повседневный хлеб с маслом для Церкви. У нас нет жизни с Богом отдельно от прощения грехов. И мы уповаем на Судный День и вечность только благодаря тому, что постоянно живём в реальности прощения наших грехов.
Ибо наши жизни — поле брани. День за днём происходит сражение между ветхим Адамом и новым человеком, между нашей греховной натурой и новым естеством, которое мы обретаем Крещением во Христа. Новый человек направляется Христом и стремится служить лишь единому Богу. Ветхий Адам движим эгоистической гордыней, устремлённой на удовлетворение наших греховных желаний.
Поэтому наше затруднение выглядит именно так, как его характеризует Пого: «Мы встретили врага, который — мы сами». Но эта дилемма — не шутка.
“Ибо знаю, что не живёт во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. Если же делаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех” (Рим. 7:18-20).

Окончательное решение

Есть только один способ избавления от греха. Не путем реформы, а через смерть и воскресение. Не путем изменения формы, а уничтожением и воссозданием. Как только умирает ветхий Адам, появляется новый человек. Прощение грехов является, по сути, повторением в Крещении лично для каждого верующего великой драмы, явленной нам когда-то Богом в смерти и воскресении Его Сына.
Помните, что воскресение — всегда новое творение. И Бог совершает новое творение так же, как и первое — Своим всемогущим Словом. Тогда Он обратил его к бесформенной пустоте, чтобы произвести свет и жизнь силой Своего Слова. Теперь Он творит так же, как и в начале, “потому что Бог, повелевший из тьмы воссиять свету, озарил наши сердца, дабы просветить нас познанием славы Божией в лице Иисуса Христа” (2 Кор. 4:6). Таким образом, одно и то же творящее Слово Божье является силой, обеспечивающей наше новое сотворение в Святом Крещении и непрерывно происходящее обновление в прощении грехов.
Но здесь перед нами встаёт проблема. Нам всем ясно, что как новые творения Божьи мы обязаны вести святую жизнь и служить Ему деяниями любви. “Ибо мы — Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять” (Еф. 2:10). Вопрос заключается в том, почему мы столь неумелы в наших добрых делах и вялы в нашей борьбе с грехом? Вспомните, как изображала дело ранняя Церковь. Христиане представлялись в виде рыб, рожденных в воде, чтобы в ней и плавать. Возможно проблема коренится в нашем подходе к христианской жизни по принципу «сделай сам» и в наших попытках преодолеть грех, опираясь лишь на свою силу воли. Кроме того вы знаете, что происходит с рыбой, когда её вынимают из воды.

Память о Крещении

Я привык думать, что ключом к святой жизни является моя сила воли. Я думал, что необходимо сделать над собой усилие, взять себя в руки и очень постараться. «Помни о своём Крещении», — повторял я. — «Вспомни, что ты теперь крещёное дитя Божье, и в соответствии с этим веди святую жизнь». Всё это звучало здорово, но не срабатывало. Как бы я ни старался, твёрдые решения и добрые намерения ничего не давали. Требование постараться было похоже на требование здоровья от больного. К счастью, Бог дал мне более сильное лекарство.
Мои советчики были правы. Святое Крещение является дверной петлёй, от которой зависит святая жизнь — не просто каким-то событием в прошлом, а сегодняшней реальностью. “Все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись”, пишет Св. Павел (Гал. 3:27). Здесь Апостол разъясняет, что совершённое когда-то Крещение сохраняет свой смысл и сегодня.
Как вы помните, Крещение означает смерть и воскресение Иисуса Христа. Иисус Христос берёт грешника, грехи и всё остальное с Собой, в Свою смерть, и погребает в Своей могиле. Вот почему Св. Павел может назвать Крещение “подобием смерти Его” (Рим. 3:27). В Крещении происходит смерть. Это смерть нашего ветхого Адама. И из этой водной могилы выходит новый человек. “Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос” (Гал. 2:19,20). Этот вновь сотворённый новый человек постоянно обновляется “по образу Создавшего его” (Кол. 3:10).

Неприкрытая правда

Всё сказанное выглядит абстрактно. Действительно, это — скрытые истины, но вместе с тем они реальны. Я открыл, что нет ничего более практического и отчётливо реального, чем новая жизнь, которую Христос дарует всякому крестящемуся во имя Его. Это и есть ключ к освящённой жизни — не просто «помнить» о Крещении, думая о нём, как о некоем событии из нашего прошлого, а жить, исходя из скрытой реальности, впервые явленной в наших жизнях этою “банею возрождения и обновления Святым Духом” (Тит. 3:5).
При Крещении происходят радикальные изменения, которые Новый Завет называет то смертью и погребением (Рим. 6:3), то сораспятием (Гал. 2:20), то облачением (Гал. 3:27). Следует подчеркнуть, что это деяния Бога, а не верующего. И это делает их ещё более радикальными.
В Едеме первым побуждением Адама и Евы после их непослушания было стремление скрыть свою наготу за деревьями (Быт. 3:7). И сразу же после того, как Бог дал обетование Своим падшим детям, Он “сделал… Адаму и жене его одежды кожаные, и одел их” (3:21). Эти одежды кожаные укрывали их тела, но не могли скрыть их грех. В святом Крещении Бог даёт то, что Он обещал в Саду. Мы совлекаем нашего Ветхого Адама и облекаемся в Самого Иисуса Христа.
Примечательно, что при Крещении у ранних христиан обычно снимались старые одежды. Крещение производилось в обнажённом виде, а после него надевались новые белые одежды. Комнаты, предназначенные для такого приватного крещального омовения, часто отделывались мозаичными картинами, изображавшими Едемский сад. Таким образом ежедневно преследуемая Церковь напоминала своим верующим о скрытых фактах священной тайны Крещения:
• Крещение — это совлечение Ветхого Адама.
• Крещение — это смерть и погребение греха.
• Крещение — это возвращение в Едем и в невинность перед Богом.
• Крещение — это воскресение нового человека.
• Крещение — это облечение в совершенство Иисуса Христа.

Радикальное предложение

Я вовсе не предлагаю и сегодня совершать Крещение подобным образом — ставить церковь в зависимость от археологии всегда опасно. Мы не заинтересованы в возрождении древних традиций ради них самих. Но они вытекают из того же апостольского Евангелия, которое мы имеем по сей день. Если мы сможем это увидеть, то и сегодня обнаружим ту же живую, полнокровную реальность в Святом Крещении наших древних братьев и сестёр по вере, какую они находили в своё время.
Когда эти скрытые реальности стали открываться мне, я начал понимать, что Новый Завет — даже всё Святое Писание — это не руководство по христианской жизни типа «сделай сам», а напротив, богодухновенное повествование о том, что Бог сделал и продолжает делать в Своём Сыне Иисусе Христе. Я осознал, что когда бы вы ни открыли Новый Завет, вас будет преследовать видение купели — оказывается всё христианское Евангелие насыщено учением о Крещении. Моральный смысл христианского Евангелия уже нашёл своё воплощение в крещении. И новая наша жизнь в качестве христиан — не что иное, как практическая реализация Крещения.
Контраст с ныне популярным христианским учением поразителен. Так называемые принципы христианской жизни, столь широко освещаемые в христианских бестселлерах и столь важные для христианских телепроповедников, являются в лучшем случае слабой пародией на христианскую жизнь, как она представлена в Писаниях.
Истина состоит в том, что все повеления Нового Завета основаны на его благословениях. Другими словами, всё что Бог требует от Своих детей, Он сначала даёт им. Все деяния, совершения которых хочет от нас Бог, Он уже совершил в Своём Сыне, и Он продолжает действовать в нас во Иисусе Христе и через Него. Он не просто ушедший герой, который отправился на небо наблюдать, насколько хорошо мы здесь, на земле, управляемся без Него. Он пребывает и теперь со Своей Церковью в тех священных тайнах, которые мы называем Словом и Таинствами. В этом и заключается связующее звено между жизнью христиан и их живым Господом. И этим звеном является Крещение.
Люди продолжают искать ключ к динамичной христианской жизни, какую-то волшебную формулу, способную разрушить скуку и равнодушие. К несчастью, большинство предлагаемых формул оказываются проектами типа «сделай сам». Такой подход к христианской жизни изначально обречён. Перевоспитайте грешника — и он будет перевоспитанным грешником. Дисциплинируйте грешника — и он будет дисциплинированным грешником. Дайте грешнику образование — и вы получите образованного грешника. В любом случае вы в итоге будете иметь дело с тем же грешником, что и в начале.
Нет, ветхого Адама нельзя ни приручить, ни перевоспитать, ни дисциплинировать, ни просветить. Его можно только убить. Именно это и делает Бог — в Святом Крещении мы принимаем смерть и погребаемся. Но это — смерть и погребение Иисуса, в чем и состоит самое важное различие. Его смерть и погребение несёт с собой воскресение и новую жизнь. Посредством Святого Крещения Триединый Бог распинает нашего ветхого Адама, погребает наш грех, воскрешает нас как новое творение, и облачает нас во Иисуса Христа, даруя нам тем самым новую жизнь. Вот подлинная формула христианской жизни!

История болезни

Позвольте мне процитировать одну историю болезни из Нового Завета. В Послании к Ефесянам мы видим учение о Крещении, применённое к вечной проблеме — половой распущенности. Тогда, как и теперь, христиане, живущие в языческом окружении, постоянно подвергались искушению отдаться зову плоти и дать волю своей сексуальной похоти. Где же выход? Защищаться более решительно? Изучить принципы христианской сексуальности и поступать в соответствии с ними? Нет, выход для этих людей заключался в возврате к крещению и в применении того, что уже случилось с ними тогда, когда с них был совлечён Ветхий Адам и они облеклись во Иисуса Христа:
“Посему я говорю и заклинаю Господом, чтобы вы более не поступали, как поступают прочие народы, по суетности ума своего, будучи помрачены в разуме, отчуждены от жизни Божией, по причине их невежества и ожесточения сердца их. Они, дойдя до бесчувствия, предались распутству так, что делают всякую нечистоту с ненасытимостью.
Но вы не так познали Христа; потому что вы слышали о Нём и в Нём научились, — так как истина во Иисусе, — отложить прежний образ жизни ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях, а обновиться духом ума вашего и облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости истины” (Еф. 4:17-24).
Обратите внимание на отчётливые крещальные обертоны. Моральные наставления здесь основаны на благословениях Крещения. Бог просит христиан делать то, что Он уже даровал им. И эти выразительные выражения — «отложить… облечься» — напоминают о том, что произошло при Крещении, когда верующий был раздет донага и освобожден от ветхого Адама, а вместо этого облачён во Иисуса Христа.
В этом проявляется сила христианской святости, которая глубже, чем толщина кожи. Это сила Самого Иисуса Христа.

Игра ума?

Вы спросите, к чему вся эта крещальная жизнь? Не имеем ли мы дело лишь с ещё одним вариантом рассуждений о силе позитивного мышления? Не является ли это всё лишь вопросом методики — «вспомни своё крещение», — предназначенной для самоусовершенствования. Не остаются ли эти рассуждения о крещении лишь рассуждениями, ещё одной игрой ума?
Но Бог не играет в интеллектуальные игры. Он не предлагает нам новую методику — Он дарует нам совершенно новую жизнь. Он топит нашего ветхого Адама посредством Крещения и творит нас заново во Иисусе Христе. Не единожды, а вновь и вновь в Слове Своего Евангелия. Он непрерывно очищает нас от греха, Он провозглашает нас «невиновными» посредством прощения наших грехов. Прощая наши грехи, Он предаёт смерти ветхого Адама и воскрешает нас к новой жизни во Христе.

Освобождение от рабства

«К несчастью, ветхий Адам хорошо плавает», заметил однажды Лютер. И каждый честный христианин с этим согласится. Ибо когда мы думаем, что победили один грех, другой поднимает свою уродливую голову. И самое ужасное — вновь и вновь мы ловим себя на том, что опять впадаем в те самые грехи, которые более всего ненавидим. В такой же ситуации оказался и Св. Павел:
“Итак я нахожу закон, что, когда хочу делать доброе, прилежит мне злое. Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих. Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти? Благодарю Бога моего Иисусом Христом, Господом нашим” (Рим. 7:21-25).
Слава Богу, есть ещё спасение от вины и оков греха. Это спасение — во Иисусе Христе, Господе нашем. Он дарует это спасение через Своих призванных служителей в провозглашаемом слове прощения, или святого отпущения грехов.

Тёмные времена прошли?

В выражении «отпущение грехов» слышится что-то средневековое. Оно вызывает в воображении картины тёмных исповедален и избитые фразы покаяния. В наш просвещённый век науки и психотерапии исповедь и отпущение грехов кажутся неуместными.
«Почему я должен стремиться исповедовать свои грехи кому-то другому?» — протестуем мы. — «Я уже исповедался в них перед Богом! Кроме того, всё что мне необходимо — это постараться самому преодолеть грех».
Но именно в этом-то и состоит трудность, не так ли? Мы с вами не можем ничего сделать, чтобы победить свой грех. Христос побеждает грехи. Он победил когда-то на Голгофе и дарует эту победу нам в Крещении. И Он вновь и вновь всё более расширяет эту победу для нас в Слове Своего Евангелия.

Слова Христа

Либеральное христианство имеет столь расплывчатый взгляд на Новый Завет, что на его основании с какой-либо определённостью можно сказать очень немногое — если вообще можно — об Иисусе из Назарета. Согласно этой точке зрения, многие приписываемые Иисусу в Библии высказывания на самом деле были сочинены ранними христианами для доказательства тех или иных теологических положений.
Христиане-фундаменталисты, напротив, очень высоко ценят Библию, но находят для нее очень мало места в христианской жизни. То есть Библия видится им исключительно как руководство для христиан, содержащее Божественные указания по поводу богоугодной жизни. Это похоже на ситуацию, когда командующий армией уехал куда-то, оставив ей лишь набор инструкций.
Очевидно, самое время восстановить церковную жизнь и личную духовную жизнь на основании реального присутствия Христа, а не на Его отсутствии. Он не ушёл, предоставив Своим солдатам самим заботиться о себе. Он и ныне пребывает со Своей Церковью в тех священных тайнах, каковыми являются Его Слово и Таинства.

Сила слов

Вся реальность в конечном счёте висит, как на дверных петлях, на Слове Божьем. «Пусть будет так», — сказал Творец, — «и стало так». Иисус — Слово Отца, ставшее плотью (Иоан. 1:1-17). «Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь», провозглашал Он своим современникам (Иоан. 6:63). Иначе говоря, Иисус напоминает нам, что Его слова имеют силу творить то, что они обещают, в том числе и прощение грехов.
И Он вручил эти слова Своей Церкви. В Своей первосвященнической молитве ночью накануне казни Иисус молился за учеников, которых Он вынужден был оставить, возносясь к Отцу. Но, оглядывая на историческую перспективу, Он молился не только об этих людях, «но и о верующих... (в Него) по слову их» (Иоан. 17:20).

Доверенность

Иисус был озабочен судьбой Своей Церкви на земле. Как она будет обходиться без Его видимого присутствия? В Его молитве к Отцу той ночью в Гефсиманском саду, мы находим ответ:
«Ибо слова, которые Ты дал Мне, Я передал им, и они приняли… Я передал им слово Твоё; и мир возненавидел их, потому что они не от мира, как и Я не от мира. Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил их от зла. Они не от мира, как и Я не от мира. Освяти их истиною Твоею; слово Твоё есть истина» (Иоан. 17:8, 14-17).
Три ночи спустя, в вечер Пасхи, Он передал ученикам все обязанности и привилегии, сделав это ещё более ясно. Воскреснув из могилы, Господь стоял среди учеников, приветствуя их: «Иисус же сказал им вторично: мир вам! как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас. Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святого. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» (Иоан. 20:21-23).
Обратите внимание на прямую связь между словами Иисуса и жизнетворным дыханием Святого Духа. Когда-то Творец вдохнул жизнь в безжизненный прах, превратив Адама в живую душу. Теперь же Новый Адам, вырвавшийся из объятий смерти первый человек нового творения, дыханием Своим дарует Святого Духа избранным ученикам. Они теперь больше не ученики — они Его уполномоченные представители, Апостолы, «посланные». Они посланы Сыном, Которого, в свою очередь, послал Отец, чтобы искупить и спасти Свой падший мир. Это искупление уже совершено, но спасение продолжается век за веком — во всесильном Слове, проповеданном теми, кого послал Сын.
Христос призывает каждого христианина быть Его свидетелем, но Он не призывает каждого христианина быть Его служителем или посредником. Через Своих свидетелей Христос являет всему человечеству доказательство Своей жизни и деяний во спасение умирающего мира. Но дарует Он прощение грехов исключительно в Церкви через Своих служителей. Церковь призывает пасторов из числа своих членов, но за работой служителя стоит Сам Христос. Служители — земные представители нашего небесного Господа. Он фактически вручает Своим слугам доверенность. Когда они прощают, прощает Он. Если они отказывают в прощении, значит отказывает Он. Их слова должно восприниматься как Его слова. А Его слова — это Слово от Отца: «Кто принимает вас, принимает Меня, а кто принимает Меня, принимает Пославшего Меня» (Матф. 10:40).

Уста Божьи

Эта идея, конечно, была не нова. Бог до этого совершал подобное много раз. Он избирал определённых представителей, вручая затем им Свои слова, которые те и высказывали. Возьмите к примеру Иеремию. Когда Бог избрал Иеремию Своим пророком, тот несколько воспротивился этому по причине своей юношеской неопытности. Это не было препятствием, что Бог и показал ему:
“И простер Господь руку Свою, и коснулся уст моих, и сказал мне Господь: вот, Я вложил слова Мои в уста твои. Смотри, Я поставил тебя в сей день над народами и царствами, чтобы искоренять и разорять, губить и разрушать, созидать и насаждать” (Иер. 1:9-10).
Заметьте весьма отчётливый акцент на устном аспекте работы Иеремии. Сами слова Бога были помещены в уста Иеремии. Это была своего рода пересадка уст. Бог дал Иеремии полномочия произносить Его Слово. С этого момента — когда бы он ни открывал рот, чтобы говорить от лица Бога —, из его уст звучали Божьи слова.
Можно вспомнить и другие примеры из Писания. Но суть ясна. Бог так устроил Свою Церковь, что когда призванные слуги Христовы произносят слова о Его прощении, это следует понимать как собственное Слово Христа.
Но я всё ещё не ответил на вопрос — почему христианин должен стремиться пойти к другому человеку, имея исключительно свой собственный грех?

Совет или утешение?

Ясно одно. Мы не исповедуемся в чём-то, что нужно просто «свалить с плеч». Что-то в исповеди прошедших веков было хорошо для души, но заключалось в исповеди и в отпущении грехов также нечто большее, чем просто разговор о проблемах. Слава Богу, что есть хорошие друзья, с которыми мы можем облегчить наши сердца. И слава Богу, что есть наставники, которые могут дать нам благочестивый совет.
Но исповедоваться в грехах — отнюдь не то же самое, что изливать душу перед другом. И отпущение грехов — это не то же, что добрый совет. Ибо когда мы оказываемся лицом к лицу с грехом, нам не нужен добрый совет. Нам нужно прощение.
Имея дело с массированным вторжением греха в наши жизни, мы должны принимать любой доступный добрый совет. Христианские наставники могут оказать нам большую помощь, придав нашей жизни направление, соответствующее здравому поведению. Но прежде чем мы сможем переустроить свою жизнь, нам нужно спасение. Мы нуждаемся в мире и утешении, которое может даровать только Христос. И в личной исповеди и отпущении грехов именно это Он и дарует нам, и только нам лично.
Никто не чувствует се6я более одиноким, чем человек наедине со своим грехом. Но в святом отпущении грехов Христос ликвидирует это одиночество. Ибо Христос присутствует в том брате, который слушает мою исповедь. И Он со мной в моей скорби. Он говорит устами брата, чтобы стереть мою вину словом Своего прощения. И в этом слове — исцеление и мир. Исцеление и мир Христов.

Слово истины

Всё дело в истине. Оставленные наедине с самими собой, мы находим оправдания для греха. Мы уверяем себя, что у нас не было выбора, виним других. Иногда мы создаём целый свой вымышленный мир, переписывая подлинный сценарий. И в своем сценарии мы всегда являемся главными персонажами. В своих глазах каждый из нас — герой. А злодей — всегда кто-нибудь другой.
В этом замечательном созданном нами мирке очень легко применить Евангелие к себе. Ибо, кроме всего прочего, мы не так уж сильно согрешили. Были смягчающие обстоятельства. Диавол заставил нас это сделать. Или наш начальник. Или друг. Это всегда вина кого-то другого.
И так мы находим утешение в Евангелии. «Иисус умер, чтобы освободить нас от греха», говорим мы с уверенностью. Действительно, так оно и было. Беда в том, что мы не можем должным образом определить грех, и грешник продолжает жить. Но грешник должен умереть.
В этом и заключается проблема, когда мы занимаемся самолечением с помощью Евангелия. Мы можем видеть грех другого, но не можем увидеть своего. Евангелие тогда превращается в оправдание греха. Но если мы открыто посмотрим в лицо греха вместе с нашим братом и скажем правду перед Богом, Евангелие убивает грех и возрождает нового человека во Христе.
Звучит знакомо? Так и должно быть. Вот что случается в первую очередь при Крещении. Тогда умирает ветхий Адам и воскресает новый человек. И то же раз за разом происходит при отпущении грехов. Ветхий Адам умирает, и возрождается новый человек для новой жизни. И эта новая жизнь — жизнь во Иисусе Христе.

Неприятная истина

Ничего приятного в такой честности нет. Нет ничего более болезненного, чем жестокая искренность в вопросе о грехе. Но тогда и в смерти ничего приятного нет. И говоря правду перед Богом, мы навлекаем смерть на нашего ветхого Адама, который всегда жалуется, что он слишком молод для неё. Поэтому мы продолжаем наш маленький маскарад, притворяясь, будто наш грех не столь уж плох и мы можем управиться с ним сами.
Так уродливая сущность греха продолжает жить под благообразными масками нашей гордыни масками. Но за этот фарс мы дорого платим. Ибо под маской становится одиноко. Всё труднее становится удержать нашего ветхого Адама в страхе. Стараться избежать греха — вот лучшее, что мы можем сделать, и пытаться вести праведную жизнь, опираясь на собственную силу воли весьма утомительно. Нас утомляет острая борьба в такой жизни. Но это неизбежно. Ибо мы живём во лжи, а когда мы живём во лжи, обман рано или поздно изматывает.

Правда

Апостол Иоанн указывает выход из этого изматывающего маскарада: “Если говорим, что не имеем греха, — обманываем самих себя, и истины нет в нас. Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды” (1 Иоан. 1:8-9).
«Исповедать» означает «сказать то же самое». Иногда в церкви мы исповедуем веру, обычно используя слова древних символов веры. В таком случае мы «говорим то же самое», когда с нашими братьями и сёстрами во Христе провозглашаем своими устами то, во что мы веруем в наших сердцах — исповедуем историческую веру Церкви всех веков.
Но исповедуя наши грехи, мы «говорим то же самое», что и Бог. Мы бросаем честный взгляд на наш грех и в Божьем присутствии называем его в точности так, как Он называет его — смерть. Христиане в принятом у нас варианте литургии иногда говорят так: «Я, бедный несчастный грешник, исповедую Тебе все мои грехи помышлением, словом и делом соделанные которыми я справедливо заслужил гнев Твой и вечную кару». Но вне зависимости от того, в какие слова вы облечёте исповедь, она всегда остается одним — правдой. Неприкрытой, неприятной, но — правдой. “Знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе” (Рим. 7:18).

Срывание масок

Весьма несложно произнести слова «я грешник». Совсем другое дело — исповедать наш грех, то есть выложить его перед Богом без утайки во всей неприглядности. Вот почему мы стремимся скрыть наш грех. Подобно Адаму и Еве, мы скрываем его от Бога из-за стыда. «Я… убоялся», — сказал Адам, — «потому что я наг, и скрылся». Но Бог не стыдится наготы нашего греха. Помните, Иисус Христос на кресте с радостью принял в Себя наш грех так, что смог устранить его навеки. Нет ничего постыдного в грехе исповеданном, независимо от того, насколько он непригляден. Единственное что действительно стыдно — это жить со всей этой неприглядностью в себе.
Но когда христиане срывают маски, чтобы обнажить свой грех перед Богом в присутствии другого, — наступает исцеление. И наш исповедник, человек, выслушивающий нашу исповедь, присутствует при этом, чтобы мы были честны. Он будет рядом с нами всё то время, пока мы остаемся без маски, чтобы видеть наш грех во всём его ужасном виде. Но Он также сообщит нам самую подлинную правду о том, что наши грехи прощены во имя Иисуса — их нет!
Вот почему когда какой-нибудь христианин может говорить о прощении грехов, мы обычно идём исповедоваться к нашему пастору. Нам нужно вовсе не благосклонное ухо друга. И мы не стремимся к ощутимому озарению от утешителя. Мы ищем истину. И вот мы приходим к слуге Божьему за правдой Божьей. Его ухо — это ухо Бога, желающего услышать о нашем грехе. И при этом его уста — это уста Бога, которыми Он объявляет о прощении.
Добросовестные христианские пастыри воспринимают исповедуемые им грехи как крайне конфиденциальную информацию. Священная печать лежит на исповеди, заслуживающей наистрожайшей секретности. Почему исповеданные грехи должны быть навсегда стерты из памяти? Исповедь — это могила для грехов, священная область. Здесь грешник с болью сердечной выкладывает свой грех во всей его неприглядности — и властью воскресшего Господа пастор отвечает на этот открыто представленный грех ясным словом Евангелия.
Слово прощения, произнесённое пастором, является Словом Самого Христа. Святое отпущение грехов является, таким образом, крещальным возрождением. Грехи погребены со Христом. Грешник очистился и возродился. Ветхий Адам в очередной раз умер, а новый человек возродился, чтобы жить новой жизнью. И жизнь, которую он проживает, ему не принадлежит. Это жизнь Иисуса Христа.

Ложь умолчания

“Блажен, кому отпущены беззакония, и чьи грехи покрыты!” — пел Давид. — “Блажен человек, которому Господь не вменит греха, и в чьем духе нет лукавства!” (Пс. 31:1-2). Он знал, о чём говорил. Ибо Давид, величайший из царей древнего Израиля, был и одним из величайших грешников своего времени.
Вы можете прочитать всё о грехе Давида во 2 Цар. 11. Сюжет описывает гордыню, похоть, прелюбодеяние, алчность, честолюбие, ненависть и убийство. Вы знаете эту историю — она похожа на мыльную оперу. Но это не выдумка. Так было на самом деле. И сегодня это случается со множеством людей так же, как это произошло с Давидом.
Грех Давида в конце концов определил его судьбу. И пока этому не был положен конец, он вёл его в постель с женой другого человека, ко лжи и к подстроенному убийству. Всё это крайне скверная история. Но самое в этом ужасное то, во что превратился Давид. Он пытался продолжать жить так, словно ничего не случилось.
Итак, Давид разыгрывал свой фарс. Разве он не помазанник Божий? Разве он не царь избранного народа Божьего, Израиля? Разве он не великий царь у Бога? И вот, Давид продолжал свой маскарад, притворяясь, что никогда не грешил. Но это ему не удалось. Поскольку он жил во лжи. Если вы живёте во лжи, вы живёте в смерти. И смерть берёт с вас свою плату. Давид свидетельствует вам из личного опыта — слушайте его молитву: «Когда я молчал, обветшали кости мои от вседневного стенания моего, ибо день и ночь тяготела надо мною рука Твоя; свежесть моя исчезла, как в летнюю засуху» (Пс. 31:3-4).
Давид был царём Израиля, и среди придворных у него было много приверженцев, но внутри он оставался одиноким, ибо он оставался наедине со своим грехом. И потому Давид был одним из самых одиноких людей на свете.

Высказанная правда

Но недолго. По благодати Своей Бог послал ему пророка Нафана, чтобы тот пресек дешёвый маскарад Давида. Игры в сторону. Настало время для правды. Вы можете прочитать об их противостоянии во 2 Цар. 12. Это было очень болезненное противоборство, но смерть, в конце концов, никогда не бывает приятной. А греху Давида надлежало умереть, если царю вновь суждено было жить.
Так оно и случилось. Давид прекратил игры. Он честно взглянул на свою жизнь и исповедался. Он повторил то же, что Бог сказал о его грехе, хотя истина была отвратительна и болезненна. “И сказал Давид Нафану: согрешил я пред Господом. И сказал Нафан Давиду: и Господь снял с тебя грех твой; ты не умрёшь” (2 Цар. 12:13).
Вспомните, кто это произнёс. Нафан был пророком Бога, призванным говорить Его Слово. Слух Нафана — слух Самого Бога, внимающего исповеди Давида, а уста Нафана — уста Бога, произносящие Его Слово прощения.
И провозглашённое отпущение было полностью действенно. Это была правда Божья. После того как Давид увидел свой грех и открыл ужасную правду об этом грехе, настало время ему закрыть рот и слушать внимательно. Теперь устами слуги Своего Нафана Бог изрёк Слово прощения прямо в уши Давида. И тогда сокрушенный человек обрёл исцеление. Это было исцеление, дарованное Самим Богом лично Давиду через уста человека.
Итак, в состоянии сокрушения и страдания мы с вами не должны оставаться в одиночестве. В священном уединении личной исповеди мы можем говорить Богу самую ужасную правду о нашем грехе. И в святом отпущении грехов мы с вами принимаем прощение из уст нашего пастора. Его слова обладают силой, ибо они являются словами Самого Христа. И мы больше не одиноки со своим грехом.

Жизнь вместе

Бог часто действует таким образом. Когда Он изрекает нам Своё прощение через пастора, Он даёт нам помощь и утешение в общении с другими. Действительно проводя свою жизнь под крестом Иисуса Христа, мы не одиноки. Он даёт нам братьев и сестёр во Христе, в общении с которыми наши ноши разделяются поровну, а наши радости умножаются.
“Носите бремена друг друга”, — настаивал Св. Павел, — “и таким образом исполните закон Христов” (Гал. 6:2). Этот «закон» — любовь Господа Иисуса Христа, то есть и не закон вовсе. Ибо такую любовь невозможно втиснуть в рамки закона, она может быть лишь дана в виде дара. И именно это и происходит в христианской общине. Каждый христианин становится орудием любви Христа, плачущего с теми, кто плачет, и радующегося с теми, кто радуется. Теперь в наших слёзах и в нашей радости мы более не одиноки. Ведь с нами наши братья и наши сестры. И через них присутствует Сам Христос.
Сколь великое благо заключено в Христовом даре любви и утешения! “И каждый из них будет как защита от ветра и покров от непогоды, как источники вод в степи, как тень от высокой скалы в земле жаждущей” (Ис. 32:2).

Умираем, чтобы жить

Так мы живём как крещёные дети Божьи. В общении с братьями и сёстрами во Христе. Ежедневная смерть и ежедневное воскресение. Исповедание наших грехов — умирание той смертью, которой мы уже умирали при Крещении, принимая правду о нашем ужасном грехе. Прощение, получаемое из уст нашего пастора — на самом деле является Божьим Словом прощения.
И в этом Слове, которое звучит только для наших ушей — жизнь. Жизнь Иисуса Христа.