Поиск:


    
РАССЫЛКА
RSS
 

Ошибка Предателя Гольдштейна

Автор: Александр Суханов






Существует "символ веры" левой социологии, в утрированно-пародийном виде вложенный в уста Оруэловского Предателя Гольдштейна - учение о трехчленном устройстве любого современного общества (Внутренняя партия, Внешняя партия и пролы). Низы всегда настолько забиты и тупы, что не могут даже и помыслить об изменении своего положения; средний слой вожделеет власти и привилегий верхнего и натравливает низы, организует революцию; верхи свергаются и физически уничтожаются, их место занимает средний слой, а низы отправляются обратно в свои подвалы и катакомбы - ожидать момента, когда следующий средний класс придет к ним поднимать их против уже этих верхов.

Так вот, в Метрополисе1 это не так. И главное отличие - четырехклассовая структура, существование двух нижних классов - людей из Зоны 1 и роботов.

Кто такие роботы Метрополиса? Давайте только ясно поймем, что "три закона роботехники" и прочая железно-позитронная параферналия не имеет к искусству никакого отношения. В конце концов, нам предстоит вместе с Кенъити полюбить одного (одну) из них и сострадать ему. Так что запомним, что в любой даже не гениальной, а просто хорошей НФ роботы - это такие люди.

Кстати, роботы у Азимова, одного из двух основоположников жанра - такие утрированные протестанты, у которых 10 заповедей усохли до трех законов (зато самых лучших, воплощающих ту часть декалога, с которой не мог не согласиться атеист, скептик и пессимист Азимов). Так что о роботах Метрополиса мы смело будем говорить как о "социальном слое", не отвлекаясь на то, что "они же не люди".

Подумаешь. Негры, евреи или кавказцы тоже "не люди", однако мы же их на этом основании из социального анализа не исключаем? Тут, естественно, должен быть смайлик, только я не знаю, такой :-) или такой :-(

Роботы не только делают всю работу на производстве - черную и квалифицированную. Как мы видим на примере Перо, они могут быть, фактически, чиновниками государственной власти, наделенными немалыми служебными полномочиями. По-видимому, они своей работой удовлетворены. С другой стороны, они не только политически бесправны; принимаются меры, призванные их морально унизить. Кстати, это означает не только то, что роботы имеют человеческое достоинство - мы уже с этим согласились, - но и что люди Метрополиса признают за ними это достоинство и стараются его утеснить. Зачем запрещать называться человеческим именем тому, кто его иметь не хочет?

С другой стороны, есть люди. Большая их часть живет на нищенское пособие, плодит детей, обреченных на ту же судьбу (образование не входит в "социальный пакет"). Их депрессивный облик разительно отличается от бодрого, веселого, а в критических ситуациях отважного поведения роботов. Однако они - полноправные граждане и избиратели. Им позволяется восторгаться подачками и фейерверками и всегда голосовать за того, кто выплатит им очередное пособие. А, собственно, какой вариант им можно предложить - голосовать за того, кто не станет платить пособие?

А еще нижний класс ненавидит роботов, которые воплощают разрушенную прежнюю жизнь, в которой была работа, ощущение собственной нужности и, пусть призрачная, надежда выбраться наверх.

Эта конструкция обладает громадной устойчивостью и вовсе не беременна постоянными революциями, как трехклассовая модель Предателя Гольдштейна.

Во-первых, роботы приняли на себя большинство конструктивных функций среднего класса. Но они не являются настоящим средним классом, они не могут организовать революцию руками низов - слишком уж те их ненавидят.

Во-вторых, "верхний средний класс", периферия верхушки людей, не может организовать революции, потому что не обладает деловыми качествами и руководящим престижем, свойственным "традиционному" среднему классу, все это у них тоже отняли роботы. Они могут только участвовать в дворцовых интригах и верхушечных переворотах.

Наконец, если роботы, имеющие в своих рядах и "нижний средний класс", и "армию пролетариев", попытаются восстать - против них будет и отсутствие политического опыта, и неверие в победу, вызванное постоянной униженностью. А главное - их можно будет без труда поставить меж двух огней, между "милицией Мардука", этими боевыми фашистскими отрядами элиты, и ненавистью народных масс из Зоны 1. Которых, вполне вероятно, содержат на пособии именно на этот случай.


Источник: metropolis.otaku.ru
Дата: 28 февраля 2006


Примечания редактора:

1 (обратно к тексту) Речь идёт об анимационном фильме "Метрополис" (Metropolis) режисёра Ринтаро.
 
   


(С) «УрбанФабр»
urbanfabr@mail.ru
Rambler's Top100