Новый сайт библиотеки : Церковь : Форум

Льюис В. Спиц

ВОЗРОЖДЕНИЕ И ДВИЖЕНИЕ РЕФОРМАЦИИ

 

Глава 14
Кризис империи

Молодой император Карл V, восшедший на престол во время Вормского сейма 1521 года, был во всех отношениях исключительным человеком. Являясь потомком многих древних родов, он унаследовал от своих габсбургских предков Голландию, Люксембург, Бургундию, Эльзас, Кастилию, Арагон, Неаполь, Сицилию, Австрию и испанские владения в Новом Свете. Эти владения были обширнее земель любого другого правителя того времени, они в два раза превосходили территорию Франции. В его жилах текла королевская кровь древних христианских династий, большей частью испанских, а также бургундских, французских и германских.

Молодой человек, которого Лютер назвал «наимилостивейшим господином и императором», был обладателем светло-коричневых волос, длинного, скорее узкого меланхолического лица, пристальных глаз и выступающей габсбургской челюсти. Ночью 17 апреля на стенах Вормса непонятным образом появилась надпись: «Горе тебе, земля, когда царь твой отрок».[1] Перед Карлом стоял Лютер, скромный августинец, который благодаря одной лишь духовной силе вырвался из монастыря на историческую арену. По странной иронии, высвобожденные им силы настолько способствовали истощению императора, что последние свои годы тот провел в уединенном замке рядом с монастырем. Умер он братом-мирянином. Правление Карла V было трудным, но ни в коем случае не бессмысленным, потому что унаследованные им принципы власти, поведения и идеологии он сумел облечь в новые универсальные формы, которые определяют как бытие, так и мышление человечества и по сей день.

Родившийся в Генте 14 февраля 1500 года от Филиппа Справедливого, — сына императора Максимилиана и Марии Бургундской, — и Иоанны, позднее прозванной «безумной», — дочери Фердинанда Арагонского и Изабеллы Кастильской, — Карл вырос в Голландии, впитав фламандскую набожность и идеалы бургундских рыцарей, и эти две черты характера на протяжении всей его жизни оставались главными. Еще во младенчестве родители Карла уехали в Испанию, оставив его на попечение Маргариты Йоркской, вдовы герцога Карла Бесстрашного Бургундского, который был убит в Нанси в 1477 году. В 1507 году Маргарита Австрийская переехала в Мехелен[2] и приняла на себя роль опекунши и няньки Карла. С раннего детства ему было свойственно глубокое понимание призвания, достоинства и верховности королевской власти как божественного института. Это понимание никогда не покидало его. Одним из его наставников был Адриан Утрехтский, благочестивый человек, позднее ставший папой[3]. В отрочестве его мысли были нацелены на освобождение Бургундии от французов. Со сменой советников и избранием в 1519 году главою Священной Римской империи его внимание переключилось на Италию. Действуя после 1521 года в основном из Испании, он вновь заявил о древних претензиях Империи на земли Милана, Тосканы и Неаполя и принял на себя императорские обязанности по защите Италии от Франции и влиянию на папу. Установив новую связь Мадрид—Рим, он возродил идею европейского единства.

Карл был полностью привержен династическому порядку как средству достижения господства в Европе и установления мировой империи. Утверждение позиций Габсбургов посредством заключения браков или войн было религиозной обязанностью, исполнявшейся из почтения к предкам и заботы о потомках. Он был верен идеалам Средневековья, согласно которым папа — единственный и верховный духовный глава, а император — высшая в христианском мире светская власть. Он глубоко переживал предательство папы и союз христианского короля Франции с турками. Его целями в Новом Свете были распространение Христианства среди язычников и приобретение сокровищ Мексики и Перу для финансирования предприятий на континенте. Его идея всемирной династической империи подняла мышление и устремления феодалов и городских властей на новый уровень. Крупные сеньоры-феодалы перенесли свое внимание с мелочной конкуренции на вопросы имперской политики, основанной на более высоких принципах.

Более сорока лет Карл вел одну войну за другой и один за другим заключал договоры то ради достижения своих целей, то ради возмещения убытков. Его военные походы зачастую напоминали похождения Дон Кихота, задуманные и осуществленные как некая феодальная шахматная партия или турнир. Обладая легким, но атлетическим телосложением, прекрасно вооруженный и восседающий на белом коне, он руководил многими битвами. Он рассылал десятки тысяч государственных писем, часто написанных собственной рукой, многие из них сохранились и доныне как свидетельства его государственного энтузиазма и преданности долгу. Королям грядущих веков он оставил пример просвещеннейшего монарха, однако его собственный проект Карлландии провалился. Его сила стала его же слабостью, потому что обширные пространства его владений были естественно открыты и уязвимы. Окруженная Франция имела преимущество централизованности и отлаженности коммуникаций. Земли Империи на востоке были крайне удалены от центра власти в Испании и лежали прямо на пути у турок. Наиболее губительными для Священной Римской империи, входившей в период глубокого кризиса, оказались неопределенность обязанностей Карла и перемещение центра власти на запад.

Выборы императора в 1519 году имели огромное значение для князей, жителей империи и всей Европы. Еще до смерти Максимилиана, произошедшей 12 января 1519 года, в политике начались предвыборные маневры. 1 января 1515 года на престол Франции вступил двадцатиоднолетний Франциск I. Это был красивый, гордый, весьма тщеславный и расточительный король эпохи Возрождения, щедро содержавший при своем великолепном дворе гуманистов, художников и привлекательных женщин. «Двор без прекрасных женщин, — говорил король, — подобен весне без роз». Его сказочный замок Шамбор до сих пор остается одной из архитектурных жемчужин в ожерелье Луарской долины, и олени все так же бродят по охотничьим угодьям Булонского леса. Будучи человеком отважным, он увлекался военными походами. Склонность к браваде была более чем просто чертой его характера, что видно из его слов, обращенных к венецианцам: «Я либо приду и буду торжествовать, либо умру». После победы 1515 года в Мариньяно над швейцарской армией он приобрел совершенно незаслуженную славу военачальника, поскольку был слабым стратегом и импульсивным полевым командиром. В соответствии с Брюссельским договором (1516 г.) Франциску достался Милан, а Испания получила контроль над Италией. Теперь Франциск I опасался, что его интересы в Северной Италии окажутся под угрозой, если Карлос I Испанский будет избран императором. Он полагал, что его собственное избрание императором воспрепятствует утверждению Габсбургов, и в 1517 году принялся за подготовку голосов среди курфюрстов[4]. Месяцы перед избранием нового императора были полны путаницы. Архиепископ Ричард Трирский заявил о своей преданности Франциску, Фридрих Мудрый следовал собственному независимому курсу, а остальные пять курфюрстов получили от обеих сторон фантастические суммы. Габсбурги были вынуждены занять деньги для взяток у германских банкиров. Находясь под влиянием Медичи и испытывая страх перед испанцами, папа Лев X был расположен ко французскому королю. Франциск пообещал Иоахиму I Бранденбургскому, что сделает его своим наместником над всей Германией. Лев и Франциск предпочитали Карлу любого другого германского князя, но единственным вероятным кандидатом был покровитель Лютера Фридрих Мудрый. Фридрих же понимал, что финансовых и человеческих ресурсов его семьи и курфюршества Саксония не хватит для поддержания мира в империи. Агенты доложили папе Льву о подозрениях, что курфюрсты взяли французское золото, но не изберут французского короля. Затем прямо перед самыми выборами Фридрих активно выступил за Карлоса I Испанского, и 28 июня 1519 года курфюрсты избрали его тайным голосованием. Победил внук популярного Максимилиана. К великой радости всех германцев, над галльским петухом воспарил габсбургский орел. 22 октября 1520 года Карл на красивом жеребце въехал в Ахен[5] для коронации.

Германцы еще не могли предвидеть, сколь негативно скажется на Империи международная политика Карла. Но со временем им стало ясно, что Карл перемещает центр своей власти из Германии и Бургундии на запад. Он всегда ставил Испанию на первое место и отдавал предпочтение испанской ветви своей династии, которой было суждено существовать еще полтора столетия. В возрасте пятнадцати лет он достиг кратковременного единства с Иберией[6] посредством брака с Изабеллой Португальской. Контроль над дунайскими землями Габсбургов он передал своей младшей фамильной ветви. Ему удалось умело соединить владения Габсбургов и Ягеллонов[7], устроив брак своего младшего брата Фердинанда с Анной, сестрой короля Венгрии и Богемии Лайоша II, и своей сестры Марии с самим Лайошем. Фердинанда он сделал наместником над Австрией и прилегающими землями: Тиролем, Форарльбергом и Вюртембергом, а также передал ему Эльзас, Фюрт и Хаген на условии, что после смерти Фердинанда они возвратятся в бургундское наследство.

Переместив центр власти в Испанию, Карл перенес сферу своих интересов в Западное Средиземноморье, что вовлекло его в драматические морские битвы с тунисскими пиратами. Связав Голландию с Испанией, он таким образом отрезал ее от более естественного единства с Империей. Карл подавлял северо-германские города Ганзы[8], чем ускорил их упадок. Он противостал датскому Кристиану II[9], мужу своей несчастной сестры Изабеллы, и свел на нет его усилия по строительству сильного государства на севере. Отгородив Францию от Италии, он направил ее экспансию на Лотарингию и Империю — к замешательству, а временами ужасу рейнских земель Германии. Своим относительным невниманием к Империи он позволил протестантским князьям на севере и католическим князьям на юге укрепить их территориальную автономию и индивидуальные интересы. После Вормского сейма 1521 года Карл отправился в Голландию, а затем поспешил в Испанию и больше не возвращался в империю на протяжении долгих восьми лет. Перед ним стояли три серьезные проблемы: войны с Францией, вторжение оттоманских турок и экзамен на твердость с лютеранами.

Войны между Габсбургами и Валуа

Карл V обрел пожизненного врага в лице короля Франции Франциска I. Императору приходилось играть двойственную политическую роль, поскольку он стремился ко всемирному господству, которое бы стало гарантом единства и безопасности христианского мира от всех врагов, и одновременно ковал династическую цепь габсбургских государств, задуманную, чтобы задушить Францию. На карту было поставлено многое, ведь трофеем победителя в этой борьбе был контроль над Средиземноморьем, Атлантикой и Новым Светом. Итальянские города и небольшие государства стали просто пешками в этой шахматной партии королей. Новые сверхгосударства поглощали множество малых держав.

В лице Франциска Ангулемского[10], второй ветви орлеанского дома[11], император нашел достойного соперника, импульсивного, колоритного, целеустремленного авантюриста, который правил страной с большим рвением. Когда Франциск узнал о том, что Луи XII остается бездетным, он созвал своих друзей и отметил этот факт, устроив турнир, а когда король умер, Франциск унаследовал его трон. Его мать Луиза Савойская внушала сыну высокое мнение о себе как о короле. Однажды она сказала: «Я пошла пешком к Богородице в Фонтене, чтобы представить ей того, кого любила более себя самой — моего сына, славного и победоносного государя, победителя Швейцарцев». Растущее во Франции чувство общности и национального самосознания сыграло в его пользу. Употребляя всю доставшуюся ему власть, он получал мощную поддержку в народе. Император Максимилиан как-то отметил, что Франциск был истинным королем, потому что покорность ему никто не воспринимал как обязанность. Король Испании был королем народа, потому что народ хотя и высказывал несогласие, но сохранял покорность. Однако король Франции походил на царя зверей, поскольку никто не осмеливался даже помыслить отказать ему в подчинении. Когда венецианский посол процитировал Франциску I слова Максимилиана, тот громко рассмеялся, поскольку счел их справедливыми. Он правил с определенным чувством ответственности и с энтузиазмом трудился на государственном поприще, каждое утро встречаясь со своим conseil des affaires у себя в спальне вскоре после пробуждения. Он отчаянно стремился утвердить свой род на престоле и впал в отчаяние, когда его старший сын внезапно умер во время оккупации императорскими войсками Прованса. Но у него были другие наследники, включая второго сына Генриха[12], обрученного с Екатериной де Медичи[13] и продолжившего род Валуа.

Как только выборы императора в 1519 году завершились в пользу Габсбургов, Карл и Франциск дипломатично раскланялись, а затем разошлись для дуэли продолжительностью в четыре войны, тянувшиеся четыре десятилетия. В августе 1521 года представители императора, Франциска I, папы и Генриха VIII[14] собрались в Кале[15]. Формально — для заключения соглашения о мире, а в действительности — чтобы привлечь Англию на одну из сторон. Испанским дипломатам удалось оттеснить Франциска I и уговорить Генриха VIII подписать договор о взаимопомощи с обещанием возвратить территории древнего Анжу[16], тогда как Карл заберет все восточные и южные территории Франции, некогда принадлежавшие Империи, а также наваррский север Пиренеев. Папа Лев X заключил союз с Карлом V, чтобы направить его против лютеран. Лев даже издал буллу, наделявшую Генриха VIII правом освобождать подданных Франции от клятвы верности Франциску. Франциск достаточно спровоцировал Карла, помогая восставшим в Кастилии, пытаясь отделить от Испании Наваррское королевство и ободряя Роберта фон дер Марка напасть на Империю с запада. Услыхав об этом нападении, Карл воскликнул: «Слава Богу! Не я сам начинаю эту войну. Бог дает мне возможность защищаться!»

Георг фон Фрундсберг, Франц фон Сиккенген и императорская армия вторглись во Францию под командованием графа Нассозского, но были остановлены французами с потерей лишь нескольких фортов. Италии предстояло стать главным театром действий. 9 ноября 1521 года войска императора при сопротивлении французских, швейцарских и венецианских войск захватили Милан. Затем Георг фон Фрундсберг ввел двенадцать свежих дивизий для поддержки императорского генерала Пескара (Pescara), и 20 мая 1522 года они вместе взяли Геную. В следующем году коннетабль Франции Шарль Бурбон выступил против Франциска I, которого считал угрозой для своих земель и интересов. В июле 1524 года он вторгся в южную Францию и при содействии императорских войск осадил Марсель. Теперь Франциск I максимально напряг свои силы, чтобы вернуть Милан. Французы имели хорошие укрепления близ Павии, но их пылкий король проиграл сражение, покинув свои защищенные позиции. Он сказал: «Сегодня я назову себя герцогом Миланским!» В одной безумной битве под Павией он поставил на карту все и проиграл. Германские войска молились до тех пор, пока противник не приблизился, а затем они вскочили на ноги с криками: «Вперед! Настало время! Во имя Божие!» Испанские арбалеты оказались грозным оружием, и рукопашный бой бушевал полтора часа. Потери французов превысили десять тысяч человек. Сам Франциск I был окружен и пленен.

Битва произошла 24 февраля 1525 года, и на закате дня посол императора аббат Найерский отправил известие Карлу в Испанию: «Сегодня праздник Св. Апостола Матфея, в который, говорят, двадцать пять лет назад родились Вы, Ваше Величество. Двадцать пять тысяч благодарений и прославлений Богу за его благодать! С этого дня Вы, Ваше Величество, сможете устанавливать свои законы христианам и туркам!»

Пленение Франциска I и его заключение в Мадриде весьма болезненно отразилось на Франции. В оставшихся без вождя войсках наблюдалось брожение. Дворянство разорялось, а города стали провозглашать свою независимость. Сам Франциск занялся позерством, заявив, что долг и честь привели его в плен, но его сердце осталось свободно. Потом он заболел и на какое-то время пал духом. Общественное мнение Франции обвиняло в поражении скорее королеву-мать Луизу и канцлера Дюпра, чем самого короля. В широко распространившейся в марте 1525 года по церквям Франции листовке было сказано: «Известно ли вам, кто виновен во всем этом зле? Мадам Гордыня и ее канцлер. Их упорство и жажда мести завели короля и его королевство в беду, и будет еще хуже, если канцлер не подвергнется наказанию!»

Карл был удивлен пленением своего соперника и совершенно не готов к такому повороту событий. Генрих VIII уговаривал его отпустить Франциска целым и невредимым, но его совет не учитывал пылкой преданности французов своему молодому королю и ужасных последствий, которые бы вызвал подобный шаг. Церковники убеждали императора немедленно и без условий освободить Франциска, проявив великодушие, которое побудило бы к вечной признательности и дружбе, но такое милостивое решение не принимало во внимание Макиавеллевские склонности самого Франциска. Карл избрал среднее — отпустить Франциска на определенных условиях. Никто не мог обвинить его в сходстве с Ганнибалом, который умел завоевать, но не умел использовать победу. Мадридское соглашение (14 января 1526 года) было жестким, но разумным решением. По нему Франциск отказывался от притязаний на бургундские, голландские и итальянские территории. Шарлю Бурбону возвращались его земли. Франциск должен был жениться на сестре Карла Элеоноре и отослать своих двух старших сыновей в Мадрид в качестве гарантии выполнения соглашения. Договор был подписан надлежащим образом, но вскоре распался. Брак нимало не содействовал установлению мира между свойственниками, поскольку Франциск не позволил Элеоноре влиять на свою политику. Она чувствовала себя неловко при французском дворе и не смогла родить ребенка. Легко понять, что Франциск воспользовался первой же возможностью для расторжения договора на том основании, что подписал его по принуждению.

Теперь, из страха перед его укреплением, европейские силы обратились против Карла. 22 мая 1526 года они объединились в Коньякскую лигу, состоявшую из представителя дома Медичи папы Клемента VII, Флоренции, Венеции, Миланского герцога Сфорца[17] и Франциска I, и выступили против Карла. Позднее им помогал Генрих VIII, который сформулировал политику Англии как противодействие доминирующей силе ради поддержания равновесия власти на континенте. Более того, он уже разочаровался в своей первой жене Екатерине[18], тёте Карла. Карл был разгневан предательством папы Климента VII[19]. Он направил ему письмо, вопрошая, как служитель Христа на земле может оправдать пролитие даже одной капли крови ради мирского богатства. Папа вредил христианскому миру, потому что в качестве императора Карл уже не мог защищать христианский мир от турок и подавлять еретиков. Если папа продолжит действовать как сеятель раздора, а не отец, как разбойник, а не пастырь, то император угрожал обратиться к Собору. Менее чем через год император отомстил.

В ноябре 1526 года армия из пятнадцати тысяч германских солдат под командованием участника старых кампаний Георга фон Фрундсберга переправилась через Альпы. В феврале 1527 года к ним присоединился Шарль Бурбон с пятью тысячами французских диссидентов и испанских солдат. Полководцы израсходовали все деньги, и Фрундсберг умер от инфаркта после стычки со своими восставшими войсками. Армия устремилась в направлении Рима, промышляя грабежом и разбоем. 6 мая они атаковали стены вечного города. Бурбон был убит пулей, когда взбирался по осадной лестнице. К полуночи войска овладели городом и принялись грабить Рим, — это по сей день живо в памяти итальянцев как одно из ужаснейших событий в истории их столицы. Климент VII укрылся в замке Сант Анджело, пока на улицах внизу пьяные солдаты маршировали перед своим сотоварищем в папской тиаре, благословлявшим их бокалом вина. Они кричали, что теперь сделают папой Лютера! Но император Карл позволил папе сохранить политическую власть в обмен на обещание содействовать миру и созвать Собор.

Франциск вновь воспрянул духом и был готов ко второй попытке реализации своих амбиций. Он организовал линию обороны из двойного ряда крепостей, применив против артиллерийского огня последние итальянские фортификационные достижения, и организовал систему провинциальной милиции. В августе 1527 года он заключил мир с Генрихом VIII, который к тому времени был влюблен в Анну Болейн[20] и враждебен к Карлу V. Обезопасив тыл, он начал свою следующую итальянскую кампанию и вторую войну с Габсбургами. В результате длительного бездействия императорскую армию постигла судьба многих войск, ранее вторгавшихся в Италию, — разложение и падение боевого духа. Французы вновь взяли Геную и, при содействии генуэзского флота под командованием Андреа Дориа[21], начали осаду Неаполя с суши и с моря. Но вскоре французов поразила эпидемия, а Андреа Дориа, из-за отношения французов к Генуе, перешел на сторону императора, после чего армия императора оккупировала Ломбардию и освободила Неаполь.

В Барселонском договоре (29 июня 1529 года) папа Климент подтвердил притязания Империи на Неаполь и гарантировал свободное передвижение императорских войск через папские земли в обмен на обещание императора бороться с лютеранами. Подписанием 5 августа 1529 года мира в Камбре, — «Дамского мира», как он был назван из-за того, что переговоры начали королева-мать Луиза и тетя Карла Маргарита Австрийская, — вторая война была официально завершена. Условия Камбрезийского мира в основном совпадали с условиями Мадридского договора и включали в себя отказ Карла от попыток вернуть Бургундию, а также отказ Франциска от своего господства над Фландрией и Артуа и его обещание больше не вторгаться в Италию и Империю. Папа Климент VII видел «великую пользу» договора в возвращении сыновей Франциска за огромный выкуп золотом, потому что теперь император сможет свободно уехать в Германию, дабы лично противостать туркам и лютеранам. 25 февраля 1530 года в Болонье он торжественно короновал императора Карла, что стало последним в истории случаем коронации императора папой.

Несмотря на очевидность того, что Франциск подписал договор по свободной воле, он вновь заявил, будто сделал это под давлением и предпринял действия по возобновлению противостояния. Брак в 1533 году его второго сына, будущего Генриха II с племянницей папы Екатериной де Медичи укрепил отношения короля и папы. Заметный резонанс вызвал подарок Франциска папе в честь столь торжественного случая: рог единорога, который, находясь на обеденном столе, обнаруживал наличие любого яда в пище или напитках появлением холодного конденсата. На протяжении всех этих лет Карл безуспешно пытался найти основу для соглашения с Франциском. Но зловещие события уже приближались — альянс христианнейшего короля Франции с неверными турками против католического императора.

Еще будучи пленником в Мадриде, Франциск ухитрился связаться с султаном Сулейманом I[22], очевидно уговаривая его вторгнуться в Венгрию, что тот и сделал в следующем году. В 1535 году в Турцию был направлен официальный французский посол. В том же году Франциск объяснил этот факт послу Венеции: «Не могу отрицать свою надежду, что турки проявят могущество на море. Меня вовсе не радуют их успехи, ибо они — неверные, а мы — христиане, но они держат императора в напряжении, что увеличивает безопасность других правителей». В феврале 1536 года, к величайшему ужасу христианского мира, он вступил с турками в официальный союз. На следующий месяц Франциск неожиданно захватил Савойю и двинулся в Италию, тогда как турки атаковали владения Габсбургов вдоль Дуная и Венеции на море. Французы имели успех в Голландии, тогда как императорские войска захватили Пьемонт и Прованс. В страхе перед турками 18 июня 1538 года папа Павел III с облегчением помирил двух христианских монархов.

Четвертая и последняя попытка Франциска сломить власть Габсбургов чуть не завершилась бедствием для его собственного королевства. Он возобновил союз с султаном Сулейманом, который начал новое вторжение в Венгрию. Объединенный франко-турецкий флот господствовал на Средиземном море, тревожа все прибрежные города, за исключением французских. Летом 1542 года войска Франциска одновременно напали на Испанию и Люксембург. Карл вновь заключил союз с Генрихом VIII против Франции, после чего нанес мощный ответный удар. Он послал свои силы вниз по Рейну с целью разбить союзника французов, восставшего протестантского князя Вильяма Клевского. Затем в июне 1544 года императорская армия численностью 35 000 человек вторглась вглубь Франции, приблизившись 8 сентября к Парижу на пятьдесят миль. В тот момент близкий к истощению Карл, боясь изменившейся ситуации, выступил с условиями мира. Карл вновь применил свой династический принцип и предложил, что если третий сын короля женится на дочери императора, то в качестве приданого он ей даст Голландию или Милан. Так завершилась последняя, четвертая война между Габсбургами и Валуа.

Обе стороны, бессмысленно потратив множество сил, крови и денег, были близки к разорению и краху. 31 марта 1547 года Франциск I умер, и его преемником стал Генрих II[23]. В 1556 году Карл V отрекся от престола, и задача установления более прочного мира с Францией легла на плечи его преемников. Като-Камбрезийский мир (1—3 апреля 1559 года), заключенный ровно через сорок лет после избрания Карла императором и менее чем через год после его смерти, зафиксировал отношения между Францией и Империей в лице Испании на грядущие десятилетия. Согласно его условиям, Франция вновь отказалась от своих притязаний на Италию (за исключением пяти крепостей) и отдала Савойю и Пьемонт, но сохранила доход от таких важных епископств на востоке как Мец, Туль и Верден. Италия подверглась новому разделу, при котором Ломбардия отошла к Савойе, юг и восток к Фарнезу и Гонзагасу, а Сиена к Медичи. Причина долговечности этого мира заключалась скорее в превосходстве Испании во второй половине шестнадцатого века, чем в порядочности заключивших договор сторон. Занятые гражданской войной и внутренними проблемами, французы еще на протяжении долгого времени не были способны бросить вызов Габсбургам.

Наступление оттоманских турок

Для благополучия Германской империи действительно необходимо было иное географическое положение. Находясь в центре неспокойного континента, без естественных оградительных барьеров, она постоянно подвергалась давлению осторожных и хорошо подготовленных противников на западе и жестоких агрессоров на востоке. Карл V оказался между двумя фронтами с противниками в равной мере серьезными, — как на востоке, так и на западе. Сулейман Великолепный (1520—1566), единственный сын султана Селима I, унаследовал золотой трон в тот же год, когда Карл V был коронован как император, и стал его пожизненным противником. Широко было распространено мнение, будто Сулейман обладал спокойным нравом и не слишком разбирался в государственных делах. Однако приняв власть, он оказался правителем, не имевшим себе равных: законодатель, администратор, архитектор, покровитель искусств и полководец потрясающей энергии и отваги. Он остался в истории и вошел в легенды благодаря своей властности, удивительному благородству лица и уникальному сочетанию мудрости с жестокостью.
Когда король Франциск I объявил войну в апреле 1521 года, Сулейман I увидел для себя возможность воплотить в жизнь амбиции Мехмеда II и Баязида I, предшественника Селима, который несколько раз осаждал Белград, безуспешно стараясь получить доступ в венгерскую равнину. Огромная армия, состоявшая из янычар[24], обычных войск, осадных орудий и возглавляемая самим султаном с его личными дивизиями покинула Стамбул, двинувшись вверх по Дунаю. Легкая кавалерия обрушилась на села и отрезала Белград с запада и севера. Атака с массированным обстрелом загнала в крепость гарнизон защитников, а оттоманский флот контролировал реку. Сербские и венгерские защитники повздорили из-за тактических вопросов, и 29 августа форт сдался. Сулейман закрепил эту победу в следующем году успешным нападением на остров Родос. Рыцари-иоанниты[25] на Родосе не получили поддержки с запада, поскольку датский папа Адриан VI вероятно не осознавал стратегического значения Родоса в Восточном Средиземноморье. Они сражались до изнеможения, а затем сдались на условии, что им будет разрешено отступить на запад. Теперь Средиземное море было открыто для турецких галер.

Персы на время отвлекли их внимание, но в апреле 1526 года армия Сулеймана выступила вновь, чтобы на сей раз разбить Венгрию. 29 августа 1526 года на Мохачской равнине король Венгрии Лайош II повел своих бесстрашных, но малочисленных мадьяр против оттоманских войск. Дунай тек на восток, и лесистые холмы на западе и востоке скрывали оттоманскую армию от обозрения. Венгерская тяжелая кавалерия ударила в центральный фланг турок и отбросила их назад. Но в критический момент оттоманские войска выступили из леса на западе и ударили по правому флангу венгров. Губительный огонь оттоманской артиллерии поразил тысячи и обратил венгров в бегство. Недобитые турками венгры потонули в дунайских болотах, в том числе и король Лайош II. Пока благородные мадьяры умирали в тот судьбоносный день под Мохачем, правитель Трансильвании стоял со своей огромной армией в стороне. Его наградой стало назначение королем Венгрии под протекцией Сулеймана. Эти притязания конечно же были оспорены Фердинандом[26], младшим братом Карла V, которого император наградил дунайскими землями Габсбургов.

Бунт в Турции отвлек внимание Сулеймана, но в 1529 году он был готов отхватить еще один ломоть Европы. Заняв Буду и получив контроль над большей частью Венгрии, Сулейман положил глаз на Вену. Время и расстояние теперь были его величайшими врагами, потому что период походов продолжался лишь с апреля по конец октября, а дальность доставки продовольствия и корреспонденции усложняла передвижение. Его войска покинули Стамбул 10 мая, а 21 сентября у Вены появились первые турки. За неделю 20 000 защитников города были окружены войском, насчитывавшим более 200 000 солдат. Турки подкопали и заминировали стены. 9 октября они взорвали протяженный участок стены и кинулись в пролом. Защитники преградили им путь пушками, ружьями и копьями, отразив натиск нападавших. Через два дня турки взорвали еще один участок стены, но испано-германские войска отбили их в рукопашной схватке. Турки атаковали еще три раза, но восточные ятаганы не смогли прорубиться сквозь имперские щиты и тяжелые обоюдоострые мечи. 12 октября пал третий участок стены, и два дня спустя турки совершили последний приступ, понеся тяжелые потери от артиллерийского огня прямой наводкой. Сулейман решил удалиться, потому что граф Фридрих Палатинский, полевой маршал Империи, собрал в Линце вспомогательные силы, австрийцы копили войска в Моравии, пришел в движение швабский союз[27], а ночи становились длиннее и холоднее. Сулейман отступил через снега в Белград, и Вена была спасена. Кресту, а не полумесяцу суждено было сиять на высокой башне собора Св. Стефана.

Летом 1532 года Сулейман вернулся в Венгрию с огромной армией, готовой к очередной попытке захватить Вену. Но на этот раз император и его брат Фердинанд были подготовлены лучше. Папа послал сто тысяч золотых гульденов на поддержание венгро-итальянских войск. К концу сентября император имел восьмидесятитысячную армию. Туркам не удалось захватить небольшой форт Гюнс в шестидесяти милях от Вены. В лесах под Веной они потеряли около пятнадцати тысяч человек и повернули на юг, в направлении Граца. Необходимо было последнее усилие, чтобы выдворить турок из Венгрии, но Карл уже покинул Вену для переговоров с папой, а протестантские князья Германии не были заинтересованы в освобождении Венгрии, которую Фердинанд вновь сделает католической. Таким образом, возможность была потеряна.

Борьба на море разворачивалась не менее драматично. В 1532 году императорский флот под командованием адмирала Андреа Дориа одержал победу над оттоманским флотом в Восточном Средиземноморье. В 1535 году Карл напал на город Тунис и захватил его. Летом 1536 года Карл планировал атаковать турецкую крепость в Алжире и овладеть всем Тунисом. Он даже задумал великую морскую экспедицию из Неаполя против самого Стамбула, но возобладало благоразумие. В октябре 1541 года флот Карла напал на Алжир, но из-за бури только часть десанта успела достичь берега, многие корабли затонули, и флот был вынужден вернуться. Оттоманский флот безопасно перезимовал во французском порту Тулон, вызвав негодование христианского мира. Удар на море суждено было нанести не Карлу, а его незаконнорожденному сыну Дону Хуану Австрийскому в битве при Лепанто в 1571 году[28]. Однако в 1574 году оттоманские турки захватили Тунис и утвердили свою власть над южным берегом того, что Карл надеялся назвать Испанским морем.

Распространение лютеранства

«Неверные турки», постоянно беспокоившие Карла и Фердинанда и периодически вынуждавшие их защищаться, совершенно непреднамеренно дали возможность евангельскому движению оправиться от гонений со стороны империи, что было необходимо для дальнейшего его развития. 1526 год, в который турки одержали большую победу под Мохачем, был годом, когда Карл пошел на уступки во время сейма в Шпейере, на некоторое время гарантировав лютеранству безопасность посредством введения принципа примирительного разрешения разногласий. Подозрительное отношение папы к Карлу и его враждебность к сейму, а также дела Габсбургов с французами в Италии и страх перед турками в Венгрии дали лютеранству драгоценное время для консолидации и распространения. Озабоченность императора лютеранским движением и стремление с ним покончить стали очевидны на сейме 1529 года в Шпейере и проявились с запозданием в год, когда Сулейман осадил Вену — после того, как опасность полностью миновала. Объявленная Фердинандом и католическими князьями на сейме 1530 года в Аугсбурге расправа над еретиками не была осуществлена по причине распространившихся слухов о крупном вторжении турок в 1532 году. Религиозное перемирие, одобренное рейхстагом в том же году, отложило решение религиозного вопроса до созыва церковного Собора и запретило ведение процессов против лютеран в высшем императорском суде. Протестанты ответили поддержкой военных усилий против турок. В эти годы лютеране набрали такую силу, что даже поражение Шмалькальденского союза в войне 1546 года не было для них фатальным, а в 1555 году в Аугсбурге они добились официального признания своего существования как церковного сообщества. Евангельские верующие рассматривали свое спасение как деяние Божие и сравнивали Сулеймана с персидским царем Киром[29], которого Бог использовал для освобождения Израиля, хотя тот и не веровал в Него.

Евангельское движение распространялось в Империи многими каналами и невидимыми путями. От крестьянина до князя лютеране свидетельствовали о своей обновленной вере. Идеи распространялись из уст в уста, через брошюры и книги. Простое обозначение на политической карте распространения лютеранства или перечисление городов и земель по датам их обращения не может полностью отразить борьбу в человеческом сознании, стычки и крики, мученичества, гонения и жертвы.

Распространение Реформации в городах и землях происходило по общей схеме. На местах обычно преобладало критическое и враждебное отношение к Римской церкви, епископам и местному клиру. Кроме того, на местах зачастую уже существовали активные реформаторские группы, которые затем преобразовывались в лютеранские общины. Так произошло, например, в Нюрнберге, где последователи Иоганна Штаупица, духовника Лютера, приняли лютеровское учение, — а также в Аугсбурге и других городах. Городской совет или князь либо приглашал сам, либо терпел евангельских проповедников, подготавливавших народ к радикальным переменам, происходившим как следствие. Так, совет Нюрнберга и городской секретарь Лазарь Шпенглер трудились над евангельской реформой вместе с проповедником Венцеслом Линком (Wenceslas Linck). Проповедник Иоганн фон Цвик (Johannes von Zwick) сыграл важную роль в обращении Констанца, хотя войска Габсбургов вскоре захватили город и силой реставрировали католицизм. Перечень городов, ставших лютеранскими, включал в себя на юге Эслинген, Рейтлинген, Мемминген, Линдау, Аугсбург, Нюрнберг и Регенсбург, а на севере — Магдебург, Эрфурт, Хальберштадт, Данциг и Бремен.

Страсбург стал ключевым для Реформации городом благодаря своему важному положению на торговом перекрестке Рейна и своей традиционно умеренной теологии, средней между лютеранством и реформатством в Швейцарии. В Страсбургском соборе известный проповедник Гейлер фон Кайзерсберг (Geiler von Kaisersberg) выступал на злобу дня и призывал к реформе. В Страсбурге существовало общество гуманистов-реформаторов, которым руководил ревностный моралист Яков Вимпфелинг (Jacob Wimpfeling). Талантливый политический деятель, городской секретарь Яков Штурм (Jacob Sturm) стал лютеранином. Книгоиздатели большими тиражами публиковали труды Лютера и Меланхтона. Первым Страсбургским лидером Реформации стал Маттиас Зелль (Matthias Zell), священник и руководитель исправительного дома, проповедовавший в боковой капелле собора с 1521 года, со своей женой Екатериной, вышедшей за него в 1523 году. Будучи талантливым оратором, он критиковал извращения и проповедовал евангельскую весть перед огромными аудиториями. Он и Екатерина постоянно защищали и принимали таких сектантов как анабаптисты и были открыты к мистическим идеям о внутреннем свете таких религиозных мыслителей как Каспар Швенкфельд.

В 1523 году в город прибыл Мартин Буцер (1491—1551), незнакомец, который быстро принял на себя руководство движением. Еще мальчиком он стал доминиканцем, учился в Шлеттштадской латинской школе в Эльзасе и был знаком с эразмитом, молодым гуманистом Беатием Ренанием. В 1518 году он услышал и полностью принял то, как Лютер отстаивал свои теологические позиции перед августинцами в Гейдельберге. Он участвовал в Рыцарском восстании, будучи капелланом фон Зиккингена. В 1523 году городской совет Страсбурга узаконил евангельскую проповедь с кафедр городских церквей, а в следующем году, согласно новым постановлениям о церковном устройстве, евангельские проповедники реорганизовали приходы. Таким образом общественное сознание готовилось к новым отношениям гражданского права и учениям библейских реформаторов, а Буцер, при умелом содействии Вольфганга Капитона (1478—1541), бывшего гуманиста-эразмита, ставшего реформатором, работал над осуществлением модели христианского общества. Традиционно город был необычайно терпим и гостеприимен ко всякого рода протестантским беженцам. Эдикт от 27 июня 1527 года составили для защиты города от беспорядков со стороны фанатиков.

В 1530 году в Аугсбурге четыре южно-германских города: Страсбург, Констанц, Линдау и Мемминген — представили доктринальное исповедание Confessio tetrapolitana, написанное Буцером и Капитоном. В исповедании очевидны настроения швейцарских реформаторов, в том числе отказ следовать лютеранскому учению о реальном присутствии Тела и Крови Христа в Причастии и соответственно вольное отношение к этому вопросу, жесткая критика обрядов и акцент на превосходстве авторитета Писания над авторитетом Церкви. Однако в 1536 году Страсбургские реформаторы совершили поездку в Саксонию и заключили Виттенбергское соглашение по доктринальным вопросам, в том числе и о Вечере Господней, под которым подписались также Лютер и Меланхтон. В 1540 и 1541 годах вместе с Жаном Кальвином и Меланхтоном Буцер посещал дискуссии с католическими теологами в Вормсе и Регенсбурге, всегда стремясь к единству. Его настрой поддерживала вторая жена, благодетельная вдова Вибрандис, пережившая двоих мужей, а также реформаторы Эколампадий и Капитон. Когда после победы императорской армии в 1546 году город был вынужден принять интерим императора, Яков Штурм на коленях просил у Карла поблажки, а Буцер уехал из своего города в Англию Эдуарда VI и окончил свои дни кэмбриджским профессором богословия. Его страстная книга De regno Christi описывает идеальное общество, царство Христа на земле, над которым он так усердно трудился в Страсбурге.

В Страсбурге приняла ясные очертания новая форма протестантского образования. До того ученики поступали в университеты сразу после окончания соборных, монастырских или городских школ в возрасте всего двенадцати—пятнадцати лет. Под руководством Лютера и Меланхтона была учреждена средняя школа, или гимназия, сочетавшая подготовку к обучению в университете, изучение искусств, литературы и основ евангельской веры. Меланхтон лично активно участвовал в открытии такой школы в Нюрнберге. Памятник ему в натуральную величину до сих пор стоит перед парадным входом. Николай фон Амсдорф, помогавший Лютеру при переводе Ветхого Завета, способствовал открытию школы такого типа в Магдебурге, где был пастором и реформатором. В Страсбурге основателем и директором евангельской гуманистической школы стал Яков Штурм, опубликовавший в 1537 году свою брошюру О правильном преподавании литературы в школах, которая имела широкий успех. Также были основаны новые лютеранские университеты в Марбурге, Кёнигсберге, Йене и других местах, имевшие евангельские теологические факультеты для обучения нового поколения протестантских служителей.

Лютеранство приобрело одну из первых своих обширных территорий, когда Альбрехт фон Гогенцоллерн, магистр Тевтонского ордена, по совету Лютера объявил свои владения в Восточной Пруссии светским герцогством под протекторатом польского короля. Его брак с дочерью короля Дании Фредерика I в значительной степени повлиял на распространение Реформации в этой стране. Третье десятилетие шестнадцатого века стало периодом перехода новых крупных земель на сторону лютеран. В Вюртемберге герцог Ульрих, изгнанный и смещенный Габсбургами в 1519 году, вернул себе власть при содействии Филиппа Гессенского и французов в 1534 году. Он обратил землю в протестантство при помощи Иоганна Бренца, разработавшего школьную программу и церковную реформу, включавшую в себя новую литургию. В тот же год Померания перешла в лютеранство и приняла в 1535 году евангельское церковное уложение, подготовленное Иоганном Бугенгагеном. Курфюрст Иоахим II (1535—1571) реформировал Бранденбург в 1539 году, хотя был настолько консервативен, что до 1543 года сохранил нетронутым епископат. Но вероятно наибольшей радостью для виттенбергских реформаторов было обращение в лютеранство герцогства Саксония в 1539 году. В тот год умер непримиримый враг Лютера герцог Георг, и его преемник герцог Генрих (1539—1541) вскоре принял Реформацию. Можно представить удовлетворение Лютера от прочтения праздничной проповеди в том же зале в Лейпциге, где за двадцать лет до того он дискутировал с доктором Экком.

Еще одним достойным внимания завоеванием внутри империи лютеранство обязано обращению Брунсвика-Вольфенбюттеля (Brunswick-Wolfenbuttel) и части Палатината. Северо-западная часть империи вскоре стала очень близка к обращению в протестантство, когда архиепископ Кёльнский, Германн фон Вид (Hermann von Wied), вызвал Буцера и Меланхтона реформировать архидиаконию, но был смещен, и протестантский герцог Вильям Клевский под военным давлением Карла восстановил на своих землях католицизм. В этой части Германии процесс был обращен вспять, и территория в дальнейшем осталась католической.

РАСПРОСТРАНЕНИЕ В СЕВЕРНОЙ И ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ

Реформация вышла за пределы империи и достигла скандинавских стран уже в двадцатых и тридцатых годах шестнадцатого века. На севере Реформация навязывалась сверху при незначительной спонтанной поддержке со стороны народа. Датский король Кристиан II (1513—1523), казнивший в один день восемьдесят своих шведских противников, попытался ввести Реформацию в Дании, надеясь присоединить Швецию для создания сильного единого государства, но оппозиция датского духовенства, дворянства и довольно сильной шведской аристократии вынудили короля бежать в 1523 году. В изгнании он посетил Виттенберг и подарил жене Лютера Катарине красивое кольцо, которым она всегда дорожила как памятью о добром поступке неистового и безрассудного человека. Его преемник Фредерик I (1523—1533) был весьма расположен к Реформации и всегда помнил пример своего удачливого зятя герцога Альбрехта Прусского, но был связан обещанием консервативному дворянству не предпринимать шагов против старой Церкви. В собственных герцогских землях, Шлезвиге и Гольштейне, он разрешил евангельскую проповедь и назначил судебным капелланом евангельского проповедника Ханса Таусена, обучавшегося в Виттенберге. В 1527 году он убедил сейм в Оденсе проявить терпимость к лютеранам в ожидании созыва Собора. В 1529 году Кристиан Петерсен опубликовал датский перевод Нового Завета, оказавший сильное влияние на формирование современного датского языка. Полномасштабная Реформация не была возможна до 1536 года, когда следующий король Кристиан III (1534—1559) ввел положение о новой евангельской церкви, составленное странствующим приверженцем протестантизма, лютеранским «доктором Поммером», померанским и виттенбергским проповедником Иоганном Бугенгагеном. Семь епископов стали суперинтендентами, хотя титул епископа был позднее восстановлен в новом значении. Король стал главою церкви, являясь архиепископом, а через некоторое время было официально принято Аугсбургское вероисповедание.

Успех Кристиана III в реформировании Дании совпал с его политическими и военными победами над Норвегией. Из-за того что норвежцы поддержали датских диссидентов в гражданской войне между двумя Кристианами, теперь он вынудил их отказаться от независимости и принять лютеранство как официальное исповедание. С Исландией, тогда норвежской провинцией, произошло то же.

По стечению обстоятельств, между 1521 и 1523 годом лютеранство переплелось с национальным движением шведов за независимость от Дании. Новый король Густав Ваза (1523—1560) возглавил движение сопротивления датчанам и 7 июня 1523 года был коронован шведским парламентом. Сам он благоволил к лютеранству и, кроме того, верил, что введение лютеранства укрепит движение за независимость. В 1527 году в Вестеросе он вынудил парламент принять решение о переходе церковного имущества к королю и разрешить евангельскую проповедь. Ему весьма содействовала пропаганда лютеранских идей двумя братьями Олафом и Ларсом Петри (Olaf and Lars Petri), учившимися в Виттенберге, и Ларсом Андерсоном (Lars Andersson). Они выпустили шведский перевод Библии, сделанный на основе немецкой Библии Лютера, и руководили образовательной реформой в стране. Шведская Реформация была очень консервативна, сохранив епископство и претензию на апостольскую преемственность вкупе со многими католическими традициями, обрядами и церемониями, такими как почитание святых, молитвы за умерших и экзорцизм. Потребовалось еще одно поколение, прежде чем лютеранство распространилось по всей стране. Обращенной и сохранившей лютеранство Швеции было суждено сыграть великую политическую роль в следующем веке.

Будучи частью Швеции, Финляндия последовала за нею. Великий финский реформатор Микаэль Агрикола (1508—1557) учился и преподавал в Виттенберге. Он перевел на финский язык Новый Завет, Псалтирь и некоторых пророков, таким образом содействовав развитию финского литературного языка.

Главным центром лютеранства в Прибалтике стал город Рига. Германские купцы-лютеране в Прибалтике были активнейшими миссионерами нового движения. Уже в 1523 году в Риге ощущалось сильное евангельское влияние, а в 1539 избрали евангельского архиепископа. Ливония и Эстония последовали примеру Риги. В 1561 году магистр Ливонских меченосцев в Курляндии обратился в лютеранство и объявил свои земли светским герцогством под протекцией короля Польши.

Распространение лютеранства

«Неверные турки», постоянно беспокоившие Карла и Фердинанда и периодически вынуждавшие их защищаться, совершенно непреднамеренно дали возможность евангельскому движению оправиться от гонений со стороны империи, что было необходимо для дальнейшего его развития. 1526 год, в который турки одержали большую победу под Мохачем, был годом, когда Карл пошел на уступки во время сейма в Шпейере, на некоторое время гарантировав лютеранству безопасность посредством введения принципа примирительного разрешения разногласий. Подозрительное отношение папы к Карлу и его враждебность к сейму, а также дела Габсбургов с французами в Италии и страх перед турками в Венгрии дали лютеранству драгоценное время для консолидации и распространения. Озабоченность императора лютеранским движением и стремление с ним покончить стали очевидны на сейме 1529 года в Шпейере и проявились с запозданием в год, когда Сулейман осадил Вену — после того, как опасность полностью миновала. Объявленная Фердинандом и католическими князьями на сейме 1530 года в Аугсбурге расправа над еретиками не была осуществлена по причине распространившихся слухов о крупном вторжении турок 1532 года. Религиозное перемирие, одобренное рейхстагом в том же году, отложило решение религиозного вопроса до созыва церковного Собора и запретило ведение процессов против лютеран в высшем императорском суде. Протестанты ответили поддержкой военных усилий против турок. В эти годы лютеране набрали такую силу, что даже поражение Шмалькальденского союза в войне 1546 года не было для них фатальным, а в 1555 году в Аугсбурге они добились официального признания своего существования как церковного сообщества. Евангельские верующие рассматривали свое спасение как деяние Божие и сравнивали Сулеймана с персидским царем Киром[30], которого Бог использовал для освобождения Израиля, хотя тот и не веровал в Него.

Евангельское движение распространялось в Империи многими каналами и невидимыми путями. От крестьянина до князя лютеране свидетельствовали о своей обновленной вере. Идеи распространялись из уст в уста, через брошюры и книги. Простое обозначение на политической карте распространения лютеранства или перечисление городов и земель по датам их обращения не может полностью отразить борьбу в человеческом сознании, стычки и крики, мученичества, гонения и жертвы.

Распространение Реформации в городах и землях происходило по общей схеме. На местах обычно преобладало критическое и враждебное отношение к Римской церкви, епископам и местному клиру. Кроме того, на местах зачастую уже существовали активные реформаторские группы, которые затем преобразовывались в лютеранские общины. Так произошло, например, в Нюрнберге, где последователи Иоганна Штаупица, духовника Лютера, приняли лютеровское учение, — а также в Аугсбурге и других городах. Городской совет или князь либо приглашал сам, либо терпел евангельских проповедников, подготавливавших народ к радикальным переменам, происходившим как следствие. Так совет Нюрнберга и городской секретарь Лазарь Шпенглер трудились над евангельской реформой вместе с проповедником Венцеслом Линком (Wenceslas Linck). Проповедник Иоганн фон Цвик (Johannes von Zwick) сыграл важную роль в обращении Констанца, хотя войска Габсбургов вскоре захватили город и силой реставрировали католицизм. Перечень городов, ставших лютеранскими, включал в себя на юге Эслинген, Рейтлинген, Мемминген, Линдау, Аугсбург, Нюрнберг и Регенсбург, а на севере — Магдебург, Эрфурт, Хальберштадт, Данциг и Бремен.

Страсбург стал ключевым для Реформации городом благодаря своему важному положению на торговом перекрестке Рейна и своей традиционно умеренной теологии, средней между лютеранством и реформатством в Швейцарии. В Страсбургском соборе известный проповедник Гейлер фон Кайзерсберг (Geiler von Kaisersberg) выступал на злобу дня и призывал к реформе. В Страсбурге существовало общество гуманистов-реформаторов, которым руководил ревностный моралист Яков Вимпфелинг (Jacob Wimpfeling). Талантливый политический деятель, городской секретарь Яков Штурм (Jacob Sturm) стал лютеранином. Книгоиздатели большими тиражами публиковали труды Лютера и Меланхтона. Первым Страсбургским лидером Реформации стал Маттиас Зелль (Matthias Zell), священник и руководитель исправительного дома, проповедовавший в боковой капелле собора с 1521 года, со своей женой Екатериной, вышедшей за него в 1523 году. Будучи талантливым оратором, он критиковал извращения и проповедовал евангельскую весть перед огромными аудиториями. Он и Екатерина постоянно защищали и принимали таких сектантов как анабаптисты и были открыты к мистическим идеям о внутреннем свете таких религиозных мыслителей как Каспар Швенкфельд.

В 1523 году в город прибыл Мартин Буцер (1491—1551), незнакомец, который быстро принял на себя руководство движением. Еще мальчиком он стал доминиканцем, учился в Шлеттштадской латинской школе в Эльзасе и был знаком с эразмитом, молодым гуманистом Беатием Ренанием. В 1518 году он услышал и полностью принял то, как Лютер отстаивал свои теологические позиции перед августинцами в Гейдельберге. Он участвовал в Рыцарском восстании, будучи капелланом фон Зиккингена. В 1523 году городской совет Страсбурга узаконил евангельскую проповедь с кафедр городских церквей, а в следующем году, согласно новым постановлениям о церковном устройстве, евангельские проповедники реорганизовали приходы. Таким образом общественное сознание готовилось к новым отношениям гражданского права и учениям библейских реформаторов, а Буцер, при умелом содействии Вольфганга Капитона (1478—1541), бывшего гуманиста-эразмита, ставшего реформатором, работал над осуществлением модели христианского общества. Традиционно город был необычайно терпим и гостеприимен ко всякого рода протестантским беженцам. Эдикт от 27 июня 1527 года составили для защиты города от беспорядков со стороны фанатиков.

В 1530 году в Аугсбурге четыре южно-германских города: Страсбург, Констанц, Линдау и Мемминген представили доктринальное исповедание Confessio tetrapolitana, написанное Буцером и Капитоном. В исповедании очевидны настроения швейцарских реформаторов, в том числе отказ следовать лютеранскому учению о реальном присутствии Тела и Крови Христа в Причастии и соответственно вольное отношение к этому вопросу, жесткая критика обрядов и акцент на превосходстве авторитета Писания над авторитетом Церкви. Однако в 1536 году Страсбургские реформаторы совершили поездку в Саксонию и заключили Виттенбергское соглашение по доктринальным вопросам, в том числе и о Вечере Господней, под которым подписались также Лютер и Меланхтон. В 1540 и 1541 годах вместе с Жаном Кальвином и Меланхтоном Буцер посещал дискуссии с католическими теологами в Вормсе и Регенсбурге, всегда стремясь к единству. Его настрой поддерживала вторая жена, благодетельная вдова Вибрандис, пережившая двоих мужей, а также реформаторы Эколампадий и Капитон. Когда после победы императорской армии в 1546 году город был вынужден принять интерим императора, Яков Штурм на коленях просил у Карла поблажки, а Буцер уехал из своего города в Англию Эдуарда VI и окончил свои дни кэмбриджским профессором богословия. Его страстная книга De regno Christi описывает идеальное общество, царство Христа на земле, над которым он так усердно трудился в Страсбурге.

В Страсбурге приняла ясные очертания новая форма протестантского образования. До того ученики поступали в университеты сразу после окончания соборных, монастырских или городских школ в возрасте всего двенадцати—пятнадцати лет. Под руководством Лютера и Меланхтона была учреждена средняя школа, или гимназия, сочетавшая подготовку к обучению в университете, изучение искусств, литературы и основ евангельской веры. Меланхтон лично активно участвовал в открытии такой школы в Нюрнберге. Памятник ему в натуральную величину до сих пор стоит перед парадным входом. Николай фон Амсдорф, помогавший Лютеру при переводе Ветхого Завета, способствовал открытию школы такого типа в Магдебурге, где был пастором и реформатором. В Страсбурге основателем и директором евангельской гуманистической школы стал Яков Штурм, опубликовавший в 1537 году свою брошюру О правильном преподавании литературы в школах, которая имела широкий успех. Также были основаны новые лютеранские университеты в Марбурге, Кёнигсберге, Йене и других местах, имевшие евангельские теологические факультеты для обучения нового поколения протестантских служителей.

Лютеранство приобрело одну из первых своих обширных территорий, когда Альбрехт фон Гогенцоллерн[31], магистр Тевтонского ордена, по совету Лютера объявил свои владения в Восточной Пруссии светским герцогством под протекторатом польского короля. Его брак с дочерью короля Дании Фредерика I в значительной степени повлиял на распространение Реформации в этой стране. Третье десятилетие шестнадцатого века стало периодом перехода новых крупных земель на сторону лютеран. В Вюртемберге герцог Ульрих, изгнанный и смещенный Габсбургами в 1519 году, вернул себе власть при содействии Филиппа Гессенского и французов в 1534 году. Он обратил землю в протестантство при помощи Иоганна Бренца, разработавшего школьную программу и церковную реформу, включавшую в себя новую литургию. В тот же год Померания перешла в лютеранство и приняла в 1535 году евангельское церковное уложение, подготовленное Иоганном Бугенгагеном. Курфюрст Иоахим II (1535—1571) реформировал Бранденбург в 1539 году, хотя был настолько консервативен, что до 1543 года сохранил нетронутым епископат. Но вероятно наибольшей радостью для виттенбергских реформаторов было обращение в лютеранство герцогства Саксония в 1539 году. В тот год умер непримиримый враг Лютера герцог Георг, и его преемник герцог Генрих (1539—1541) вскоре принял Реформацию. Можно представить удовлетворение Лютера от прочтения праздничной проповеди в том же зале в Лейпциге, где за двадцать лет до того он дискутировал с доктором Экком.

Еще одним достойным внимания завоеванием внутри империи лютеранство обязано обращению Брунсвика-Вольфенбюттеля (Brunswick-Wolfenbuttel) и части Палатината. Северо-западная часть империи вскоре стала очень близка к обращению в протестантство, когда архиепископ Кёльнский, Германн фон Вид (Hermann von Wied), вызвал Буцера и Меланхтона реформировать архидиаконию, но был смещен, и протестантский герцог Вильям Клевский под военным давлением Карла восстановил на своих землях католицизм. В этой части Германии процесс был обращен вспять, и территория в дальнейшем осталась католической.

РАСПРОСТРАНЕНИЕ В СЕВЕРНОЙ И ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ

Реформация вышла за пределы империи и достигла скандинавских стран уже в двадцатых и тридцатых годах шестнадцатого века. На севере Реформация навязывалась сверху при незначительной спонтанной поддержке со стороны народа. Датский король Кристиан II (1513—1523), казнивший в один день восемьдесят своих шведских противников, попытался ввести Реформацию в Дании, надеясь присоединить Швецию для создания сильного единого государства, но оппозиция датского духовенства, дворянства и довольно сильной шведской аристократии вынудили короля бежать в 1523 году. В изгнании он посетил Виттенберг и подарил жене Лютера Катарине красивое кольцо, которым она всегда дорожила как памятью о добром поступке неистового и безрассудного человека. Его преемник Фредерик I (1523—1533) был весьма расположен к Реформации и всегда помнил пример своего удачливого зятя герцога Альбрехта Прусского, но был связан обещанием консервативному дворянству не предпринимать шагов против старой церкви. В собственных герцогских землях, Шлезвиге и Гольштейне, он разрешил евангельскую проповедь и назначил судебным капелланом евангельского проповедника Ханса Таусена, обучавшегося в Виттенберге. В 1527 году он убедил сейм в Оденсе проявить терпимость к лютеранам в ожидании созыва Собора. В 1529 году Кристиан Петерсен опубликовал датский перевод Нового Завета, оказавший сильное влияние на формирование современного датского языка. Полномасштабная Реформация не была возможна до 1536 года, когда следующий король Кристиан III (1534—1559) ввел положение о новой евангельской церкви, составленное странствующим приверженцем протестантизма, лютеранским «доктором Поммером», померанским и виттенбергским проповедником Иоганном Бугенгагеном. Семь епископов стали суперинтендентами, хотя титул епископа был позднее восстановлен в новом значении. Король стал главою церкви, являясь архиепископом, а через некоторое время было официально принято Аугсбургское вероисповедание.

Успех Кристиана III в реформировании Дании совпал с его политическими и военными победами над Норвегией. Из-за того что норвежцы поддержали датских диссидентов в гражданской войне между двумя Кристианами, теперь он вынудил их отказаться от независимости и принять лютеранство как официальное исповедание. С Исландией, тогда норвежской провинцией, произошло то же.

По стечению обстоятельств, между 1521 и 1523 годом лютеранство переплелось с национальным движением шведов за независимость от Дании. Новый король Густав Ваза (1523—1560) возглавил движение сопротивления датчанам и 7 июня 1523 года был коронован шведским парламентом. Сам он благоволил к лютеранству и, кроме того, верил, что введение лютеранства укрепит движение за независимость. В 1527 году в Вестеросе он вынудил парламент принять решение о переходе церковного имущества к королю и разрешить евангельскую проповедь. Ему весьма содействовала пропаганда лютеранских идей двумя братьями Олафом и Ларсом Петри (Olaf and Lars Petri), учившимися в Виттенберге, и Ларсом Андерсоном (Lars Andersson). Они выпустили шведский перевод Библии, сделанный на основе немецкой Библии Лютера, и руководили образовательной реформой в стране. Шведская Реформация была очень консервативна, сохранив епископство и претензию на апостольскую преемственность вкупе со многими католическими традициями, обрядами и церемониями, такими как почитание святых, молитвы за умерших и экзорцизм. Потребовалось еще одно поколение, прежде чем лютеранство распространилось по всей стране. Обращенной и сохранившей лютеранство Швеции было суждено сыграть великую политическую роль в следующем веке.

Будучи частью Швеции, Финляндия последовала за нею. Великий финский реформатор Микаэль Агрикола (1508—1557) учился и преподавал в Виттенберге. Он перевел на финский язык Новый Завет, Псалтирь и некоторых пророков, таким образом содействовав развитию финского литературного языка.

Главным центром лютеранства в Прибалтике стал город Рига. Германские купцы-лютеране в Прибалтике были активнейшими миссионерами нового движения. Уже в 1523 году в Риге ощущалось сильное евангельское влияние, а в 1539 избрали евангельского архиепископа. Ливония и Эстония последовали примеру Риги. В 1561 году магистр меченосцев в Курляндии обратился в лютеранство и объявил свои земли светским герцогством под протекцией короля Польши.

Польша Ягеллонов простиралась от реки Висла на западе до Днепра на востоке, почти достигая Черного моря. Кроме поляков, эту разнородную в этническом и религиозном отношении страну также населяли римо-католические литовцы, греко-православные малороссы, а города западной Польши изобиловали торговыми поселениями немцев и евреев, игравших важную роль в экономической жизни страны. Реальная власть короля была незначительна, потому что магнаты[32] практически обладали автономией, а в 1505 году польский сейм принял закон, согласно которому рассмотрение нового дела этим органом было возможно только с согласия всех трех сословий, и еще один, запретивший королю содержание боеготовой армии. В силу глубокой децентрализованности страны, полное ее обращение по инициативе короля, согласно известной схеме, было невозможно. Не обладавший значительной властью король Сигизмунд II Август[33] (1548—1572) не мог справиться с поражением на всех фронтах, отступая перед Иоаном IV Московским, пасуя перед союзом Бранденбурга и Восточной Пруссии Гогенцоллернов, идя на все новые и новые уступки аристократии, особенно в Малой Польше[34], т.е. в юго-западных землях долины Вислы.

Именно в этой области Реформация укоренилась более всего. По имеющимся данным, там существовало 265 протестантских общин, что можно сравнить со 120 протестантскими общинами в Великой Польше[35] на северо-западе. В Западной Пруссии и «Великой Польше» лютеранские церкви и Богемские братья[36] составляли большинство, в то время как в Малой Польше развивалась церковь в духе Кальвина, от которой отпочковывались группы, оспаривавшие учение о Троице. Центр этого движения, прозванного социнианским[37] в честь основателей Лелио Социна и его племянника Фауста Социна (1539—1604), находился в Ракове, где располагалась их церковная школа, и где был напечатан их собственный катехизис, а также исповедание веры (Второй Раковский катехизис 1605 года). В 1638 году их школу разрушили, а в 1658 году их выдворили из Польши как «арианскую секту»[38]. Многообразный протестантизм процветал в Польше лишь на протяжении шестидесяти лет. Со временем Римский Католицизм приобрел статус национальной религии, став важным объединительным фактором, отделявшим поляков от русского Православия на востоке, прусского Лютеранства на севере и востоке.

Идеи Лютера поначалу часто отождествлялись с идеями Яна Гуса[39], богемского еретика, сожженного в Констанце. На дебатах в Лейпциге Лютер заявил, что не все осужденные Собором тезисы Гуса были ложными. В 1523 году Лютер даже посвятил книгу пражскому городскому совету, призывая его порвать с Римом. Логично было ожидать, что Лютеранство утвердится в Богемии. Но на деле оно распространилось только среди германцев на севере и в Моравии. Богемские братья, радикальные гуситы, одобрительно смотрели на Лютеранство, в то время как более консервативные утраквисты[40], заключившие мир с Католической церковью, успешно препятствовали объединению различных направлений с новым протестантизмом. Конрад Кордат (Conrad Cordatus), студент Лютера, записавший его Застольные речи, донес евангельскую веру до словацких шахтеров, где Лютеранство выжило в последующие столетия.

В условиях непримиримой враждебности и гонений со стороны Фердинанда[41] наиболее удивительно распространение протестантизма в придунайских землях Габсбургов. В Лютеранство обратились не только города верхней Венгрии, населенные большим числом немцев, но даже большинство мадьярских магнатов. Со временем к их числу примкнула семья Яна Заполя, прежнего короля под турецким игом. Наиболее влиятельным реформатором был Маттиас Девэ Биро (Mathias Devai Birо), виттенбергский студент и друг Меланхтона. В 1543 году он вернулся из своего швейцарского изгнания, чтобы повести протестантское движение в направлении Гельветического исповедания. В Австрии многие влиятельные дворяне-землевладельцы тоже стали лютеранами, но основные центры движения располагались в таких городах как Грац и Клагенфурт. На время показалось, что вся Австрия может перейти в протестантский лагерь, выскользнув из рук Габсбургов, но те вновь постепенно укрепляли хватку.

БОРЬБА ЗА ВЫЖИВАНИЕ

Лютер был бойцом, осознававшим неизбежность конфликта между старым и новым. Он предвидел наихудшее:

«Желание успокоить этот шум — есть не что иное, как противление Слову Божию и устранение его с пути. Куда бы ни приходило Слово Божие, оно приходит изменить и обновить мир... Вы не понимаете, что шум и опасности возрастают в мире вместе с истиною и деяниями Божиими. По этой причине вы страшитесь, что Небеса оглушат вас. А я, по благодати Божией, ясно различаю эти вещи, ибо предвижу другой, превосходящий нынешние крики шум, который поднимется в грядущих веках. По сравнению с тем ревом эти вопли не громче, чем легкое дуновение ветерка или тихое журчание ручья».[42]

При этом Лютер непреклонно возражал против применения силы и пролития крови ради защиты вероучения или жизни. Однако годы спустя юристы убедили его в праве протестантских князей воевать ради самозащиты, когда император посылал против них войска, что значительно превышало его императорские полномочия. В любом случае, не Лютеру было принимать практические решения по организации защиты от Габсбургов и католических князей.

Не предвещающие добра действия начались уже в июле 1525 года, когда некоторые католические князья, среди которых стоит отметить герцога Георга Саксонского, Альберта Майнцского, Иоахима I Бранденбургского, Эриха и Генриха Брунсвикских (Erich and Henry of Brunswick), для искоренения евангельского учения образовали Дессаузский союз. Молодой евангельский правитель Филипп Гессенский вместе с курфюрстом Иоганном Фридрихом Саксонским и несколькими мелкими князьями ответили образованием Готасского (Gotha) союза, который еще назывался Торгауским союзом — по названию города, в котором в феврале 1526 этот союз был утвержден. В том же году Гессен и Саксония организовали поместные церкви с протестантским уставом. Напряжение возросло, когда в 1528 году Отто фон Пакку (Otto von Pack) из администрации герцога Георга Саксонского было доложено о существовании заключенного католическими князьями союза с целью уничтожения лютеран. Подозрительность и враждебность сохранились несмотря даже на то, что письмо с сообщением о существовании такого соглашения оказалось фальшивкой. В феврале 1531 года большое число протестантских князей создали Шмалькальденский союз, чтобы не допустить выполнение решения Аугсбургского сейма, приговорившего к уничтожению Лютера и евангельское движение. Был разработан юридический постулат, согласно которому власть удельных князей является прямым божественным установлением, а власть императора вторична, в силу того что он избран курфюрстами от имени князей. Последовало десятилетие относительного спокойствия и дальнейшего распространения лютеранства.

Протестантский лагерь подвергся чувствительному удару из-за скандала, вызванного двоеженством Филиппа Гессенского и его сепаратного договора с императором. По-видимому, жене Филиппа Кристине, дочери герцога Саксонского, не удалось удовлетворить темперамент князя. Роковой женщиной в этой драме стала Маргарет фон дер Цаал (Margaret von der Saal), придворная красавица, мать которой устроила дочери выгодный брак. В годы своей молодости Филипп был законченным блудником, но теперь протестантская мораль не позволяла ему столь свободно выходить за рамки закона, — по крайней мере, данного закона. Жена Филиппа дала согласие на второй брак, а Лютер, Меланхтон и Буцер[43] высказали свое духовное суждение, что двоеженство предпочтительнее развода, поскольку подтверждается практикой Ветхого Завета. При всей необычности такого ответа, он был аналогичен совету, данному папой Климентом VII[44] Генриху VIII[45] в качестве решения дилеммы[46]. Лютер наивно верил в искренность и силу угрызений совести Филиппа и полагал, что его второй брак был меньшим из двух зол. После заключения второго брака в марте 1540 года поднялся большой шум. Филипп преступил законы империи, поставив свой титул и земли под угрозу. Осознав свою уязвимость, 13 июня 1541 года Филипп заключил сепаратный мирный договор с императором. Договор был подписан его зятем Морицем Саксонским, некоторое время спустя покинувшим Шмалькальденский союз, перейдя на сторону императора, что стало страшным ударом для протестантской обороны и равновесия сил в империи. Карл был готов атаковать своих врагов.

В 1545 году в Тренте был созван Собор. 18 февраля 1546 года умер Лютер. Казалось, все благоприятствовало окончательному решению проблемы с ересью в империи. Карл выступил со своей армией в 1546 году вместе с папой Павлом III[47], герцогом Фердинандом[48], герцогом Вильгельмом Баварским, Морицем Саксонским и несколькими мелкими евангелическими князьями в качестве союзников. За год он покорил Южную Германию и принудил южно-германские протестантские города к капитуляции. Затем он двинулся в Северную Германию и 24 апреля 1547 года при Мюльберге основательно разбил лютеранские силы, взяв в плен курфюрста Иоганна Фридриха Саксонского и эрцгерцога Филиппа Гессенского. При капитуляции Виттенберга 19 мая 1547 года к Морицу перешли от Иоганна Фридриха права курфюрста и многие территории, включая Виттенберг.

В июне 1548 года Карл изложил основные положения католического учения в документе, известном как Аугсбургский интерим, и попытался навязать его немцам. Меланхтон и католический епископ Пфлюг Наумбургский (Pflug of Naumburg) составили свой вариант изложения учений, известный как Лейпцигский интерим, который, как они надеялись, был более приемлем для лютеран, но встретил сильное сопротивление, потому что многие протестантские города и земли открыто отвергли такой вариант. В этой ситуации отличавшийся макиавеллевским характером Мориц увидел для себя выгодную возможность. Он искусно продвинулся на руководящее положение в Шмалькальденском союзе. Союз уже пожертвовал французскому королю Генриху II[49] города Мец, Туль и Верден в обмен на помощь в сопротивлении императору. Император Карл подвергся военному поражению и позору, не сумев взять Мец. Неожиданно напав на Карла, курфюрст Мориц окружил императорские войска близ Рёйтте[50] и вынудил их сдаться. Под Инсбруком[51] он почти захватил в плен самого императора. Карл бежал на юг через перевал Бреннер, отступив к Лиенцу и Филлаху. Поражение вызвало у него шок, от которого он так и не оправился. В Пассауском соглашении августа 1552 года император вынужден был выдать Филиппа так же, как выдал Иоганна Фридриха, и позволить лютеранам проповедовать свое учение до следующего заседания рейхстага.

В 1555 году на Аугсбургском сейме полный провал попыток императора подавить Реформацию в империи был признан официально. Протестантские князья выдвинули на сейме целый ряд различных требований: от консервативной Саксонии, наиболее озабоченной обеспечением стабильного мира, до герцога Кристофа Вюрцбургского (Christoph of W.), добивавшегося уступок, которые бы гарантировали Реформации дальнейшие успехи. После утомительных переговоров, длившихся с февраля по сентябрь, были составлены условия Аугсбургского религиозного мира, заключение которого вызвало всеобщую радость. Лютеранским городам и землям гарантировалась безопасность, и все обязались хранить вечный и безусловный мир. Принцип cujus regio, ejus religio[52] теперь уравнял лютеран с католиками, т.е. каждая земля получила право самостоятельно избирать себе официальную религию. Церковное имущество, находившееся в распоряжении протестантов до Пассауского соглашения, должно было остаться в их руках, но с этого момента любой обращавшийся в протестантизм католический епископ терял свой сан, земли и привилегии, что называлось reservatio ecclesiastica[53]. Религиозный мир принес право, о котором еще при жизни ходатайствовал Лютер: христианам было разрешено свободно перемещаться из одной земли в другую, более отвечающую их религиозным убеждениям. С провозглашением мира, по всем лютеранским землям звонили колокола, — наконец было отвоевано право мирного сосуществования. Со всеми его компромиссами и недостатками, Аугсбургский мир принес земле относительное спокойствие до тех пор, пока более чем полтора столетия спустя не разразилась ужасная Тридцатилетняя война.

Император Карл основательно устал и пал духом. При драматических обстоятельствах в 1556 году он отрекся от всех титулов и, тщательно подготовив своему сыну Филиппу[54] преемственность на престолах Испании, Голландии и испанской Италии, а своему брату Фердинанду императорский трон, уединился в замке близ монастыря Сан Жеронимо де Юсте в Испании, чтобы подготовиться к отходу в мир иной. Там он и умер в сентябре 1558 года. Он вознес власть Габсбургов до наивысшей точки. Однако жизнь императора была трагична и печальна. Как в победах, так и в поражениях осознание временности этой земной жизни и надежда на лучшую грядущую жизнь сохранили его от высокомерия и глубокого отчаяния. Честный и целеустремленный, он был человеком потрясающего характера. Достаточно иронии в том, что его сравнивали с Лютером, который стремился реформировать старую церковь, а основал новую, и с Колумбом, который искал древний Восток, а открыл Новый Свет. В свою очередь Карл был предан идее обновления средневекового идеала всемирной монархии, а на самом деле позволил империи ослабнуть и заложил основы испанской империи, испанской гегемонии в Европе.

________________________________________
[1] Еккл. 10:17. — Прим. ред.
[2] МЕХЕЛЕН (Малин) (флам. Mechelen, франц. Malines), город в Бельгии, на р. Диль. — Прим. ред.
[3] АДРИАН VI. — Прим. ред.
[4] КУРФЮРСТЫ (нем. Kurfursten, букв. князья-избиратели), в «Священной Римской империи» князья (духовные и светские), за которыми с 13 в. было закреплено право избрания императора. Юридически коллегия курфюрстов была оформлена Золотой буллой 1356. — Прим. ред.
[5] АХЕН (Aachen), город в Германии, земля Сев. Рейн-Вестфалия. Известен с 1 в. как римское поселение Акве-Грани у целебных источников. В кон. 8—нач. 9 вв. главная резиденция Карла Великого. — Прим. ред.
[6] ИБЕРИЯ (Iberia; от наименования иберов), древнее название Испании. — Прим. ред.
[7] ЯГЕЛЛОНЫ (Jagiellonowie), королевская династия в Польше в 1386—1572, Великом княжестве Литовском в 1377—1401, 1440—1572, Венгрии в 1440—44, 1490—1526, Чехии в 1471—1526. Основатель: Ягайло. — Прим. ред.
[8] ГАНЗА (нем. Hanse), торговый и политический союз северо-немецких городов в 14 (окончательное оформление) 16 вв. (формально до 1669) во главе с Любеком. Ганзе, осуществлявшей посредническую торговлю между Зап., Сев. и Вост. Европой, принадлежала торговая гегемония в Сев. Европе. В Ганзу входило до 100 городов, в т. ч. Ревель (Таллинн), Дерпт (Тарту), Рига и др. С кон. 15 в. начался упадок Ганзы. — Прим. ред.
[9] КРИСТИАН II (Christian) (1481—1559), король Дании и Норвегии в 1513—23, Швеции в 1520—23; из Ольденбургской династии. В последний раз в 1520 восстановил датско-шведскую унию, расправившись с ее противниками (см. Стокгольмская кровавая баня). Свергнут датскими дворянами. — Прим. ред.
[10] Впоследствии король Франциск I.
[11] ОРЛЕАНСКИЙ ДОМ, младшие ветви королевских династий Валуа и Бурбонов. Наиболее известные представители: французские короли Людовик XII (правил в 1498—1515) и Луи Филипп (правил в 1830—48). — Прим. ред.
[12] ГЕНРИХ II (Henri) (1519—59), французский король с 1547, из династии Валуа. Учредил в 1547 «Огненную палату». Войска Генриха II заняли в 1552 епископства Мец, Туль, Верден (в «Священной Римской империи»). В 1559 подписал Като-Камбрезийский мир, завершивший Итальянские войны 1494—1559. — Прим. ред.
[13] ЕКАТЕРИНА МЕДИЧИ (Catherine de Medicis) (1519—89), французская королева с 1547, жена Генриха II. В значительной мере определяла государственную политику в период правления сыновей: Франциска II (1559—60), Карла IX (1560—74), Генриха III (1574—89). Одна из организаторов Варфоломеевской ночи.
[14] ГЕНРИХ VIII (1491—1547), английский король с 1509, из династии Тюдоров. При Генрихе VIII проведена Реформация. В 1534 провозглашен главой англиканской церкви. В 1536 и 1539 проведена секуляризация монастырских земель. Издал ряд законов против экспроприированных крестьян. — Прим. ред.
[15] КАЛЕ (Calais), город во Франции, порт у пролива Па-де-Кале. В сер. 14— сер. 16 вв. городом владели англичане. — Прим. ред.
[16] АНЖУ (Anjou), историческая область во Франции. Включает департаменты Мен и Луара и частично Эндр и Луара, Майен, Сарта. Главный город Анже. — Прим. ред.
[17] СФОРЦА (Sforza), династия миланских герцогов в 1450—1535 (с перерывом в нач. 16 в.). Главный представитель Франческо Сфорца. — Прим. ред.
[18] ЕКАТЕРИНА АРАГОНСКАЯ (Catherine of Aragon) (1485—1536), первая жена английского короля Генриха VIII (с 1509). Его развод с Екатериной Арагонской (официально в 1533) и женитьба на Анне Болейн послужили поводом для разрыва с папой римским и начала Реформации в Англии. — Прим. ред.
[19] КЛИМЕНТ VII (Clemens) (в миру Джулио де Медичи, Giulio de Medici) (1478—1534), папа римский с 1523. Архиепископ Флоренции и кардинал (1513). После ряда колебаний перешел на сторону Франциска I Французского в его борьбе с императором Карлом V, что привело к разграблению Рима императорскими войсками в 1527. Отказался расторгнуть брак Генриха VIII Английского с Екатериной Арагонской, что явилось поводом к Реформации в Английской церкви и отделению ее от Рима. Покровительствовал Рафаэлю, Микеланджело, Челлини. — Прим. ред.
[20] БОЛЕЙН (Boleyn) Анна (ок. 1507—36), вторая жена английского короля Генриха VIII. Развод Генриха с Екатериной Арагонской и женитьба на Болейн (1533), не признанные папским двором, послужили поводом для разрыва с папой и проведения Реформации в Англии. Казнена по обвинению в супружеской неверности. — Прим. ред.
[21] ДОРИА (Doria) Андреа (1466—1560), генуэзский адмирал. Отстаивая независимость Генуи, из тактических соображений служил в ходе Итальянских войн сначала (1522—25, 1527—28) французскому королю Франциску I, затем, изменив ориентацию, императору «Священной Римской империи» Карлу V. С 1528 фактически правитель Генуэзской республики. В 1547 подавил заговор Фиески.
[22] СУЛЕЙМАН I КАНУНИ (Suleyman I Kanuni) (в европейской литературе Сулейман Великолепный) (1495—1566), турецкий султан в 1520—66. При нем Османская империя достигла высшего политического могущества. Завоевал часть Венгерского королевства, Закавказья, Месопотамию, Аравию, территории Триполи и Алжира. — Прим. ред.
[23] ГЕНРИХ II (Henri) (1519—59), французский король с 1547, из династии Валуа. Учредил в 1547 «Огненную палату». Войска Генриха II заняли в 1552 епископства Мец, Туль, Верден (в «Священной Римской империи»). В 1559 подписал Като-Камбрезийский мир, завершивший Итальянские войны 1494—1559. — Прим. перев.
[24] ЯНЫЧАРЫ (тур. yeniceri, букв. новое войско), турецкая регулярная пехота, создана в 14 в. Первоначально комплектовалась из пленных юношей, позже путем насильственного набора мальчиков из христианского населения Османской империи. Ликвидирована в 1826 Махмудом II. — Прим. ред.
[25] ИОАННИТЫ (госпитальеры, Мальтийский орден, Родосские рыцари), духовно-рыцарский орден св. Иоанна (Александрийского, впоследствии Иоанна Крестителя) при госпитале в Иерусалиме. Основан около 1070 как братство, обслуживающее паломников и немощных (отсюда название госпитальеры). В 1291, с потерей христианских владений в Палестине, иоанниты переселяются на Кипр, в 1310 они отвоевали у Византии Родос, но под натиском турок в 1522 покинули его, а в 1530 получили в лен от германского императора Карла V Мальту, которой владели вплоть до 1798. Кроме островных государств, иоанниты владели также двумя независимыми территориями в Германии: Хайтерсхаймом и Зонненбургом. — Прим. ред.
[26] ФЕРДИНАНД I (Ferdinand) (1503—64), император «Священной Римской империи» с 1556, австрийский эрцгерцог; первый король в Чехии и Венгрии из династии Габсбургов (с 1526). Брат Карла V. — Прим. ред.
[27] ШВАБСКИЙ СОЮЗ, союз рыцарей имперских городов, а затем и князей Юго-Зап. Германии. Основан в 1488 в г. Эслинген (Швабия). Стал орудием князей. Его войска участвовали в Крестьянской войне 1524—26. Существовал до кон. 1533—нач. 1534. — Прим. ред.
[28] ЛЕПАНТО (Lepanto), прежнее название г. Нафпактос (Греция); около Лепанто у входа в зал. Патраикос 7 октября 1571 испано-венецианский флот разгромил турецкий флот; последний крупный бой гребных флотов. — Прим. ред.
[29] См. 1 Езд. 1—2 и далее. — Прим. ред.
[30] См. 1 Езд. 1—2 и далее. — Прим. ред.
[31] В 1525 магистр Альбрехт Бранденбургский, перейдя в протестантизм, по совету Мартина Лютера секуляризовал земли Тевтонского ордена в Пруссии, превратив их в светское герцогство. — Прим. ред.
[32] МАГНАТЫ (позднелат. magnates — знатные люди, предводители, от лат. magnus — большой, великий), крупные феодалы, родовитая и богатая знать. У них на службе находились более мелкие дворяне, шляхта. — Прим. ред.
[33] СИГИЗМУНД II Август (Sigismund II Augustus) (1520—72), король польский с 1548 (коронован в 1530), великий князь литовский с 1529, из династии Ягеллонов. Участник Ливонской войны 1558—83. При Сигизмунде II заключена Люблинская уния 1569. — Прим. ред.
[34] МАЛАЯ ПОЛЬША (Malopolska), историческая область Польши, в бассейне верхнего и среднего течения Вислы. Территория расселения вислян, с кон. 10 в. в Польском государстве. — Прим. ред.
[35] ВЕЛИКАЯ ПОЛЬША — историческая область Польши, расположенная в Великопольско-Куявской низменности (Nizina Wielkopolsko-Kujawska), главным образом в бассейне р. Варта. Самый древний город Познань. — Прим. ред.
[36] ЧЕШСКИЕ БРАТЬЯ (Богемские братья, Моравские братья, Община чешских братьев), религиозная секта в Чехии, основана в сер. 15 в. последователями П. Хельчицкого. Отрицали государство, сословное и имущественное неравенство, проповедовали отказ от насильственной борьбы. После поражения Чешского восстания 1618—20 разгромлены. — Прим. ред.
[37] СОЦИАНСТВО, или антитринитарное учение социан, — отрицало божественность Христа. Основатель социанства — Фауст Социн, развивший идеи своего дяди Лелио Социна. Церковная организация социан сильно напоминает кальвинистскую. — Прим. ред.
[38] АРИАНСТВО, течение в христианстве в 4—6 вв. Его зачинатель — священник Арий (ум. в 336) из г. Александрия. Ариане не принимали один из основных догматов официальной христианской церкви о единосущности Бога Отца и Бога Сына (Христа); по учению Ария, Христос — как творение Бога Отца — Существо, ниже Его стоящее. Арианство осуждено как ересь церковными соборами 325, 381. — Прим. ред.
[39] ГУС (Hus) Ян (1371—1415), национальный герой чешского народа, идеолог чешской Реформации. В 1402—03, 1409—10 ректор Пражского (Карлова) университета. Вдохновитель народного движения в Чехии против немецкого засилья и Католической церкви (порицал торговлю индульгенциями, требовал возвращения к принципам раннего христианства, уравнения в правах мирян с духовенством). Осужден церковным собором в Констанце и сожжен. — Прим. ред.
[40] Утраквисты — от лат. utrque; ЧАШНИКИ (каликстинцы, подобои), в Чехии в 1-й пол. 15 в. умеренное крыло гуситов, требовавшие причащения в обоих видах (Тела и Крови). Заключив в 1433 соглашение (Пражские компактаты) с католическими силами, нанесли (1434) решающее поражение таборитам у Липан. — Прим. ред.
[41] ФЕРДИНАНД I (Ferdinand) (1503—64), император «Священной Римской империи» с 1556, австрийский эрцгерцог; первый король в Чехии и Венгрии из династии Габсбургов (с 1526). Брат Карла V. — Прим. ред.
[42] Цитата из Э. Гордона Руппа, Праведность Божия (Лондон, 1953 г.), стр. 273.
[43] БУЦЕР (Bucer или Butzer) Мартин (1491—1551), деятель протестантской Реформации, первоначально монах-доминиканец, затем соратник Лютера. С 1523 в Страсбурге, с 1549 в Англии, профессор в Кембридже. Оказал влияние на Кальвина (учение об евхаристии и предопределении).
[44] КЛИМЕНТ VII (Clemens) (в миру Джулио де Медичи, Giulio de Medici) (1478—1534), папа Римский с 1523. Архиепископ Флоренции и кардинал (1513). После ряда колебаний перешел на сторону Франциска I Французского в его борьбе с императором Карлом V, что привело к разграблению Рима императорскими войсками в 1527. Отказался расторгнуть брак Генриха VIII Английского с Екатериной Арагонской, что явилось поводом к Реформации в Английской церкви и отделению ее от Рима. Покровительствовал Рафаэлю, Микеланджело, Челлини. — Прим. ред.
[45] ГЕНРИХ VIII (1491—1547), английский король с 1509, из династии Тюдоров. При Генрихе VIII проведена Реформация. В 1534 провозглашен главой англиканской церкви. В 1536 и 1539 проведена секуляризация монастырских земель. Издал ряд законов против экспроприированных крестьян. — Прим. ред.
[46] Климент VII посоветовал Генриху VIII оставить все так, как оно было в тот момент. То есть, сохраняя прежнюю жену, содержать любовницу. Это, по словам папы, было меньшим грехом, чем развод и повторная женитьба. — Прим. ред.
[47] ПАВЕЛ III (Paulus) (в миру Александр Фарнезе, Allessandro Farnese) (1468—1549), папа Римский с 1534. Кардинал с 1493. Вел борьбу с Реформацией, утвердил орден иезуитов (1540), подготовил и созвал в 1545 Тридентский (Трентский) собор.
[48] Очевидно, ФЕРДИНАНД I (Ferdinand) (1503—64), император «Священной Римской империи» с 1556, австрийский эрцгерцог; первый король в Чехии и Венгрии из династии Габсбургов (с 1526). Брат Карла V. — Прим. ред.
[49] ГЕНРИХ II (Henri) (1519—59), французский король с 1547, из династии Валуа. Учредил в 1547 «Огненную палату». Войска Генриха II заняли в 1552 епископства Мец, Туль, Верден (в «Священной Римской империи»). В 1559 подписал Като-Камбрезийский мир, завершивший Итальянские войны 1494—1559. — Прим. ред.
[50] Рёйтте — город в Тироле, Австрия. — Прим. ред.
[51] ИНСБРУК (Innsbruck), город в Австрии, административный центр земли Тироль, на р. Инн. — Прим. ред.
[52] Лат. — кто правит, тот определяет религию.
[53] Впрочем, эта оговорка не была утверждена официально. — Прим. ред.
[54] ФИЛИПП II (Felipe) (1527—98), испанский король с 1556, из династии Габсбургов. Его политика способствовала укреплению испанского абсолютизма. Усилил гнет в Нидерландах. Поддерживал инквизицию. Вел войны с Англией и Францией. Присоединил к Испании в 1581 Португалию. — Прим. ред.