ЕВАНГЕЛИЧЕСКО-ЛЮТЕРАНСКИЙ ПРИХОД СВ. ЕКАТЕРИНЫ - РУССКАЯ ЛЮТЕРАНСКАЯ БИБЛИОТЕКА

Харолд Сенкбейл

СМЕРТЬ РАДИ ЖИЗНИ

___________

9
Призвание свыше — литургическая жизнь в миру

“И всё, что вы делаете, словом или делом, всё делайте во имя Господа Иисуса Христа, благодаря через Него Бога и Отца” (Кол. 3:17).

Настало время пересмотра штатного расписания, и сотрудники производственного отдела нервничали. Начальник был весьма требователен. Ведь он уже уволил сотрудников, которые были лучше нынешних. Но когда стали известны результаты проверки, они были ошеломлены его выводами — все получили наивысшие оценки. «Как это могло случиться? — спрашивали они. — Мы никогда настолько хорошо не работали на вас».
«И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне».

Последняя, но не менее важная

Наконец, мы подошли к последней главе. Поскольку она посвящена вопросам повседневной жизни, кое-кто может подумать, будто она имеет прикладной характер. Но это не так. То, что я должен рассказать вам о призвании христианина свыше, не является конечной целью христианской веры — это продолжение христианской веры. Данная глава не излагает суть, а скорее демонстрирует верхушку айсберга. В основе всего, что мы с вами как христиане делаем в этом мире, лежат учение о воплощении и сосредоточенность на таинствах, рассмотренные в первых главах этой книги. Если эти понятия кажутся несколько расплывчатыми, то имеет смысл прерваться здесь, чтобы вернуться назад и прочесть эти главы ещё раз. Ибо «суть» христианской жизни в мире сем заключена в личности и трудах Самого Иисуса Христа и в том, что Он продолжает делать и сегодня через Своё святое Слово и Таинство. Фактически, дела каждого христианина в этом мире фактически являются делами Иисуса Христа, которые Он совершает в этом христианине и через него.

Спасибо, не надо

Я считаю, что основной движущей силой христианской жизни является благодарное сердце. В благодарность за то, что Иисус сделал для меня на кресте, я должен вести святую жизнь. Конечно же, глубина спасительной любви Христовой должна вызвать в наших сердцах благодарность и подвигнуть нас на жизнь ради служения Ему. “Будем любить Его, — пишет Св. Иоанн, — потому что Он прежде возлюбил нас” (1 Иоан. 4:19). Но это не наша любовь. Любовь, которая побуждает нас к благодарному служению ближним, не принадлежит нам. Это любовь Самого Христа, непрерывно получаемая нами через проповедь Его Слова и отправление Его Таинств. Ни один добрый поступок, ни одно деяние любви, которое мы с вами совершаем для своих ближних, не принадлежит нам. Этот труд совершает Иисус Христос, используя нас в качестве Своих орудий. Св. Павел описывает это следующим образом: “Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живёт во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня” (Гал. 2:19-20).
Вот подлинное обоснование христианской жизни, и оно включает значительно больше, чем просто благодарность. Я вновь и вновь убеждался, что благодарного сердца мало для того, чтобы вести святую жизнь. У меня возникала та же проблема, что у Павла: “Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю” (Рим. 7:19). Это и ваша проблема, — проблема, с которой мы все сталкиваемся из-за нашего проклятого грешного естества: “Плотские помышления суть вражда против Бога; ибо закону Божию не покоряются, да и не могут” (8:7). Помните, что грешное естество не может быть укрощено, обуздано или взято под контроль — оно должно быть убито. Вот почему решение проблемы христианской жизни совпадает с решением проблемы греховности и заключается в прощении грехов.
Всё, что Отец приготовил для крещёных верующих к Судному дню — фактически всё, что Отец навечно дарует грядущему миру — зиждется на прощении наших грехов здесь, в мире сем. Христиане в течение веков исповедовали эти три факта, дарованных Богом-Духом Святым в Своей святой Церкви — прощение грехов, телесное воскресение и жизнь вечную. По сю сторону вечности все эти три реальности сокрыты. Однажды широко раскрытыми от изумления глазами мы узрим то, во что сейчас веруем. Но пока время не настало.
Вот когда наше грешное сердце проявляет себя. «Что видишь, то и получишь» — наш девиз. Мы предпочитаем видимое свидетельство и внутреннее ощущение веры. Нам больше нравится носить в себе свои внутренние ощущения, чем внешние обетования Божьи. И мы строим здание христианской жизни на хрупком основании внутренних эмоций. Но это карточный домик. Одна благодарность не приведет к святой жизни.
То, что нам необходимо для установления правильных отношений с нашим Богом-Отцом (оправдание), является именно тем, что ведет нас к святой жизни (очищение от грехов). Эти два столпа христианской жизни покоятся на том же невидимом фундаменте — прощении грехов. Все наши отношения как с Богом, так и с людьми неизменно вращаются вокруг этого основополагающего факта. Как вера в Бога, так и любовь к ближнему находят обоснование в прощении через Иисуса Христа, Господа нашего.
Когда Бог нас прощает, что-то происходит с нами. Он освобождает нас от греха и объявляет святыми. Прощение грехов всегда несёт с собой смерть и возрождение — смерть ветхого Адама и рождение нового человека во Христе. Постоянно живя прощением наших грехов, мы живём, непрерывно обновляясь во Христе. В этом состоит прочное основание новой жизни. Святые люди ведут святую жизнь. Мы вовсе не святы по внутренней своей сущности, но наша жизнь в качестве крещёных верующих не принадлежит нам. Это жизнь, которой в нас живёт Иисус Христос, — святая жизнь.

Практические советы веры

Мы часто думаем, будто христианская жизнь имеет рецепт, по которому ее можно быстренько состряпать для себя. Но это не так. Прочтите внимательно Новый Завет, и вы поймёте, что ключом к христианской жизни является реальное присутствие живого Христа в Церкви чрез Его святое Слово и Таинство. Лучший способ рассказать вам, что следует делать христианину, сводится к рассказу о том, кто вы такой во Христе. А уж Он совершит остальное.
Новый Завет содержит несколько практических рекомендаций. Тому есть важная причина. Центром христианской жизни является Сам Иисус Христос. Для христианской жизни необходимо знать, Кто Он такой, и кем мы являемся в Нём. Он, согласно Св. Павлу (1 Кор. 1:30), не только наше оправдание и искупление, но также и освящение. То есть Иисус Христос Сам является нашей святостью. Единственная практическая рекомендация, которая нам нужна для христианской жизни, заключается в ответе на вопрос — как нам обрести жизнь во Христе. Катехизис Лютера следует этому новозаветному принципу. «Библия мирянина», как Лютер называл его — это сжатое описание сути христианской веры и жизни. Прочтя его, вы поймёте, что этот катехизис не представляет собой руководства типа «сделай сам». Напротив, он учит христиан молиться и жить как крещёных детей Божьих, исповедовать свои грехи и получать отпущение из уст своего пастора, как от Самого Христа, есть и пить Тело и Кровь своего Господа для прощения грехов, жизни и спасения.
Мы бы хотели знать, что нам делать, но Бог настаивает на рассказе о том, кто мы такие. Мы — Его драгоценные дети, сотворённые Отцом, искупленные сыном и освящённые Святым Духом. Во грехе нашем мы слепы, мертвы и враждебны Богу. Но во Христе мы святы. А святые люди ведут святую жизнь — каждый в своих конкретных обстоятельствах.
У нас различные обязанности в этом мире, у каждого исходя из его жизненного призвания. Но мы живём везде, куда нас посылает Бог. И ежедневно мы возрождаемся в Нём, чтобы быть орудиями Отца небесного:
“Ибо мы — Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять” (Ефес. 2:10).
Поскольку мы являемся Божьими орудиями, сотворёнными во Христе Иисусе, то уже не мы живём, а Христос живёт в нас. Вот почему наша жизнь в мире сем — это всецело жизнь верой в Сына Божьего, Который возлюбил нас и отдал Себя за нас.
Насколько это справедливо для совместных и индивидуальных молитв Церкви, настолько справедливо и для повседневной жизни христианина. Все наши труды служения, все наши молитвы и все наши славословия имеют общий источник и одну цель — Святую Троицу. Они исходят от Отца через Сына силой Духа, а затем возвращаются обратно Духом через Сына к Отцу.
Так вся жизнь обретает характер литургии.

Наше духовное поклонение

Вот почему Иисус мог сказать Своим ученикам, что даже чаша холодной воды, данная во имя Господне, является жертвой, угодной Отцу. Даже самые рутинные и обыкновенные деяния христианина совершаются ко славе Божьей, и это реальность, а не просто благочестивый разговор. Да и как может быть иначе? Может ли зебра скрыть свои полосы? Может ли огонь не давать света? Мы же являемся новыми творениями во Христе Иисусе. Поэтому все, совершаемое нами во имя Иисуса, не принадлежит нам. Сам Иисус Христос активно действует во всех наших трудах христианского служения.
Конечно, мы не застыли в бездействии. Нам есть, что делать. Писание настаивает: ”Со страхом и трепетом совершайте своё спасение” (Филип. 2:12). Но откуда происходит наше внутреннее побуждение? Явно не от нашего желания! “Потому что Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению” (2:13). Каждое благое дело, которое мы совершаем, совершается в нас Самим Богом. А сюда входят и вполне земные поступки, нередко даже самые прозаические.
Кроме того, не существует какого-то противоречия между духовными и физическими аспектами жизни. Нам может показаться, будто оно есть, но причина тому — наша жизнь в падшем мире. Мы постигаем реальность искусственно разделенную — сначала физическую, а затем уж духовную. Но во Христе целостность восстанавливается. Придя в этот физический мир, Он вместил всю полноту Своей Божественной природы в хрупкую детскую плоть. Затем Своей телесной смертью и воскресением Христос спас нас от духовной смерти.
Эта чудесная истина выглядит парадоксально — земные Плоть и Кровь Иисуса Христа обеспечили нам участие в небесной славе. Помимо всего прочего, это разрушает стену, которую мы ощущали вокруг себя в этом мире. Теперь физические действия соединены с духовной реальностью. С нами это происходит так же, как происходило с Павлом:
“Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живёт во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня” (Гал. 2:19-20).
Таким образом, телесные деяния христиан являются проявлением присутствия Христа в этом мире.
Ведь для христианина нет разделения между физическими и духовными деяниями в повседневном призвании свыше. Благодаря искупительной любви Христа действия наших тел столь же угодны Богу, как наши мысли и молитвы. “Итак умоляю вас, братия, милосердием Божиим, представьте тела ваши в жертву живую, святую, благоугодную Богу, для разумного служения вашего” (Рим. 12:1).
Мы с вами как сыновья и дочери Бога-Отца сотворены, искуплены и освящены для того, чтобы стать Его сотрудниками в этом мире. Мы — орудия Его деяний в жизни ближних. Это касается как религиозной, так и светской сферы. Всякое слово и действие каждого христианина совершается Святой Троицей ради Святой Троицы. То, что справедливо относительно наших молитв и славословий, также справедливо относительно наших деяний христианской любви и служения — это всё литургические приношения. Они исходят от Триединого Бога, проходят через нас и возвращаются обратно к Нему.
Поклонение не должно совершаться только по воскресеньям. Каждое мгновение каждого дня производимые нами деяния в Иисусе Христе и через Него являются литургическими приношениями нашему Отцу Небесному. Мы знаем, что эти деяния угодны Ему, потому что они вызваны нашей верой в Иисуса Христа, отраду Отца. «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Моё благоволение» — вот отношение Отца к Иисусу (Матф. 3:17). И во Христе мы тоже — гордость и отрада Отца. Малейшее наше действие в этом мире, порожденное верой во Христа, является приятным приношением Отцу через Сына в Святом Духе.
Теперь понятно, что я имею в виду? Повседневным призванием свыше для христианина в этом мире является литургическая жизнь.

Возвращение в Едем

Мы, кажется, утратили контакт с окружающей реальностью. Работа для нас — всего лишь работа. И наша лихорадочная беготня уже не помогает. Большинство из нас всё быстрее и быстрее носится по жизни, хотя, похоже, мы никуда быстро не попадаем. Мало кто из нас удовлетворён своим трудом. Мы называем нашу повседневную работу «занятием» так, словно это просто времяпрепровождение или забава. Слишком часто это всё, что мы можем сказать о работе, измеряя её полезность лишь размером жалования. Редко когда мы считаем нашу повседневную жизнь тем, чем она на самом деле является — призванием свыше, от Бога.
А всё началось в Едеме. Помните? Бог-Отец не только дал Адаму пищу, Он дал ему и работу. Из текста ясно, что наряду с этой работой имело место и призвание — Адам был сотрудником Творца в поддержании Его творения: “И взял Господь Бог человека и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его” (Быт. 2:15). Работа Адама была его призванием.
Но после грехопадения то, что когда-то было радостью и честью, превратилось в тяжкий и нудный труд:
“Адаму же сказал: за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от неё во все дни жизни твоей; терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою” (3:17-18).
Однако обратите внимание, что непослушание наших прародителей не отменило дар Творца и честь призвания. Действительно, работать теперь приходится «со скорбью», однако результатом труда является пища. Хотя они вынуждены были бороться с «терниями и волчцами», всё же Бог использовал тяжкий труд Своих детей, чтобы заботиться о творении.
Через Христа, второго Адама, Бог-Отец снял прегрешения, которые мы унаследовали от первого Адама. Крестясь, мы облачились во Христа. “Итак, кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь всё новое” (2 Кор. 5:17). Как дело обстояло в саду Едемском, так обстоит и сейчас с нами, вновь сотворёнными водой и Духом. Господь Бог не только приглашает нас в своё сообщество, Он приглашает нас стать Его сотрудниками в этом мире. Каждое крещёное дитя Божье имеет двойное призвание: призвание в святую христианскую Церковь и повседневное призвание свыше, в котором он или она трудится вместе с Богом над сохранением Его творения.

И швец, и жнец, и на дуде игрец

Мы искушаемся мыслью, что Бог предпочитает одни призвания другим, что некоторые из них святее других. В средние века люди думали, будто Бог предпочитает монашество светским призваниям. Ещё и сегодня некоторые полагают, что пасторы и другие церковные служители несколько более святы, чем люди, занятые мирскими делами. Но наша работа не делает нас святыми — мы освящены благодатью Божьей. Крестясь во Христа, мы облеклись во Христа. Он взял наш грех и дал нам Свою совершенную праведность. Подобно христианам Коринфа, мы освящены “во Христе Иисусе, призванным святым, со всеми призывающими имя Господа нашего Иисуса Христа, во всяком месте, у них и у нас” (1 Кор. 1:2).
Святые люди воистину святы. Мы с вами — «призванные святые». Мы сами по себе святости не имеем, но во Христе — святы. Кровь и праведность Христа сняли наш грех и позор, облачив нас в Его святость. В Иисусе Христе, нашем Господе, — мы воистину святые люди. А святые люди, как вы знаете, совершают святые дела. Поэтому самая земная работа, преобразуясь присутствием Божьим, становится призванием свыше. Какую бы работу мы ни выполняли во мраке этого мира, благодаря Иисусу Христу она будет окрашена яркими цветами небес.
Наставления Самуила, обращённые к Саулу, становятся и нашей программой действий: «Делай, что может рука твоя, ибо с тобою Бог» (1 Цар. 10:7). А швец ты, жнец или на дуде игрец — не важно. Нас не должен волновать вопрос о степени «духовности» нашего труда в этом мире. Кровь Христа полностью искупила наш грех, нашим отношениям с Богом ничто не угрожает. Это данность. Теперь мы можем совершенно свободно заниматься нуждами своих ближних.
Поэтому для чада Божьего в этом мире любое занятие является святым призванием — святым благодаря присутствию Бога. Правда некоторая тяжесть — примета любого труда в этом падшем мире. С нами дело обстоит так же, как [было объявлено] в Едеме после грехопадения. Но труд до сих пор остается почётным, независимо от его обыденности или утомительности. Преобразованный присутствием Божьим, труд, который другие считают просто обязанностью или “занятием”, становится призванием свыше, когда дитя Божье трудится совместно с Творцом над сохранением Его творения.

Смерть и жизнь

Призвание христианина приносит истинную свободу, хотя иногда это выглядит, как рабство. Ранее я упоминал, что во время долгого путешествия израильтян через Синайскую пустыню они не раз высказывали желание вернуться в рабство. Безопасность неволи выглядела более привлекательной, чем испытания свободы. Так же дело обстоит и с нами — чудесные труды призвания свыше кажутся опасными.
Подлинное христианское призвание действительно опасно, когда вы останавливаетесь и размышляете о нем. Это связано с тем, что оно основано на прощении грехов. Тюремные стены греха создают ложное впечатление безопасности. Звонкие цепи рабства кажутся поразительно удобными грешной натуре. Поэтому прощение грехов иногда пугает. Ибо находясь в мире сем, мы постоянно бываем искушаемы своим ветхим Адамом вернуться в покой и безопасность греха. Свобода сыновства представляет угрозу для ветхого Адама. Диавол, древний лжец, убеждает нас, что свобода — это рабство, а рабство — свобода.
Когда побеждает наше грешное естество, ветхий Адам полностью удовлетворён и радостно следует своей стезёй эгоизма, живя ради собственной корысти или удовольствия. Такая жизнь кажется ветхому Адаму свободой. Возникает лишь одна проблема: “Живущие по плоти Богу угодить не могут” (Рим. 8:8).
К счастью, наш Отец Небесный действует через Своего Сына силой Духа Своего:
“Но вы не по плоти живёте, а по духу, если только Дух Божий живёт в вас. Если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его. А если Христос в вас, то тело мертво для греха, но дух жив для праведности” (8:9-10).
Мёртвые и живые — это о нас. Мёртвые во грехе, но при этом живые во Христе. Святые с одной стороны, безгрешные и непорочные в совершенстве Иисуса Христа, — и в то же время грешники, заблудшие и преданные гневу Божьему. Мёртвые и живые, грешники и святые одновременно.
Вот почему по эту сторону небес мы постоянно умираем, чтобы жить. Ибо всё то время, что мы находимся в мире сем, Ветхий Адам в нас должен непрерывно умирать, а новый человек — возрождаться. Бог непрерывно убивает, чтобы оживлять. Он совершил это однажды при нашем Крещении и производит вновь и вновь через искреннее сокрушение и покаяние, когда наш ветхий Адам тонет, а на поверхность поднимается новый человек для жизни с Богом в вечной праведности и чистоте.
Неудивительно, что христианское призвание свыше часто бывает похоже на рабство, ибо это призвание означает также смерть ветхого Адама. Конечно служение своим нуждам и желаниям всегда доставляет удовольствие, но наш Отец Небесный уводит нас прочь от эгоизма — к служению ближним. Тогда личные интересы уступают требованиям призвания. И под воздействием этих требований наш ветхий Адам вновь и вновь тонет и умирает. Суровый начальник может быть весьма требовательным, но плач ребёнка в ночи не менее требователен. Хотя мы можем более симпатизировать ребёнку, чем начальнику, в обоих случаях наше эгоистичное грешное сердце вынуждено принести в жертву свои желания ради благополучия кого-то другого — иначе говоря, ветхий Адам умирает. И хотя гибель нашего ветхого Адама может быть очень мучительной, фактически — она является даром небес.

Закон и Евангелие

Наш Отец Небесный не требует от нас ничего для обретения Его любви. Его любовь к нам не зависит от нашей любви к окружающим. Наши взаимоотношения с Отцом давно утверждены в Теле и Крови Его Сына. Иисус Христос омыл все наши грехи и принял на себя все наши печали. Уже сейчас мы имеем надежные отношения с нашим Отцом Небесным, и нет нужды тревожиться о них. Эти отношения зависят не от нашей любви к Нему, а от Его любви к нам. Они основаны прежде всего на Евангелии Божьем, а не на Его Законе. Закон повелевает нам, что делать. Евангелие говорит о том, что Бог сделал во Христе для нашего спасения. Евангелие дарует нам силу для призвания свыше — Закон указывает направление.
И вновь ветхий Адам подводит нас. Наше грешное естество предпочитает больше слушать Закон, чем Евангелие. Грешная природа — стойкая приверженница принципа «сделай сам». Ей нравится думать, будто можно заслужить благоволение Божье. Наш ветхий Адам предпочитает основывать свою уверенность во взаимоотношениях с Богом-Отцом на Законе, а не на Его Евангелии.
Однако Закону нечего сказать о нашей уверенности в жизни с Богом на небесах. Вместо этого он устанавливает основные требования христианского призвания свыше в этом мире. «Возлюби ближнего твоего, как самого себя», сказал Иисус (Матф. 22:39). Это ”золотое правило” ясно показывает нам, что целью призвания свыше является не святость, а любовь. Святость перед Богом — это евангельский дар , уже утверждённый Христом. Любовь к ближнему — это требование Закона. Святость перед Богом — есть полученный через веру святой Божий дар нам в Его Сыне. Поэтому христианин всегда живёт в свободе и рабстве одновременно. В совершенной свободе, когда дело касается нового человека, но в рабстве ветхого Адама.
“К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти, но любовью служите друг другу. Ибо весь закон в одном слове заключается: люби ближнего твоего, как самого себя” (Гал. 5:13-14).
Новый человек не нуждается в Законе, но ветхому Адаму он ещё нужен. Новый человек имеет вечную жизнь во Христе и потому живёт для любви к ближним. Ветхий Адам живёт только для себя и потому является ужасным эгоистом. Иисус Христос выворачивает это врождённое себялюбие наизнанку: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя».
Но наш Господь — не тиран, а Спаситель. Он не жандарм души, а её доктор. Повелевая нам делать что-то, Он полностью соединяет нас с этим. Он обеспечивает все, что заповедует. Подобно доброму самарянину, омывшему маслом и вином раны избитого человека, наш Господь Иисус Христос дарует нам небесное лекарство. Избитые, покалеченные и истерзанные, мы лишены надежды и жизни в мире сем. Но наш чудный Господь спасает нас. И не только на Голгофе — вновь и вновь в Своей Церкви Он продолжает щедро раздавать спасительное лекарство Своей любви. Изливая вино и елей Своего святого Слова и Таинств, Он воскрешает и исцеляет каждого из нас, а затем говорит: «Иди, и ты поступай так же». Он более, чем просто образец для нас — намного более. Иисус Христос еще до креста и смерти любил нас, Он даёт нам более, чем просто указания — в общении с Ним Его любовь становится современной реальностью.
И мы с вами сегодня пребываем в общении с нашим Господом, будучи в Его Церкви. То что Иисус обещал Своим ученикам в ночь, когда был предан, сохраняет свою реальность и для нас — наша любовь друг к другу на самом деле является Его любовью в действии:
«Принимающий того, кого Я пошлю, Меня принимает; а принимающий Меня принимает Пославшего Меня… Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга» (Иоан. 13:20, 34).

Маски Бога

Можно сказать, что мы являемся тайными агентами Бога на земле. Это само по себе не является секретом — воля Отца, чтобы мы были посредниками Его любви, дарованной во Христе, ясно выражена. Однако, поскольку Бог трудится скрытно, никто не может видеть, как Он действует в этом мире. «Хлеб наш насущный дай нам на сей день», — молимся мы. И Бог даёт нам фермера, мельника, хлебопёка, водителя, торговца. Он даёт достойное правительство, хорошую погоду, мир, здоровье, уверенность в себе, доброе имя, верных друзей и соседей — данный список можно продолжать и продолжать. Всё это для того, чтобы поддерживать и обеспечивать наши тела.
Случайный наблюдатель, взглянув на повседневную жизнь в этом мире, видит лишь промышленную политику, экономическую теорию, человеческую культуру и политические структуры. Но всё это — маски Бога. За всеми этими человеческими взаимоотношениями, за обычными общественными структурами скрывается чудесная работа Бога. Для обеспечения потребностей и нужд всего своего творения Он использует обыкновенных людей, которыми, как это часто бывает, движут корыстные интересы.
Несомненно, только глаза веры могут распознать эти маски Бога. Но я задаю вам вопрос — может ли простое поверхностное наблюдение раскрыть всю суть предмета? Можете ли вы полностью постичь живопись, проанализировав лишь мазки кисти? Можете ли вы понять истинное значение домашнего животного лишь на основе его анатомического вскрытия? Так что же на самом деле происходит в обществе — представляет ли собой повседневная жизнь хаотическую мешанину безличных сил, или за всем этим скрывается рука Божья? Богодухновенное озарение Псалмопевца проливает на это некоторый свет:
“Очи всех уповают на Тебя, и Ты даёшь им пищу их в своё время; открываешь руку Твою и насыщаешь всё живущее по благоволению” (Пс. 144:15-16).
Это позволяет увидеть всех швецов, жнецов и на дуде игрецов в совершенно ином свете. Каждое мирское призвание становится для Бога-Отца средством сохранения Его творения. Таковы и ваше призвание, и моё. Мы — маски Бога, под которыми Он Сам дарует пищу, безопасность, уют и спокойствие Своим детям.
Это показывает в ином свете ваш повседневный труд. В конце концов, вы работаете не только на своего начальника. Зарплата — не единственный ваш побудительный мотив. Вы не просто крошечная шестерёнка в огромном бездушном механизме. У вас есть святое призвание. Ваша работа служит маской Отцу Небесному. Усилия, которые христиане вкладывают в свой повседневный труд, тратятся не напрасно — это вера в действии. Именно так проявляется вера — вера во Христа всегда деятельна в любви к ближнему. Через нас Он совершает Свои труды.
Желая наглядно показать, как строятся отношения между Богом и человеком, Иисус рассказывал притчи. Чтобы объяснить ученикам, что такое Судный день, Он рассказал притчи о талантах, о брачном пире и т.д. Но желая подчеркнуть суть, Он не рассказывал историй или притч — Он говорил о вещах открыто, не отвлекаясь в сторону. И тогда Сказанное Им было поразительно:
«Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов — по левую. Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне. Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе? И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Матф. 25:31-40).
Замечательно, не правда ли? В Последний День станет ясно, что труды, совершённые во имя Иисуса, фактически выполнены Самим Иисусом. Не только Иисуса накормили, одели, напоили и утешили деяния Его последователей, но Сам Иисус Христос совершил это. Когда мы кормим голодного, одеваем нагого, посещаем больных и заключенных, даже когда мы предлагаем стакан холодной воды во имя Иисуса — Сам Христос совершает все эти деяния. Мы — маски Бога, то есть совершаем Его деяния в этом мире.
Это придаёт совершенно иной смысл понятию христианского призвания. Когда вы смотрите на ваши ежедневные рутинные дела с этой позиции, они перестают быть рутинными! Когда вы понимаете ваш повседневный труд как Христовы дела в этом мире, он обретает совершенно иной смысл. В вашей работе Иисус Христос трудится, даруя Свою любовь и заботу другим людям через то, что вы производите каждый день.
Это — христианское призвание в действии. Существует ли лучшее дело?

Воля Божья

Огромное количество времени мы тратим на поиски идеальной работы. По ту сторону забора трава всегда кажется зеленее. Где-то должно найтись что-то более походящее для нас, думаем мы. Иногда мы даже облекаем это в “духовную” — пытаемся выяснить волю Божью. Пытаясь понять, какого служения желает от нас Бог, мы не догадываемся, что именно Он поставил нас туда, где мы находимся в данный момент.
Неплохо бы нам помнить наставления, данные Саулу: «Тогда делай, что может рука твоя, ибо с тобою Бог» (1 Цар. 10:7). Воля Божья неизменно будет направлять наши жизни, и цель христианина состоит в том, чтобы следовать ей. Но очень часто наши поиски воли Божьей обращены в будущее — куда мне направиться по желанию Бога? Мы забываем, что Бог помещает нас в конкретную ситуацию данного момента. Нам незачем ждать будущего для осуществления воли Божьей — мы имеем призвание, которое следует исполнять уже сейчас.
И в своей повседневной жизни мы являемся масками Отца Небесного, агентами Господа нашего Иисуса Христа. Хотя мы можем и не достигнуть всего того, чего хотели бы, уже сейчас мы — Божьи сотрудники. Он совершает Свои деяния через нас во благо наших ближних. К чему этот непрестанный поиск чего-то иного? Воля Божья совершается не только в будущем, но и сейчас!
Мы продолжаем искать, какова воля Божья, забывая, что она повелевает нам всё делать во славу Его. Мы продолжаем поиски нашего будущего призвания, пренебрегая тем, что у нас прямо перед глазами. Орудия нашего труда и связанные с ним обязанности указывают нам нужное направление, если только мы не слепы, чтобы это увидеть, и не глухи, чтобы услышать. Компьютер, на котором мы работаем каждый день, молоток, которым мы забиваем гвозди, наш токарный или сверлильный станок, товары, которые мы продаём, услуги, которые предлагаем, — всё это просто вопиет: «Используй меня в служении ближнему своему так же, как ты хотел бы, чтобы ближний служил тебе». Это и есть действенная вера. Вера во Христа всегда проявляется в любви к ближнему.
Любовь Божья может быть сокрыта, но не засекречена. Мы можем сменить множество профессий в течение жизни, но имеем лишь одно призвание. Каждый крещёный верующий является маской Бога — через нас Он желает сберечь и защитить Своих детей в этом мире. В том и состоит Его чудесная и благодатная воля.
Не достаточно ли этого для святого призвания?

Актив и пассив

Христианское вероисповедание говорит о вере и делах. Эта тема часто бывает источником путаницы. Будучи христианами, мы признаём, что всё чем мы обладаем является Божьим даром. Мы не можем заслужить любовь Отца своими делами, даже наша вера является даром Его Духа. И вместе с тем нас призывают совершать дела любви. Мы задаёмся вопросом — что же здесь принадлежит Богу, а что нам? Где кончается ответственность Бога и начинается наша?
Тот же самый Бог, Который призывает нас пассивно принятой верой войти в Его семью, предлагает нам и активное сотрудничество с Ним в дарованном нам призвании. Христианское призвание является проводником действенной любви Божьей в этом мире: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя». В конечном счете, Бог не нуждается в нашей любви, но нашим ближним она необходима. И невозможно хранить христианскую любовь в коробке. Любовь всегда стремится ко благу ближнего, потребности которого могут быть весьма переменчивы. Необходимое ему сегодня, может быть излишним завтра. Вот почему христианское призвание никогда не бывает статичным — вы не найдёте его дефиниции в каком-нибудь учебнике. Единственное, чем оно определяется — это крест Иисуса Христа, нашего Господа: «Любите друг друга, как Я возлюбил вас», говорит Он (Иоан. 15:12). Таким образом, любовь к ближнему является активным решением всех, кто пассивно принимает любовь Христа.
Здесь, в этом мире, мы имеем свободу выбрать исполнение дел любви к ближним, став соработниками Бога в Его трудах. По отношению к своим ближним христианин является исполнителем того, что Отец желает совершить в этом мире.
Однако по отношению к Богу — христианин не исполнитель, а получатель. Не любовь ведет на небеса, а только вера. Поэтому в своих отношениях с Богом мы оставляем за дверью все наши призвания, оставляем и всякую человеческую любовь, полагаясь целиком и полностью на Божью любовь во Христе.
Мы не можем самостоятельно выбрать вечную жизнь, получая её как дар. В небесных делах мы не имеем свободы воли, выбор возможен только на земле . Будучи новым человеком во Христе, христианин решает любить ближнего любовью Христа. Но эта любовь нам не принадлежит. Крестясь во Христа, мы облачаемся в Христа. Он Тот, Кто дарует через нас Свою любовь ближним.
Пассивные в вере, активные в любви. Это Божья любовь в действии, это призвание христианина.

Святые и грешники

Каковы мы во Христе, таковы мы и в миру. Одновременно грешники и святые, рабы и свободные. Полностью свободные в отношении того, что вокруг нас, но абсолютно зависимые от того, что свыше. Пассивно принимая всё верой от Бога, мы активно действуем в любви к ближнему.
Однако нам не следует удивляться, если христианское призвание не всегда наполняет нас радостью. Ибо Бог обращается к каждому из нас, грешников-святых, через Закон и Евангелие. Поскольку Его призвание подразумевает смерть греховной натуры, ожидание суда Божьего наполняет страхом сердце каждого грешника. Но все святые Божьи, освящённые Его прощением и любовью, имеют мир, радость и свободу.
Нам бы хотелось, чтобы изменение происходило сразу. Грешник или святой, раб или свободный, ветхий Адам или новый человек, мёртвый или живой. Нам кажется, что мы похожи на доктора Джекила и мистера Хайда — один человек с несколькими личностями, каждая из которых в какой-то момент преобладает над остальными. Неприглядная правда заключается в том, что мы добры и злы, святы и грешны всегда одновременно. На горьком опыте мы убедились в том, о чём говорил Св. Павел: “Знаю, что не живёт во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу” (Рим. 7:18).
Всё это очень сложно. То, чего Бог добивается от ветхого Адама, новый человек сам желает исполнить. То, от чего ветхий Адам упрямо не желает делать во благо ближнему, новый человек с радостью готов осуществлять. Как бы мы не старались, невозможно произвести точное разделение — мы не знаем, где заканчивается ветхий Адам, а где начинается новый человек. Подобно выздоравливающим наркоманам, мы выходим на путь свободы, часто вновь попадая в рабство. Болезнь и здоровье борются за господство внутри нас. Мы одновременно являемся грешниками и святыми.
Как бы не было нам неприятно это сознавать, но в христианском призвании мы не можем понять своих побудительных мотивов. Мы обнаруживаем, что уныние и радость, непослушание и любовь безнадёжно перепутались в наших сердцах. И поскольку мы имеем лишь одну надежду на оправдание, у нас есть лишь одна надежда на освящение:
“Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти? Благодарю Бога моего Иисусом Христом, Господом нашим” (Рим. 7:24-25).
Полагаю, вы теперь видите, почему прощение грехов является не просто нашим приобщением к христианской жизни — это наш повседневный хлеб с маслом. Позвольте повторить ещё раз сказанное в начале этой главы: вера в Бога и любовь к ближнему одновременно находят обоснование в прощении через Господа нашего Иисуса Христа.

Жизнь за пределами своего «я»

Хотите знать секрет действенного христианского призвания? Он хорошо сформулирован Лютером, который в XVI веке смог проникнуть в суть Писаний I века. Христианин всегда живёт за пределами своего «я»: во Христе — верой, а в своём ближнем — любовью.
Прощение грехов дарует нам с вами свободу призвания. Правда мы не будем полностью чувствовать себя дома и в покое до тех пор, пока не окажемся дома, в небесной славе и Божьем покое. Но ещё до того, в мире сем можно иметь в присутствии Божьем на церковной литургии, где Господь служит нам Своим святым Словом и Таинством. Покой и уют мы можем также обрести, приходя в присутствие Божье во время молитвы, которая является нашей личной домашней литургией.
Поскольку любое находящееся в изгнании чадо Божье может найти убежище в литургической молитве, литургическая жизнь всегда приносит покой. Ибо каждый день живя верой во Христа и любовью к ближнему, мы живём за пределами своего «я». Это означает, что мы находим отдых от нашего непрестанного самоутверждения. Мы, счастливые и довольные, живём в любви Отца. Мы знаем, что Он доволен нами. Ибо Он был вполне удовлетворен Своим Сыном, а мы живём во Христе. Сами по себе мы не имеем совершенства, но в Нём — имеем!
Более того, нам оказана честь быть сотрудниками Отца Небесного в удовлетворении нужд наших ближних. Не надо беспокоиться о том, кем нас считают в обществе — мы посредники Божьей любви. Независимо от того, что окружающие могут о нас подумать, мы находим удовлетворение в этой любви. Кроме того, мы обретаем полноту своего повседневного призвания. И посредством нашего повседневного труда любовь Небесного Отца нашего проникает в этот мир, даруя нашему ближнему питание и поддержку, необходимые для жизни. Наши руки, наши ноги, наши мысли, слова и действия становятся проводниками любви Отца. В этом и заключается наше христианское призвание. Может ли существовать большая привилегия?
Все три компонента едины — церковная литургия, домашняя литургия и повседневное призвание. Молитвы и славословия сердца и уст соединяются с деяниями тела — всё это является дарами, полученными от Отца через Сына в Духе, а затем вознесёнными обратно к Отцу через Сына в Духе.
Вот почему христианское призвание представляет собой литургическую жизнь в этом мире. Это единственный способ иметь жизнь. Ибо хотя мы и живём в умирающем мире, мы живём во Христе. И в Нём эта жизнь является вечной.
“Во имя отца, Сына и Святого Духа. Аминь.”

Заключительное слово

Теперь вам всё ясно. Христианская жизнь, как она определена и образована Самим Христом через Его святое Слово и Таинство. Но эта книга не описывает всю христианскую веру. Думается, некоторые из вас пожелают, чтобы я добавил кое-что и по другим вопросам, а многие, вероятно, захотят чтобы я выкинул что-нибудь из уже сказанного в этой книге.
Однако я сделал всё, на что был способен. Помните, что я все же проповедник, а не теолог. Я оставляю на ваше усмотрение те святые тайны веры, которые остались незатронутыми здесь. Лютер однажды заметил, что проповедник никогда не молится о спасении, поскольку уже и так проповедует — он предаёт всё в руки Божьи, полагаясь на то, что Он позаботится о действенности Своего Слова. Наш Господь напоминает нам, что вера вообще-то приходит от слышания .
И вот проповедь окончена, начинается жизнь.
«Всё ясно» — говорите вы — «Но что же делать?»
Я постараюсь избежать искушения предложить вам вернуться и прочесть книгу ещё раз. Ибо согласно Св. Иоанну, христианская жизнь проходит не в словах и разговорах, но в делах и истине (1 Иоан. 3:18).
Слова вам больше не нужны — вам нужно Слово.
Ведь Иисус Христос, воплощенное Слово Отца, Сам является сердцевиной христианской жизни. Вот почему я не могу сказать вам, что следует делать — я могу лишь вновь указать на Него. На этих страницах я показал, что христианская жизнь имеет три обязательные грани:
• Основа — учение о воплощении
• Средоточие — Таинство
• Форма — литургическая
Объяснив это, я не сказал вам, что следует делать. И не скажу. Ибо это не учебник христианской жизни, а скорее — путеводитель для христианского путешествия.
Я полагаю, учебник должен быть более конкретным — люди всегда ищут правил христианской жизни. Теперь прошу понять меня правильно — конечно, святой Закон Божий указывает границы христианской жизни. Дитя Божье находит радость в этом Законе с позиции нового человека. Но наш ветхий Адам также находит удовольствие в нарушении этих границ. И совершая это, мы вновь попадаем под гнет суда Божьего. Вот почему Закон никогда не является способом обретения жизни в Боге, “ибо закон производит гнев” (Рим. 4:15).
Поэтому когда в своих поисках силы и путей христианской жизни мы обращаемся не к Закону, а к Евангелию, производящему жизнь. И эта жизнь всегда одна и та же — жизнь Самого Иисуса Христа, которую Он приобрел, заплатив Своим послушанием Отцу, ужасными страданиями и смертью ради жизни мира.
Наш живой Господь не является пленником прошлого и не сидит взаперти где-нибудь на небесах. Отец “поставил Его выше всего, главою Церкви, которая есть Тело Его, полнота Наполняющего всё во всём” (Ефес. 1:22-23).Со Своего небесного престола во славе Иисус Христос продолжает питать Церковь Своим святым Словом и Таинством. Мы не брошены на произвол судьбы.
Самой сердцевиной христианской жизни является присутствие живого Бога в Его Церкви. Он наполняет как нашу молитву, так и нашу жизнь. Вот почему мы непрерывно умираем, чтобы жить в этом мире. Ежедневно умирая для греха, мы в месте с тем постоянно воскресаем во Христе для новой жизни. И эта жизнь остаётся той же сейчас и в вечности.
Ибо Иисус Христос— наша жизнь.

Прошло уже три года с тех пор, когда я написал первые слова этой книги. Наше паломничество оказалось долгим. Много было сказано в пути. Когда я подошел к последним словам, мной овладели смешанные чувства. Было очень волнительно пройти по этим дорогам с вами вместе, указывая вам на колоссальные вершины и завораживающие глубины жизни в Иисусе Христе. Но вместе с тем у меня осталось острое чувство, что я слабый гид по этой огромной местности. Я максимально внимательно слушал ушедших вперёд и попытался максимально точно передать их озарения вам.
Но в конечном счете только Христос является нашим истинным Гидом. Он же — и наш путь. В этом паломничестве Иисус Христос Сам является одновременно целью путешествия и самим путешествием. Я предаю вас Его заботе и попечению.
Когда я пишу эти заключительные строки, солнце уходит за холмистый горизонт Висконсина, покрывая лесистые возвышенности алым глянцем. Птицы кружатся в сумерках, и их приглушённый гомон — единственный звук в тишине постепенно берущей своё ночи. Обстановка, способствующая умиротворению ума и сердца.
Но завтра настанет новый день. И я вновь вернусь к жизни, которую веду каждый день — к жизни, которая, как мне думается, не очень-то отличается от вашей, перемежаемой радостями и борьбой, сердечной болью и благополучием. Однако существует мир и в этой жизни, мир Господа нашего Иисуса Христа, Который превосходит всякое понимание.
Если вы не знакомы с этим миром, вам следует запомнить, что Христос предоставляет Его теми средствами, которые Он предписал употреблять Своей Церкви. Вы ведь ищете дорогу туда, не так ли? Разыщите пастора, которому доверяете, и общину, в которой вы можете получить поддержку святого Слова Божьего и Таинства. В Слове и Таинстве — жизнь, ибо эта жизнь — во Христе.
Его жизнь даруется вам.
“А Тому, Кто действующею в нас силою может сделать несравненно больше всего, чего мы просим, или о чём помышляем, Тому слава в Церкви во Христе Иисусе во все роды, от века до века. Аминь” (Ефес. 3:20-21).